3 0 3652

Daybook В списке лучших по мнению редакции за 5-s@Model.selectedAsBestInMonth.year Проза: Рассказы

 

В моей коробочке совсем холодно.

Чт. 02.04.2020, 20:45

В моей коробочке совсем холодно. Она всегда остывает за ночь, и ближе к утру, как бы сильно не кутался в свои одеяла, всё равно замёрзну. Сцепив стучащие зубы, буду прислушиваться, пытаясь уловить малейший шорох. Главное не выдать себя раньше времени.

Обстановка повлияла на мое сознание таким образом, что я начал бояться пробуждений. Из-за этого страха долго не могу уснуть. Но, все-таки отключаюсь в ещё тёплой, не остывшей после дневной езды машине. Её двигатель согревает меня полночи, пока не остынет полностью. И перед рассветом я буквально съёживаюсь, сворачиваясь своим примитивным калачиком.

Первое, что чувствую, когда просыпаюсь в полной темноте, холоде и тишине, - это горечь. В это мгновение отчаянно хочу, чтобы кто-то был рядом, мечтаю хотя бы услышать чей-то голос, всё равно чей. Чтобы как-то превозмочь гнетущее состояние, так и хочется заорать. Но, нельзя. Потому что то, с чем я имею дело, всё так же изворотливо. Оно так и ждёт моей ошибки.

Поэтому каждое утро я подавляю крик, нахожу в себе силы выбраться из-под одеял и тихо (очень важно не шуметь, не привлекать к себе внимания), одну за другой, открываю все шесть бойниц. Потом возвращаюсь на ложе в центре коробочки и беру в руки автомат. Затвор на нём передёрнут ещё вечером – я всегда должен быть готов. Потом я прячусь под одеялами и наконец-то ору. Долго и протяжно, как следует. Жду. Как правило, десяти-двадцати секунд достаточно.

Когда они видят предмет, типа моей коробочки, то подходят к нему, исследуют, но не долго, потом стоят и ждут. Впадают в состояние анабиоза, пока их что-то не пробудит. Например, крик. Возвращение к их прежнему состоянию происходит мгновенно, а десять-двадцать секунд – это тот короткий промежуток времени, который им необходим для того, чтобы добраться до бойниц.

Вот так вот. Стоит моя коробочка ранним утром посреди поля, собирает росу на свои пыльные борта, а рядом, как сегодня утром, дремлют два жарга. Неожиданно они слышат мой крик и бросаются к коробочке. И вот я уже вижу их перекошенные, грязные, покрытые струпьями лица в проёмах бойниц. Они пытаются протиснуть свои головы, тянут руки, но отверстия слишком малы для этого. Сквозь бойницы свободно может пройти только ствол автомата.

Я не поднимаюсь с ложа. Сидя, завернувшись в одеяла, стреляю им в лица. Потом можно подождать ещё немного и открыть верхний люк, чтобы тепло наконец-то попало внутрь. Через него следует осмотреться и, если всё нормально, приводить себя в порядок и вновь отправляться в путь.

Зачем я это пишу? Потому что, быть может, хотя бы после этого смогу уснуть быстрее.

 

Мир сквозь окно.

Пт 10.04.2020, 21:10

Открывающийся передо мною пейзаж, ограничен пределами небольшого окна механика-водителя. Но, все же, я вижу дорогу, поля с брошенной техникой, тракторами и комбайнами. Вид опустевших улиц сёл в лучах садящегося солнца – довольно удручающая картина.

Я решил избегать городов, потому что там осталось слишком много жаргов. Да, там может быть больше еды, но, как бы ни был велик боекомплект моей коробочки, я боюсь рисковать. В городе может не быть возможности слить спокойно оставшийся бензин из бака какой-нибудь машины. К тому же я могу рулить голодным несколько дней по объездным дорогам.

Это стало нормальной практикой: просыпаться, завтракать и садиться за руль. По пути останавливаться только возле машин и придорожных кафе, чтобы заправиться или бензином, или едой. Два месяца назад я считал это ключом к своему спасению, сейчас сильно в этом сомневаюсь.

Находиться в постоянном движении, ехать к фарпостам уже изолированной страны, в которой я неожиданно застрял, казалось хорошей идеей. Вот только я не учёл, что соседнюю страну тоже могли изолировать. И следующую тоже. Но, всё не может быть так плохо, когда-то я доберусь до своих.

Помню, как меня мобилизовали. «Что может быть проще?» - думал в тот момент. Отстреливать со стены ведомых только рефлексами жаргов – плёвое дело. Наивный дурак. Хорошо, если жарг достаточно обезображен. Не испытаешь к нему жалости, холоднокровно выстрелишь. Но когда видишь сквозь оптический прицел то, что когда-то было школьником? Светловолосым мальчуганом, с рюкзаком за спиной. И видно же, что ему не перегрызали горло, чтобы обратить, а, может, всего раз укусили за руку. И вот он бредёт к стене, на которой я сижу и целюсь в его светловолосую, бледную головку. И думаю: «За что это человечеству?».

Стреляю.

За что это мне?

 

Воспоминание.

Пн 04.05.2020, 22:02

Меня преследует одно и то же воспоминание. Видимо, уже больше не о чём думать, сидя за рулём коробочки. Кажется, я перебрал все свои мысли, всё проанализировал. Недавно, месяц назад пришёл к выводу, что меня ничто в жизни так не бесит, как социальное расслоение.

Есть пример. За ним не надо далеко ходить. Именно он до конца жизни будет стоять у меня перед глазами. Когда меня мобилизовали, было приятно сменить свою заводскую робу на чистый накрахмаленный камуфляж. Мозги в тот момент практически не думали – их выдернули с одной работы и мгновенно окунули в другую.

До мобилизации было полное сосредоточение на том, чтобы вырваться вперёд, заработать больше, доработаться до должности начальника цеха. После – все мысли о том, чтобы выжить, не превратиться в жарга.

Фактически всё, что было раньше – это или собирание двигателей, или стрельба по движущимся целям. Но в форме военного я почувствовал себя человеком. Хотелось расправить плечи шире, не сгибать спину, поднимать выше подбородок.

Это бы продолжалось вечно, если бы я как-то, спустившись со стены, неся за спиной свою винтовку, не встретил маленькую девочку. Нет, не так. Я её даже не встретил, а просто увидел то, как она перебегает дорогу перед нашим фарпостом. Рота закрепилась на стене, прошедшей полукругом по периметру близлежащего села. Девочка, живущая в нём, бежала к своему отцу. Он терпеливо ждал её, придерживая за руль старый велосипед. Когда дождался, простелил на раму пустой мешок. Специально, чтобы ей было удобнее с ним ехать.

Отец девочки был обут в старые резиновые шлёпанцы, его лицо было покрыто щетиной, но она всё равно его поцеловала. Он был в такой же робе, что когда-то я носил на заводе. Сильные руки подняли девочку и усадили на раму. Тронулся с места и поехал в сторону села. А я остановился и долго смотрел им в след.

По сравнению со мной, военным, в тот момент он был никем. У него не было ни оружия, ни звания, ни социальных гарантий. Никем была девочка. Не больше и не значимее крупиц пыли на твёрдой поверхности нашей планеты.

Если бы их деревню решили изолировать, то это произошло бы меньше, чем за час и никого бы не эвакуировали. Выживают только те, кто добирается до фарпостов. Зачем их эвакуировать – они просто какие-то люди.

А я? Намного лучше? В своём сознании поменял обложку. Робу на форму, как туалетную бумагу на глянец. Но кем я стал? Никем. Был и остался никем. Такая же пылинка, только камуфляжного цвета.

А социальное расслоение – это когда кто-то решает изолировать село и хоронит этот слой людей (или пыли), не думая об их жизнях. Прикрываясь тем, что боится дальнейшего продвижения жаргов и заразы. На самом деле, кому-то просто жаль денег на эвакуацию.

 

Иногда нужен эмоциональный выход.

Вс 10.05.2020, 21:57

Иногда нужен эмоциональный выход. Требуется выпустить пар. Поплакать – не про меня. Привык уже хрипеть и хмуриться. Для чего нужны эмоции? Как по мне, то для того, чтобы их испытывать, а не показывать.

Сегодня огибал районный центр. Как обычно направлял коробочку в две колеи, сбавляя ход перед ямами. Надо беречь свой транспорт, без него я не проживу и дня. Министерство обороны когда-то хорошо позаботилось о комплектации этой модели. БТР оснастили всем необходимым для долгих маршей.

Что мне в нём особенно нравится, так это два аккумулятора. Пока один весь день заряжается от вращающегося карданного вала, второй исправно помогает запустить двигатель, продуть от пыли все узлы и, конечно же, зарядить бортовой лэптоп. На следующий день аккумуляторы меняются обязанностями.

Мой способ выпускания пара, снятия напряжения напрямую связан с коробочкой. В окрестностях районного центра ко мне бросились с десяток жаргов. Расстояние было небольшое, но я успел выскочить из своего кресла и сесть на место стрелка в башне. Из двух пулемётов выбрал тот, что поменьше. Тихий двигатель коробочки уже привлёк их внимание, а оглашать всю прилегающую местность грохотом крупного калибра совершенно не хотелось.

Сегодня была пасмурная погода. Серые, как моё настроение, тучи нависли над окраиной посёлка. По полю к машине мчались существа, а я положил руки на джойстик управления башней, крепко сжал кисти и плавно надавил на спусковой крючок. Отчасти это неправильно, но не больше, чем на пять процентов. Жарги уже не люди, их не вылечить и не исправить. Из-за них мы потеряли так много любимых и близких, поэтому я никогда не испытываю никаких чувств, кроме злости, смешанной со страхом, когда вижу, как трассирующие пули прокладывают свои светящиеся дорожки в их сторону. Шипят над сгнившей, так и не убранной пшеницей, и необратимо разрывают их тела на части. Меня это успокаивает, позволяет хоть как-то отвлечься от заточения в душной кабине. Кроме того, я вношу посильную лепту в их, жаргов, истребление.

 

Первые несколько недель пути.

Чт 28.05.2020, 20:30

Первые несколько недель своего путешествия я часто осматривался по сторонам в поисках выживших. Но, масштабы бедствия быстро убедили меня в бесполезности подобных действий. Потом вовсе прекратил это делать. Зачем лишний раз глушить двигатель, открывать люки или заглядывать во все перископы башни? Полчища жаргов подобно волне цунами уже сделали своё дело: опустошили всё на своём пути. Разорвали на части или искусали ещё живых людей, пополняя свою численность.

Какой-то умник решил, что не стоит строить стену такой высоты. Несколько метров железобетона можно компенсировать рвом непосредственно перед ней. Как же он был не прав. Жарги действительно с большим трудом формировали возвышенности из собственных тел. Карабкались друг по другу, ведомые лишь своими животными инстинктами и жаждой крови. Но этот гений не учёл того, что заполнить пустое пространство, при достаточном их количестве, они могут в два счёта.

В моих глазах до сих пор стоит ужас, творившийся на нашем фарпосту. Все были готовы, каждый знал, что делать, но нас было слишком мало. Никто не ожидал такого их количества, той ночью все тепловизоры взбесились. Стрелять можно было не целясь – пространство до горизонта было покрыто сплошной биомассой. Ревущей, несущейся прямо на нас. Мы сразу же открыли огонь из всех калибров, но имеющееся автоматическое оружие не смогло их остановить.

Лавина смерти шумела в темноте тысячами и десятками тысяч ног, бегущих за нашими душами. Пулемётные очереди одна за другой сметали первые ряды, но продырявленные тела тут же подминались бегущими сзади. Тонули и растворялись в их количестве. Поток свалился в ров и за считанные минуты заполнил его доверху. Бегущие сзади не остановились, начали взбегать по быстро образовавшейся куче, взбираться по телам других жаргов.

Пулемётчики оставили своё оружие в стационарных гнёздах, снайперы, в том числе я, покинули башни. Вся рота собралась на одном коротком участке стены. Мы, свесившись через перила, палили из всего, что смогли притащить с собой. Забрасывали гранатами, поливали напалмом. Едкий дым выедал глаза, тошнило от запаха сгорающей плоти. Часть парней, сломя голову, таскала боекомплект на стену, другая часть продолжала вести огонь. Сцепив зубы, стали плечом к плечу, и палили до последнего. До тех пор, пока наш командир не сказал нам то, что все и так уже поняли. Всё зря.

 

Прошло так много времени.

Вс 31.05.2020, 21:25

Прошло так много времени. Уже несколько месяцев. Что это? Погоня за жизнью или побег от смерти?

Во всех населённых пунктах, что я успел проехать, не было ни электричества, ни воды. Изоляция и есть. Иначе не назовёшь. Зачем подавать электричество жаргам? У них что, есть обогреватели, электрические печи и насосы? В изолированной стране лампочки перестали гореть практически сразу. В течение нескольких последующих дней прекратилось водоснабжение и подача газа. Насосы не работали, в водопроводах и газопроводах давление упало до нуля.

Что должен иметь человек, чтобы суметь выжить в таких условиях? Немного уточню: неподготовленный человек.

Чем дольше я еду, тем больше крепнет моя уверенность в том, что никто не спасся. Девяносто девять процентов были обращены или растерзаны на части. Оставшийся контингент умер от голода или обезвоживания в своих убежищах. Я в этом уверен. Мне уже попадались забаррикадированные кафе и магазины, в которых не осталось ничего, кроме высохших тел голодных мучеников.

Достаточно вспомнить те мгновения, когда я бежал к БТР-у. Командир уже успел вызвать огонь на себя и, о ювелирной работе артиллерии не было речи. Мы оставляли свои позиции, слетали вниз по лестницам, на ходу запрыгивали в отъезжавшие грузовики. За нашими спинами небо освещалось заревом сгорающих жаргов. А впереди светились окна домов знакомого села, в которых носились тени, силуэты местных жителей.

Потом все услышали вой летящих снарядов, воздух буквально задрожал вокруг меня. А через несколько мгновений ударная волна швырнула вперёд, и я распластался на асфальте. Точно бы затоптали, если бы не смело всех подряд. Снаряды обрушились на стену и наши бараки, кроша железобетон. Уши заложило и, вползая в свою коробочку, уже едва мог отличить бледных, покрытых пылью и грязью сослуживцев, от жаргов, прорвавших оборону фарпоста.

Приник к бойнице, но тут очередной снаряд разорвался где-то совсем рядом и машину сильно подбросило. Затылком ударился о крышу и на несколько часов потерял сознание.

Я так и не успел увидеть, как легион мертвецов бежит дальше, падает из-за очередных разрывов, поднимается и набрасывается на моих друзей. Жарги стремительно атаковали, стремительно двинулись дальше. Когда утром я проезжал через опустевшие село, там не было ни одного живого существа. Улицы были покрыты кровью и кусками тел, пустые дверные проёмы и выдавленные окна дырами зияли вдоль всех улиц. Отец простелил мешок на раму, чтобы девочке удобнее было ехать?

А сейчас? Прошло так много времени. Невозможно выжить в таких условиях, особенно если ты – лишь пылинка в огромном слое мусора и, у тебя нет своей собственной коробочки, БТР-а.

 

Ребенок.

Пн 01.06.2020, 13:07

Я не знаю, как ухаживать, воспитывать и чем кормить ребёнка. Не представляю, как это делается.

А это мне за что?

 

Девочке на вид четыре года.

Чт 04.06.2020, 21:27

Девочке на вид четыре года, и она всё время молчит. Может быть, она меня боится? А может быть и с её головой тоже что-то случилось. Сошла с ума? Такая маленькая, и уже сумасшедшая. Но я-то её понимаю. Разве можно, не свихнувшись, так много времени провести в закрытом пространстве, окружённом ходячими мертвецами?

Всё надеюсь, что она когда-нибудь мне хоть что-то скажет.

Уже понял, что она может есть тоже самое, что и я. Так же понял, что она хочет в туалет, когда показывает мне на правый десантный люк коробочки, а размять ноги, когда на левый. Когда голодна или когда хочет пить, в ходу более популярные жесты. Если она что-то хочет взять или обратить на что-то моё внимание, всегда дёргает меня за рукав, хлопает по плечу и указывает пальчиком в нужном направлении. Кому-то бы это надоело, но не мне.

Уже успел её отмыть от грязи и копоти, обрезал длинные волосы. В пути сумел подыскать чистую одежду подходящего размера. Правда, для этого пришлось приблизиться к окраине очередного посёлка. Я закрыл её в коробочке, а сам обшарил несколько ближайших домов. В те минуты моё сердце разрывалось на части от страха и беспокойства. Боялся и беспокоился за неё: если я сейчас не отобьюсь от жаргов, она в течении нескольких дней умрёт от голода. Она же маленькая – не сможет завести двигатель и уехать.

Наверное, это хорошо, что я ещё осознаю различия в смерти человека и смерти жарга. Хотя в любом случае хвалиться нечем.

Её любимое место в коробочке – в башне, на месте стрелка. Кресло слишком велико и, к счастью, она не дотягивается до джойстиков управления. Но я установил перископы на подходящей для неё высоте и малышка может часами в них смотреть. Это её здорово отвлекает.

Может быть ей просто интересно. А может она надеется увидеть своих родителей. Где-то там впереди на дороге. Или посередине очередного бескрайнего поля. Пытаюсь об этом не думать, и не успеваю. Хлопот значительно прибавилось – надо добывать больше еды, по возможности находить игрушки. Если уж я решил позаботиться о ней, то надо сделать это как следует.

Всё надеюсь, что она когда-нибудь мне хоть что-то скажет. Может быть своё имя, может быть «спасибо». А может быть «я тебя ненавижу и хочу убить». Пойму её, потому что после случившегося я это заслужил.

 

Месяц назад я проснулся и услышал.

Пт 05.06.2020, 20:50

Месяц назад я проснулся и услышал крики. Не собственные, как подумал в первую секунду. Не знаю, чем руководствовался в тот момент, скорее всего рефлексами.

Рефлекторно поднялся, бездумно уселся на место стрелка в башне и увидел бегущих в мою сторону жаргов. Ещё не проснувшееся сознание не захотело обдумывать увиденное. Я просто взялся за джойстики управления и принялся расстреливать приближавшуюся толпу.

Загипнотизированный, смотрел на полоски огней, протянувшиеся от ствола пулемёта в сторону чудовищ. Яркие линии от ствола пулемёта в предрассветной дымке, обволакивающей всё видимое и невидимое, выразительно протянулись в сторону размытых силуэтов. Грохот выстрелов сразу же отдался головной болью, и я довольно быстро прекратил стрелять. Последние гильзы со звоном высыпались на броню и наконец-то всё стихло.

Поняв, что больше не усну, решил осмотреть ближе пытавшихся атаковать меня жаргов. Их дымящиеся останки лежали в ста метрах. Знал, что идея безумна, что мог перебить не всех, но инстинкт самосохранения почему-то отключился и я выскользнул через десантный люк с автоматом в руках. Оставил коробочку открытой на случай экстренного отступления.

Мои ботинки тут же покрылись росой. Подходя ближе, тщательно прислушивался, но кроме далёкого пения одинокой птицы ничего не слышал. До тех пор, пока не уловил едва слышное детское всхлипывание. Замер на месте, пытаясь понять, чудится мне это или на самом деле я слышу плач ребёнка.

Прошёл ещё тридцать метров на звук. И увидел первые тела. Мужчину и женщину практически догнали. Если бы я их случайно не пристрелил, жарги бы неизбежно их прикончили. Дальше, всего в десятке метров, лежали первые трупы чудовищ.

Они бы не добежали, я бы не успел их впустить. Пытаюсь себя убедить в этом, но всё равно иногда не верю.

Женщине в двух местах прошило грудную клетку, мужчине я прострелил голову. Но это чудом спасло девочку, которую он нёс на руках. Оба человека погибли на месте. Мужчина, падая, успел накрыть собой ребёнка. Более чем уверен, что это были родители малышки. Большинству из нас свойственно отрицание собственного эгоизма, но, если бы её нёс кто-то чужой, если бы кто-то чужой пытался убегать от жаргов с ней на руках, её бы непременно бросили.

Глаза девочки были закрыты, когда я вытащил её из-под тела отца. Она сжала веки и не открывала их, пока я шёл по полю с ней на руках. Я положил её на ложе в коробочке. И попросил посмотреть на меня.

Я до сих пор не слышал её голос и смех, не знаю, как её зовут.

 

В нашей коробочке совсем холодно.

Сб 15.08.2020, 23:20

В нашей коробочке совсем холодно, но мы умудряемся согревать друг друга. На днях девочка сказала мне, что замерзает. Солнце успело практически скрыться за горизонтом, когда мы доели свой ужин и собирались ложиться спать. Она тёрла руками свои худые плечи и смотрела мне прямо в глаза.

Конечно же, я её согрел. Вытащил самое тёплое одеяло, обнял образовавшийся комочек.

Она так много времени провела взаперти: я побывал в их убежище, его не сложно было найти. Дом на невысоком холме с закрытыми листовым железом окнами. Её семья так долго ждала помощи, что закончились все припасы. Последние несколько дней перед моим появлением они жили только на воде. Скорее всего, вечером смогли меня заметить, а утром решились на отчаянный рывок. Жарги, осаждавшие их жилище, бросились за ними, а о том, что было дальше, я уже писал.

Каждое утро я продолжаю открывать бойницы и быстро прячусь под одеялами. Мы кричим вместе. Громко, как следует. Потом, пока я жду появления жаргов, девочка закрывает глаза. Она не смотрит на то, как я их расстреливаю.

Мы вместе чувствуем изменение климата, становится теплее. Думаю, мы остановимся где-то в Греции. Надо перевести дыхание, отдохнуть. Отдых нужен и нам и нашей машине. Мы вместе выберем дом, в котором будем баррикадироваться, жить и надеяться на спасение.

Лишь недавно я решил снять военную форму. Собрал себе немного одежды: джинсы, ботики, пару рубашек и куртку с капюшоном. Надо попытаться сохранить камуфляж в наилучшем состоянии. Ели мы всё-таки когда-нибудь доберёмся до фарпостов ещё живых людей, он может быть очень кстати.

А пока что мы продолжаем своё движение по просёлочным дорогам. Спим, едим, смотрим друг на друга и на то, что нас окружает. Движемся. Правда, иногда кажется, что пыль, поднятая ветром с дороги, движется быстрее нас.

 

Доченька, это для тебя.

Май 2016 г.,

 

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%BE%D0%BC%D0%B1%D0%B8

Зо?мби (англ. zombie, гаит. креольск. zonbi, северный мбунду nzumbe) — мистический архетипический персонаж современной массовой культуры. Под зомби понимается, как правило, оживлённый фантастическим образом труп.

https://ru.wiktionary.org/wiki/%D0%B7%D0%BE%D0%BC%D0%B1%D0%B8#.D0.A1.D0.B8.D0.BD.D0.BE.D0.BD.D0.B8.D0.BC.D1.8B_2

Синонимы

1.                      

2.                       жарг.: зомбяк, зомбик, зомбарь

3.                       процесс-зомби



Комментарии

Ваш комментарий


Михаил Муравьев Михаил Муравьев Администратор 30.06.2016

Постапокалипсис сегодня:)
Неплохо