7 0 6075

Аркашкина квартира В списке лучших по мнению редакции за 12-s@Model.selectedAsBestInMonth.year Драматургия: Другое

Посвящается Саше Шулькису


ПЬЕСА

 

Действующие лица и исполнители:

Евлампий (он же  Лампа) – художник

Виталий  – друг Евлампия, тоже художник

Пожилая женщина

Голый человек – незваный гость из-за шторы

Мент – сосед Аркашки

Незваные гости: Первый (без имени),

Леха, 

Светка – (женщина с ребёнком)

Телеведущий

Некто - неизвестно кто

Черт - человек в респираторе

                                                       

Акт первый

 

Квартира. Маленькая прихожая. Налево (в прихожей) дверь в ванную. Дальше  кухня (налево) и комната. В комнате (слева же) во всю стену штора до полу (за ней окно и дверь на балкон).  В углу телевизор. У стены справа шкаф с книгами и дверь в другую комнату. У стены напротив окна диван, перед диваном низенький стол, два кресла, торшер.

В квартиру заходит  пожилая женщина, лет 65-ти, полная, страдает одышкой.  Следом входит Евлампий.

 

ЖЕНЩИНА.  Проходите  (Пытается включить свет в прихожей, щелкает выключателем раз, другой)  Сломали выключатель!  Все прямо горит здесь… новый выключатель нужно… (наконец, свет зажигается)Проходите, смотрите.

 

Евлампий  проходит в комнату.

 

ЕВЛАМПИЙ. Хм...

ЖЕНЩИНА. Что? Вам не нравится? Две комнаты... в спальне широкая кровать... белье я поменяла... диван есть, кресла...

ЕВЛАМПИЙ. Ну, не то что бы мне это не нравилось… это не совсем то, что я ожидал. Вернее – это совсем не то, что мне нужно.

ЖЕНЩИНА. А что вы ожидали?  Все здесь есть: телевизор… телефон есть… холодильник ...  холодильник нужно включить, я его выключила, когда Аркашка уехал.   Утром я прибиралась тут.

ЕВЛАМПИЙ. (Поглядывает на часы) Ну да, это все понятно…

ЖЕНЩИНА. Насвинячили… белье чистое принесла… или дорого вам?

ЕВЛАМПИЙ. Да нет, не в этом дело.  Хотя…  в общем… и в этом тоже.  В том смысле, что для этой квартиры цена завышена.

ЖЕНЩИНА. Ну, как хотите! Квартира чистая, тихо здесь... телефон есть, телевизор есть, метро рядом… магазин рядом… Аркашке нравится…

 

Евлампий отсчитывает деньги

 

ЕВЛАМПИЙ. Хорошо. Мне уже некогда другую квартиру искать. Вот, возьмите деньги. Здесь за три дня. За трое суток.

 

Женщина  долго пересчитывает деньги 

 

ЖЕНЩИНА. Ну, как хотите! Квартира хорошая… прохладно уже… форточку закрыть можно… Аркашка любит, чтоб  прохладно…

 

Закрывает форточку

 

ЖЕНЩИНА. Табаком провоняли квартиру!  А вы, курите?

ЕВЛАМПИЙ.  Нет. Бог миловал. Не курю.

ЖЕНЩИНА. Сам-то Аркашка не курит… гости всё… обои нужно поменять… балкон можно открыть и там курить, если курите…

ЕВЛАМПИЙ. Не курю я.

ЖЕНЩИНА. Квартира теплая… если замерзнете - вот здесь вот плед есть, вот белье свежее... белье нужно забрать в стирку… все провоняли табаком, пятна какие-то… женщин будете приводить?

ЕВЛАМПИЙ. Нет, женщин, пожалуй, не будем. Так, разве, двух-трех…

ЖЕНЩИНА. К Аркашке много ходят... и женщины…

ЕВЛАМПИЙ. Кто это, Аркашка?

ЖЕНЩИНА. Вот утюг, если нужно… посуда на кухне... газ вот тоже... краники плохо на плите закрываются... нужно вызывать этих... как их?

ЕВЛАМПИЙ. Горгаз?

ЖЕНЩИНА.  Не забывайте закрывать вот здесь, а то… я же, вроде, закрывала? Газом пахнет, по-моему…   залили всю плиту… кое как  отмыла… что они тут варили... вот полотенце чистое…  для кухни…  так…  для ванной нужно… забыла показать… там… в шкафу,  где белье...  найдете?

ЕВЛАМПИЙ. Найду, найду, не беспокойтесь. Да и свое у меня  есть.

ЖЕНЩИНА. Полотенце уделали.  Они им что, пол, что ли, мыли? Не забыть белье забрать в стирку грязное… вода нормально… второй этаж, хороший напор… на пятом жалуются.  В выходные особенно… раковину уделали всю.  Что они в ней, сапоги, что ли мыли?!

ЕВЛАМПИЙ. С дороги хорошо бы душ…

ЖЕНЩИНА. Посуда вот здесь, в шкафу… вы готовить будете, варить что-нибудь? 

ЕВЛАМПИЙ. Нет, готовить не будем. Кофе разве. У меня турка с собой. Ну, может пельмени…

ЖЕНЩИНА. Ножи куда-то все подевались... вот консервный нож… вилки… сколько было-то?  Стаканов что-то нет...  (считает стаканы) Раз, два… вроде три было.   Если гости будут, то мало.

 ЕВЛАМПИЙ. Нет, гостей не будет. Вы не беспокойтесь, я, если что, посуду куплю, какую мне нужно будет.

 

Женщина извлекает из ящика кухонного стола огромных размеров пластиковый фаллос

 

ЖЕНЩИНА. Это зачем здесь?  Что это?

ЕВЛАМПИЙ. Картошку, наверное, мять.

ЖЕНЩИНА. Никогда такой толкушки не видела! Как ей мять-то, она вся гнется! А где мои очки?

ЕВЛАМПИЙ. Вы меня  спрашиваете?

ЖЕНЩИНА. Дома наверное забыла.

 

Прячет фаллос в ящик стола

 

ЖЕНЩИНА. Пепельница где-то была? Вы курите?

ЕВЛАМПИЙ. Нет! Вы уже спрашивали! Я не курю!

ЖЕНЩИНА. Пепельница же была нормальная! Куда дели?  Разбили, наверное. Всю посуду перебили, а Аркашке - хоть бы что...  (извлекает откуда-то металлическую тарелку, в каких подают второе в вагоне-ресторане), вот вам, заместо пепельницы.

ЕВЛАМПИЙ.  Спасибо! Хотя я не курю! Я ведь вам уже говорил!

ЖЕНЩИНА. Белье не забыть грязное… ключ я вам дала?

ЕВЛАМПИЙ. Да! Ключ вы мне дали! (Говорит в сторону) Это когда-нибудь закончится? Или я обречен?!

ЖЕНЩИНА. Куда же я ключ-то дела?

 

роется в сумке

 

ЕВЛАМПИЙ. Я же говорю - ключ вы мне дали! Вот ключ! (Показывает ключ)

ЖЕНЩИНА. Вот, нашла.  Нужно еще заказать…  все ключи растеряли!

ЕВЛАМПИЙ.  Воды наберу в ванную…

ЖЕНЩИНА. Это чья курточка?

ЕВЛАМПИЙ. Не знаю! Не моя! Моя – вот! Слышите? Вот моя курточка висит! Ее не нужно отдавать в стирку, в химчистку, Аркашке!

ЖЕНЩИНА. Аркашкина, наверное.   Заберу.

ЕВЛАМПИЙ. Дорого бы я дал, чтобы повстречать этого Аркашку!

ЖЕНЩИНА. Что вы сказали?

ЕВЛАМПИЙ. Я говорю...

ЖЕНЩИНА. Свет плохо включается… (щелкает выключателем) А это чья сумка? Это ваша сумка?

ЕВЛАМПИЙ. Да, это моя сумка! Я с ней пришел, я с ней и уйду…

ЖЕНЩИНА. Палас весь затоптали!  Убрать его, что ли...    куда  зонтик подевала свой?

ЕВЛАМПИЙ. Вот ваш зонтик!

ЖЕНЩИНА. Вот мой телефон, вот здесь на стене записан. А то дверь, если захлопнется…  ключ не потеряйте!  Все ключи растеряли…  нужно заказать ключей…  а у Аркашки ключ есть…

ЕВЛАМПИЙ. Ну, еще бы!

ЕВЛАМПИЙ. Так… все… пошла.

ЕВЛАМПИЙ. Ну, будьте здоровы, не болейте!

ЖЕНЩИНА. Белье забыла грязное забрать.  Где-то у меня была сумка матерчатая...

 

Ищет матерчатую сумку. Когда находит, надолго пропадает с ней в ванной

 

ЕВЛАМПИЙ.  О, Боги! За что мне такое наказание! (говорит в ванную) Послушайте, сударыня, мне уже скоро уходить,  душ бы принять с дороги!

ЖЕНЩИНА.  (Из ванной) Мыло кончается… нужно купить…  

ЕВЛАМПИЙ. У меня все есть свое! И мыло и…

ЖЕНЩИНА. Стиральную машину не включайте, она сломана.    Нужно в ремонт отдавать.   В тазу стирайте.

 ЕВЛАМПИЙ. Я не собираюсь…

ЖЕНЩИНА. Так… вроде все.

ЕВЛАМПИЙ. Ну,  вот!  Слава Богу!

ЖЕНЩИНА. Так… все… пойду… ключи-то где?!

ЕВЛАМПИЙ. Вы их в сумку положили!

ЖЕНЩИНА. Вот, нашла… нужно заказать запасные… все ключи растеряли, а Аркашке хоть бы что!  Зонт!  Куда я засунула свой зонт?

ЕВЛАМПИЙ.  (В сторону) Сказал бы я тебе! (Хозяйке)  Вот ваш зонт!

 

Евлампий нажимает на кнопку зонта.  Раздается характерный щелчок и зонт раскрывается. 

ЖЕНЩИНА. Что вы делаете! Как вы меня напугали! (Замечает в руках у Евлампия  зонт) Вот же он, мой зонт! А я его ищу! Давайте его сюда!  Так, по межгороду не звоните:  восьмерка отключена!  Куда хотят, туда и звонят,  а платить никто не хочет.  А Аркашке -  хоть бы что!

ЕВЛАМПИЙ. А Аркашка, он кто?

 ЖЕНЩИНА. Куртку Аркашкину потом заберу.  Нагрузилась.   Пойду.   Автобусы плохо ходят.  А где у меня пенсионное?  Я же сюда приехала…  (роется в сумке)

ЕВЛАМПИЙ. (В сторону) Нет! Это становится невыносимым! Этот кошмар никогда не кончится! Она меня доконает! Я ее убью, и суд меня оправдает! (Обращается к женщине.) Слышите?! Суд меня оправдает!

ЖЕНЩИНА. Вот, нашла!  Что вы говорите?

ЕВЛАМПИЙ. Я говорю, мол, отлично, и всё такое! Вы уже уходите?

ЖЕНЩИНА. Нужно завязать чем-то сумку-то с бельем!

 

Ищет чем завязать

 Все.  Пойду.   Закройте за мной.    В химчистку нужно зайти.

 

Уходит

 

 ЕВЛАМПИЙ.  Тьфу на тебя! Насмерть заговорила, сумасшедшая старуха!

 

 Проходит в комнату,  достает из сумки полотенце, белье, респиратор. Респиратор надевает на  лицо. В дверь звонят. Евлампий идет открывать

 

ЕВЛАМПИЙ. Кого еще черти принесли!

 

Открывает дверь. Заходит женщина. Пугается.

ЖЕНЩИНА. Ах! Что это на вас?! Зачем это?!

ЕВЛАМПИЙ. Что?!

ЖЕНЩИНА. Вот это, на лице?!

Ах, это... (снимает респиратор). Это респиратор. Пардон, мадам!

ЖЕНЩИНА. И что это вы придумали! Зачем это вам?! Как вы меня напугали!

ЕВЛАМПИЙ. Простите меня! Я не хотел вас напугать! Это мне для работы нужно...

ЖЕНЩИНА. Зачем я вернулась? Как вы меня напугали! Сердце прямо...

ЕВЛАМПИЙ. Это обычный респиратор! Вот, обычный...

ЖЕНЩИНА. Уберите от меня эту гадость!

ЕВЛАМПИЙ. Да что с вами?! Вы что, респиратор ни когда не видели?!

ЖЕНЩИНА.  Зачем же это я вернулась-то? Как вы меня напугали!

ЕВЛАМПИЙ. Послушайте! Ко мне должны прийти, мне нужно душ…

ЖЕНЩИНА. Кактус!

ЕВЛАМПИЙ. Что?! Какой еще кактус?! Вы меня с ума сведете, ей Богу!

ЖЕНЩИНА. Да, кактус! Не забывайте поливать кактус!

ЕВЛАМПИЙ. Ах, вот что... да, конечно! А где он, кактус?

ЖЕНЩИНА. Сердце прямо зашлось... чуть не забыла про кактус...

ЕВЛАМПИЙ. Хорошо, хорошо, я буду поливать кактус! Мне бы в душ…

ЖЕНЩИНА. В комнате он, на окне. Не знаю, когда его поливали-то в последний раз...

ЕВЛАМПИЙ. Я полью! Я обязательно полью ваш кактус! Идите и ни о чем не беспокойтесь!

 

ЖЕНЩИНА. Ладно... пойду…  поздно уже… прямо сердце зашлось...

ЕВЛАМПИЙ. Идите! Идите! Я полью кактус, подою корову, истоплю печь! Только вы идите!

ЖЕНЩИНА. Нужно будет зайти потом, полить кактус… ладно… завтра зайду… 

 

Выходит за дверь. Из-за двери слышно, как она говорит:

Сумки! Сумки свои забыла! В прачечную нужно отнести!

  В дверь звонят

ЕВЛАМПИЙ. Я ее убью! и суд меня оправдает! (Проталкивает за дверь сумки) Вот ваши сумки! Оставьте меня, в конце концов, в покое! Караул!  Люди добрые! Спасите!

 

ЖЕНЩИНА (за дверью) Все, кажется… в прачечную нужно… в боку даже закололо… напугал как, ирод…

ЕВЛАМПИЙ. Прощайте сударыня! Пишите! Лучше до востребования! Нет! Пишите прямо в дом скорби! За мной уже едут!

 

Идет в комнату

 

ЕВЛАМПИЙ. Уф! Насмерть заговорила, чертова баба! Даже зубы заболели! Так, что же мне нужно сделать-то? Ничего не соображаю! Ванну принять с дороги - это первое! Или уже не успею? Хоть бы душ... позвонить нужно, вот что!

 

Роется в сумке, находит записную книжку, листает, идет в прихожую, звонит по телефону

 

Алло! Николай Иванович? Это Евлампий Исаевич! Узнали? Да, здесь я уже! Ну вот, только что прилетел! Нет, не в гостинице устроился! Квартиру снял! Да нет! Мне так будет лучше! Спасибо! Завтра я думаю! Вы как? Ну вот, и ладненько! А я все с собой захватил! Я всегда с собой беру все что мне нужно!  Даже респиратор взял, вот как! (смеется) Нет, сегодня ни как не могу! Да мне тут встретиться нужно с одним человеком! Ну, приятель мой старинный! Это его город! Что? Ну да, тоже художник... Да нет, вы его вряд ли знаете! А? Я же говорю - он неизвестен! Ну, так, для себя может. Я и не знаю, чем он живет! Хорошо! Завтра созвонимся! До свиданья, Николай Иванович!

 

Листает записную книжку

 

Так, еще один звонок и в душ! В душ! Водки бы сейчас выпить! Ведь, ей Богу, чуть с ума не свела, чертова баба! Так, вот, нашел. Водки бы выпить! Ладно, после выпью (Набирает номер)

 

Да что же, дома что ли его нет?! Этого не хватало! (заглядывает в записную книжку) Может не тот номер? Ведь договаривались же!  Алло! Виталий? Ну, слава Богу! Здравствуй, дорогой! Да, я здесь уже! Да! Ну, (смотрит на часы) пару часов как прилетел! А? Пока то да сё... Нет, не в гостинице! Да по некоторым моим соображениям мне бы лучше  в квартире.   А теперь я уже жалею! Сумасшедшая старуха чуть насмерть не заговорила! А? Ладно... Это не важно! Важно, что я здесь и ты тоже, и я надеюсь,- скоро будешь у меня! А? Нет, дорогой, мне кажется было бы лучше нам с тобой у меня! Ну, скажем так, - в нейтральных водах встретиться! Ты да я! А? Ты ведь не будешь возражать? Да прямо сейчас и приезжай! Я вот только в душ... Тебе сколько добираться? Ах да! Сейчас... (Вынимает бумажку из кармана брюк) Ага... Вот, нашел! Записывай адрес. Свердлова, дом 58, квартира 13! А? Да, вот так вот! Что? Да я бы отказался, да вот о том, что номер у этой квартиры такой, я узнал вместе с тобой! А? Ну, это при встрече! Как скоро ты сможешь добраться? Ну вот и ладненько! Что? Да, конечно! Ты вот что: телефон запиши тоже, - мало ли что! Сейчас... (Смотрит в бумажку) Записывай: 533-19-79! Записал? Это на всякий...  А? Нет! Ничего не нужно! Я уже все купил, что нам с тобой понадобиться! Только вот что… ты бы захватил что-нибудь из своих работ. Ну что-нибудь мне в подарок. Ведь у меня ничего твоего и нет! Это как-то… Тебе-то я сколько своих работ подарил, а вот ты… Ладно, будет тебе вредничать-то! Давай! Не беспокойся! Хорошо? Ну вот и ладненько! Жду! До встречи!

 

Берет халат, полотенце и идет в ванную. Проходя через прихожую, вешает респиратор на стену рядом с телефоном

 

А теперь - в душ!

 

Скрывается в ванной. Слышны восклицания:

Ух ты!   

О-о-о!

 Хорошо-то как, Господи!

 

В квартиру входит  НЕКТО. Это мужчина лет 70-ти. Лицо его хорошо выбрито. На худой шее выделяется большой кадык.   На голове светится цыплячий пух.   Ворот полинялой, но чистой рубашки застегнут до последней пуговицы

 

НЕКТО. Аркашка, ты дома? Ага, он в ванной. Ну, ладно, не буду мешать. Пусть моется.

 

Снимает с гвоздя респиратор

 

А это еще зачем? (примеряет респиратор, смотрится в зеркало) На черта стал похож!

 

Проходит в комнату

 

 НЕКТО. Сумка... куда это он собрался? Уезжать что ли надумал?

 

Достает из сумки бутылку водки

 

Хорошая водка! Рюмочку выпью за Аркашкино здоровье!

 

 Ставит водку на стол и идет на кухню. Возвращается с рюмкой, наливает, достает из сумки банку грибов, открывает

Ну, вздрогнули! (Пытается выпить, но мешает респиратор, снимает его, кладет на стол, выпивает) Ум! Хороша водочка! Как слеза!  Аркашка! Я тут водочки попробовал! Хороша! Зело борзо! И грибочки хороши! Где деликатес раздобыл? (Прислушивается) Не слышит. Ладно. Потом зайду...   а вдруг не зайду? Пойду, посмотрю на кухне.

 

Идет на кухню, гремит ящиками, возвращается, держа в руках пластиковый фаллос

 

НЕКТО. Вот он! Теперь дело пойдет! Так, где у меня деньги? Оставлю на столе. И записку напишу (пишет).

Аркашка! Ну, я пошел! Деньги на столе!

Уходит

МЕНТ. А вы, собственно, кто такие будете?

Из ванной появляется Евлампий

ЕВЛАМПИЙ. Это еще что?! Что это?! Кто это?! Ничего не понимаю! Мистика какая-то!  Эй, есть тут кто-нибудь?!  Нет, так дело не пойдет! Это черт знает что такое! Нужно позвонить этой сумасшедшей старухе! Это какая-то нехорошая квартира!

 

Идет в прихожую, звонит

 

Не добралась она, что ли  еще? Нет, это черт знает что такое!

Проходит в комнату, читает записку                                            

Аркашка, член я забрал... теперь дело пойдет... спасибо...  апэче... это что - апэче? Антон Павлович Чехов, что ли, заходил? Член забрал! Бред какой-то! Нет, это…  я даже не знаю, как назвать! Это  я куда попал? Это квартира пятьдесят какая-то! Кстати, а какая это квартира? Нужно посмотреть! Теперь я ничему не удивлюсь!

 

Идет в прихожую, открывает дверь, смотрит на номер квартиры

 

Квартира номер тринадцать! Этого и следовало ожидать! Подождите, господа присяжные заседатели, а я же номер квартиры Виталию не сообщил! Как же он?.. Или сказал? У, чертова баба! Мозги набекрень из-за нее! Нужно позвонить!

 

Идет в прихожую, звонит

 

Виталий! Это снова я! Хорошо, что ты не ушел! Я тебе номер квартиры не сказал…  вот как! Сказал значит?! Ну вот! Уже провалы в памяти начались! Что? Да это я так, о своем нелегком трудном женском счастье! Чего? Это я так. Присказка такая, как вирус, одолела… Что? Ладно, забудь! Давай, жду!

Акт второй

 

Та же комната. Стол накрыт. На нем закуски и выпивка. Евлампий, стоя у журнального столика,  наливает себе водки, выпивает,  закусывает,в это время звонят в дверь.

 

ЕВЛАМПИЙ. Ага!  Пришел!

 

Открывает входную дверь. Входит Виталий. В  руке у него  пакет из супермаркета, подмышкой он придерживает  прямоугольный плоский сверток из серой бумаги.  Друзья обнимаются

 

ЕВЛАМПИЙ. Ну, здравствуй, дорогой! Раздевайся и проходи!  Давай пакет! Что в нём? Я же говорил - все есть!

ВИТАЛИЙ. Брось, Евлампий! Не мог же я с пустыми руками!

ЕВЛАМПИЙ. Не мог, не мог! Знаю! Как облупленного тебя знаю! Так, это мы в холодильник! А это что? Принес все-таки! Замучила совесть!  Ну вот,  и славненько! Потом посмотрим, что ты там намалевал! Проходи, проходи! Чувствуй себя как дома!

ВИТАЛИЙ. Нет.  Не хочу как дома. Хочу как в гостях. Я в гостях давно не бывал.

ЕВЛАМПИЙ. Ну, в гостях - так в гостях!  Проходи в комнату!

 ВИТАЛИЙ.  Мне бы руки  помыть?

ЕВЛАМПИЙ. Это вам сюда, это вам в ванную! Полотенце... найдёшь там!

 

 В дверь звонят. Евлампий  открывает дверь.  В квартиру заходят трое. Первым проходит мужчина: среднего роста, сутулящийся,  неопределенного возраста  (ему может быть и 20 и тридцать лет) глаза близко посажены, взгляд нехороший, недобрый. Следом за ним входит женщина:  лет двадцати, волосы обесцвечены, плохо убраны, на руках у нее ребенок, примерно годовалый. Замыкает процессию парень лет 20-22-х, уши торчком, узкий лоб, крупные, глупого вида губы.  Громко разговаривая, проходят в комнату, рассаживаются за столом. На хозяев не обращают никакого  внимания, словно их и нет вовсе

 

СВЕТКА. А я такая, говорю ему, что я на твой «окурок» больше не сяду!

ЛЕХА. Сильно!

ПЕРВЫЙ. А у него что, правда «окурок»?

СВЕТКА. Вот такой вот! (Большим и указательным пальцем показывает размер «окурка») Недотырок, блин!

ЛЕХА. Сильно!

ПЕРВЫЙ. Ептеть!

ПЕРВЫЙ. (Открывает бутылки с пивом и водкой) тут только два стакана!…(Обращается к Светке) Зато у него баблА завались!   (Лехе) Иди, возьми стакан на кухне! (Светке)  БаблА у него навалом!  Слышь, Светка! Че ты тормозишь?! С баблом-то заживём! Мы  к тебе в гости будем приходить!

СВЕТКА.  Ага! Нужны вы мне! На фиг мне его бабло? Себе между ног засунуть, что ли?! 

ЛЕХА. (Возвращается с кухни с кружкой) Только кружка!

ПЕРВЫЙ. Не, между ног не надо! Бабло нам будешь отдавать, а мы найдем, что тебе между ног засунуть!

 

Приятели смеются. Первый  разливает водку:  себе и другу в рюмки, женщине в кружку

 

СВЕТКА. Вы уже засунули,  уроды! (Обращается к ребенку) Да сиди ты! Не возись! В отца весь! Шило у тебя в попе? (Обращается к  Первому)   У тебя шило в попе, папаня?

ПЕРВЫЙ. Не-а! У меня там эта, как ее…?

ЛЕХА. Напильник!

ПЕРВЫЙ. Сам ты напильник! У меня там роза!

ЛЕХА. Ха-ха! Сильно!

СВЕТКА. И че? Где смеяться-то?

ЛЕХА. Роза, она же с колючками! Ты не врубаешься!

СВЕТКА. (Обращается к ребенку) Не слушай их! Дяди дураки!  Ой!  Грибы!  Предок  мой любил за грибами ходить. По ведру приносил. Места знал грибные. Меньше бы водку жрал, так ему бы цены не было. Алкаши, блин! (Обращается к ребенку) На вот, грибочек съешь.

ПЕРВЫЙ. (Лехе) Анекдот этот знаешь, брателло?

ЛЕХА. Неа. Какой?

ПЕРВЫЙ. Ну, это, про розу?

ЛЕХА. Неа. Ну-ка, засвети!

ПЕРВЫЙ. (Лехе) вздрогнули?

 

Оба поднимают рюмки, выпивают

 

ПЕРВЫЙ. Приходит мужик к врачу. Говорит, это, мол, че-то у меня в жопе…

СВЕТКА. Кретин! (К ребенку) Твой папа - кретин!

ПЕРВЫЙ. … чё-то у меня там колется!

ЛЕХА. Ха! Сильно!

ПЕРВЫЙ. А врач, типа, ну, давай, снимай штаны, посмотрим! Мужик снимает штаны, врач посмотрел, и говорит, типа, у вас же там роза, больной! А тот ему: «Это вам, доктор!»

ЛЕХА. Вот пидор, блин!

СВЕТКА. Ни че себе! Сами пьют, а я че?

ЛЕХА. И че дальше?

ПЕРВЫЙ. (Лехе) Все. (Светке) И ты пей! Вон же, в кружке у тебя!

СВЕТКА.  Ни че себе! А че мне в кружку-то?!

ПЕРВЫЙ. В кружку же больше входит!

 

Приятели смеются

 

СВЕТКА. Я че вам, алкашка, что-ли?

ПЕРВЫЙ. Не, ты не алкашка! Ты - синявка!

 

Приятели смеются. Первый  разливает водку в рюмки, обращается к Лехе

 

 Повторим, брат?

ЛЕХА.  А че за спешка?

 

Первый выпивает

 

ЛЕХА. Полный отстой!

ПЕРВЫЙ. Чё? Нормальная водка!

ЛЕХА. Не. Грибы отстойные. Я люблю соленые. А эти...

СВЕТКА. Тоже мне, гурман нашелся!  А запить есть?

ПЕРВЫЙ. Вон же, пиво стоит!

СВЕТКА. А куда налить-то?

ЛЕХА. Из горлА запьешь.

 

В продолжение всего этого действа Евлампий и Виталий с безмолвным недоумением наблюдают за происходящим

 

ЕВЛАМПИЙ. (Обращается к Виталию) Это твои друзья?

ВИТАЛИЙ.  Мои?! Я думал - твои!

ЕВЛАМПИЙ. Нет, не мои!

ВИТАЛИЙ. Значит - самозванцы?!

ПЕРВЫЙ. (Выпивает водку, запивает пивом из бутылки)  Хорошо пошла!(Снова наполняет рюмки) Между первой и второй - перерывчик небольшой!

ЛЕХА. Ты че гонишь-то, а?! Мы куда-то опаздываем, что ли?

СВЕТКА. А че мне в кружку-то опять?!

ЛЕХА. А какая разница?

СВЕТКА. Вот и пил бы из кружки, раз никакой разницы!

ВИТАЛИЙ. Щас все вылакают!

ЕВЛАМПИЙ. (К самозванцам) Эй! Алло! На меня смотрИте, на меня! Это я вам сигнализирую!

ЛЕХА.  Это кто?!

ПЕРВЫЙ. Не знаю!

СВЕТКА (Ребенку) На вот тебе грибочек!

ПЕРВЫЙ. Ты бы ему еще селедки предложила!

СВЕТКА.  А есть?

ВИТАЛИЙ.  Караул! Они сейчас  нашу селедку грудному младенцу скормят!

ЕВЛАМПИЙ. Ребята,  вы чьи будете?!

ЛЕХА. (Выпивает рюмку водки, запивает пивом из бутылки, протягивает Виталию руку для знакомства) Леха!

СВЕТКА. А запить, ничего нет?

ПЕРВЫЙ. Пиво.

СВЕТКА. Минералки бы!

ЕВЛАМПИЙ. Минералки нет!  (Забирает у Светки кружку и ставит на стол)  Мамаша! Прекратите безобразничать! Я  повторяю свой вопрос: вы чьи будете?

ВИТАЛИЙ. Это свежие детки лейтенанта Шмидта! Прямо с корабля... бля!

ЛЕХА. Э! Ты че хамишь! Отдай Светке кружку!

ВИТАЛИЙ.  Уймись, незаконнорожденный!   Так, пехота! Слушай мою команду! Встать! Смирно! Выходи строиться!

ПЕРВЫЙ. Э! Ты че гонишь! Какая пехота?! Куда строится! Мы че, уже в армии?! Ептеть!

ЛЕХА.  А я вообще может во флоте служил!

СВЕТКА. Ты?! Да не смеши! Ты плаваешь как топор!

ЛЕХА.  А зачем мне плавать? Я может подводник был? И скажи: зачем мне в подводной лодке плавать?

ЕВЛАМПИЙ. Это сумасшедший дом какой-то! Эй, люди! Вы люди, или вы кто?!

ВИТАЛИЙ. Слушайте, может нам милицию вызвать?

СВЕТКА. А где Аркашка?

 

В комнату заходит милиционер в звании подполковника

 

МЕНТ. Вызывали?

ПЕРВЫЙ. Ну вы даете! Че, уже приехали?! Ептеть!

ЕВЛАМПИЙ. Бред какой-то!

ВИТАЛИЙ. Здравствуйте!

ЛЕХА. Все, командир! Уходим, уходим!

ПЕРВЫЙ. Пошли, Светка! Нам малыша кормить нужно!  Да, Света?

СВЕТКА. Ну надо же! Вспомнил про малыша! У нас, между прочим,  малышка! Девочка у нас!

ЛЕХА. Какая разница! Баба что, - не человек что ли?!

ПЕРВЫЙ. А может на посошок?

ВИТАЛИЙ. Обойдешься!

ПЕРВЫЙ. Ептеть!

 

Гости направляются к выходу.  Женщина прихватывает со стола бутылку пива

 

ЕВЛАМПИЙ. Эй, мамаша, поставьте на место! (Пытается забрать бутылку)

СВЕТКА. Это для ребенка! (Не отдает бутылку)

ЕВЛАМПИЙ.  Ясен перец!  (Забирает пиво)

СВЕТКА. Хам!

 

Гости уходят

 

МЕНТ. А где Аркашка?

ВИТАЛИЙ. Лампа! Скажи товарищу из органов, где Аркашка? Кстати:  кто это - Аркашка?

ЕВЛАМПИЙ. Мы не знаем где Аркашка! (Обращается к Виталию) Я не знаю, кто такой Аркашка, но похоже - личность популярная!

МЕНТ. А когда будет?

ЕВЛАМПИЙ. Этого мы тоже не знаем!

МЕНТ. Да? Ладно. Завтра зайду!

ЕВЛАМПИЙ. (Менту) Правильно! Завтра заходите! (Виталию) Завтра ноги моей здесь не будет!

МЕНТ. Рюмочку махну на дорожку и пойду!

 

Идет к столу, наливает водки, выпивает, закусывает грибочком

 

А вы не хотите?

ЕВЛАМПИЙ. Что вы!  Мы потом! Мы так постоим! Можно?

ВИТАЛИЙ. Мы после вас!

МЕНТ. Ну, как хотите. Пойду.

ЕВЛАМПИЙ. Успехов вам в личной жизни, продвижения по службе!

ВИТАЛИЙ. Высоких показателей в труде!

 

Мент направляется к выходу, по дороге снимает с гвоздя респиратор, вертит в руках

 

МЕНТ. А это что? Это зачем?

ЕВЛАМПИЙ. Это вам не нужно! Вы наверное в ГАИ служите? Или как там это у вас сейчас называется?

ВИТАЛИЙ. Гибэдэдэ.

ЕВЛАМПИЙ. К рукам у вас так и липнет все! Тяжело, наверное, так-то вот? А? МЕНТ. Это ваше?

ЕВЛАМПИЙ. Да, это наше! А что, нельзя, да?

 

Вешает респиратор на гвоздь

 

МЕНТ. Ладно, зайду завтра!

ЕВЛАМПИЙ.  Да, лучше  завтра! Завтра что у нас? Четверг? Вот и приходите! Сразу после дождя! Договорились?

  МЕНТ. А вы, собственно, кто такие будете?!  

Акт третий

 

Та же квартира. За столом сидят Виталий и Евлампий

 

ЕВЛАМПИЙ.  Ну что, дорогой мой друг Виталий, вечер встречи позволь считать  открытым?!

ВИТАЛИЙ. Да! Да!  Давай, дорогой мой друг, выпьем поскорей, пока какая-нибудь чума не налетела на эту беспокойную квартиру!

ЕВЛАМПИЙ. Да уж! Чума! Хуже чумы! Вот они – хуже чумы!

ВИТАЛИЙ. Ладно! Забыли!

ЕВЛАМПИЙ. За тебя!

ВИТАЛИЙ. За нас!

 

         Чокаются. Выпивают. Закусывают.

 

ВИТАЛИЙ. Ну, как там ваш город поживает?

ЕВЛАМПИЙ. Почему – «ваш»? Наш! Хорошо поживает! Воздух чистый! Город чистый! Это – совсем другой город, Виталий! Это уже не тот город, из которого ты уехал.  Сколько лет назад ты уехал?

ВИТАЛИЙ. Двадцать. Немного больше.

ЕВЛАМПИЙ. Ну вот. Двадцать лет! Совсем другой город! Ты его не узнаешь!

ВИТАЛИЙ. Да. Наслышан. Так ведь сейчас все города, которые на нефти да на газе стоят, процветают.

ЕВЛАМИЙ. Ну, мы не то чтобы стоим, но к трубе отношение имеем!

ВИТАЛИЙ. Да уж…

ЕВЛАМПИЙ. Ну, а ты-то как?

ВИТАЛИЙ. Я то? Да что я. Мне особенно нечем похвастаться. Но и жаловаться не буду: не хочу Бога гневить. Ты как? до Лувра еще не добрался?

ЕВЛАМПИЙ. До Лувра нет. Но есть мои работы в частных коллекциях и в Париже, и в Лондоне! У меня ведь персональных выставок сколько было! Так что…

ВИТАЛИЙ. Рад за тебя.

ЕВЛАМПИЙ. Да. Ну, давай, дорогой мой, выпьем водочки. Я проголодался что-то! Да и ты наверное?

ВИТАЛИЙ.  Есть немного.

ЕВЛАМПИЙ. За что выпьем?

ВИТАЛИЙ. За тебя. За твои успехи давай выпьем!

 

Выпивают, закусывают

 

ЕВЛАМПИЙ.  Вся эта кутерьма разожгла у меня волчий аппетит! Подпортили радость встречи!

ВИТАЛИЙ. Саранча! …  селедочка хороша! И вот тут я позволю себе не согласиться с профессором Преображенским, который утверждал, что холодным закусывают только "недорезанные большевиками помещики"!  Я вот не помещик, а лучшей закуски под водку, чем селедочка,  не знаю!

ЕВЛАМПИЙ. Совершенно с тобой согласен, мой дорогой! Вот и Николай Васильевич Гоголь с большим знанием дела описывает, как те же недорезанные большевиками помещики закусывали именно холодными закусками.  Была там и икорка, и рыбка, и сыры разные и … в общем, э-э…

ВИТАЛИЙ. «Каждый обнаруживал свой характер и склонности! Налегая, кто икру, кто на семгу, кто на сыр!»

ЕВЛАМПИЙ. А Собакевич, оставив без … внимания все эти мелочи, пристроился к осетру и уделал его, если мне не изменяет память, в четверть часа!

ВИТАЛИЙ. Не изменяет: именно в четверть часа! Но только, не уделал, а «доехал его всего!»

ВИТАЛИЙ. «Доехал!» Вот именно что «доехал»! Это очень верно сказано про осетра-то, который во все блюдо!

 

Смеются

 

ВИТАЛИЙ. А когда полицмейстер вспомнил об этом осетре и направился к нему с вилкою вместе с другими гостями, со словами: «А каково вам, господа, покажется вот это произведение природы?» - то видит, что от произведения природы остался один  лишь хвост!

ЕВЛАМПИЙ. Или голова?

ВИТАЛИЙ. Или голова.

Смеются

 

ВИТАЛИЙ. Цитирую:"А Собакевич подошедши к тарелке, которая была подальше других, тыкал вилкою в какую-то маленькую рыбку!", будто и не при делах он! Ой, не могу!

Да-а!  Николай Васильевич – это мастер! Никто, никто не знал так русскую   душу!

 

Евлампий разливает водку

 

 ВИТАЛИЙ. Умели наши предки покушать! Вернемся мы к истокам, как думаешь?

ЕВЛАМПИЙ. Все возвращается на круги своя рано или поздно!

ВИТАЛИЙ.  Ах, Евлампий, я так поглупел за эти двадцать лет! Пустыня! В пустыне жил! Не с кем было слово молвить! Все тебя вспоминал!

ЕВЛАМПИЙ. Давай, давай выпьем…

ВИТАЛИЙ. Давай, выпьем, Евлампушка, за то, чего нас лишили и лишают!  За утраченное выпьем, за то хорошее, что у нас отняли и отнимают!…

ЕВЛАМПИЙ. Да… Жестокий мир! Жестокие нравы! Давай, помянем!

ВИТАЛИЙ. Не чокаемся!

 

         Выпивают. Закусывают.

 

ВИТАЛИЙ. Мировая селедочка! Во рту тает!  Вот и домоуправ у Булгакова… что-то фамилию  его запамятовал?

ЕВЛАМПИЙ. Босой!

ВИТАЛИЙ. Точно! Босой! Вот и он - тоже начал с селедки! Тяпнул рюмочку водки,  подхватил на вилку три куска селедки...

ЕВЛАМПИЙ.  А впереди его ждало самое вкусное, что есть в этом мире!

ВИТАЛИЙ. Да, да, да! Только там так: «... в гуще огненного борща, находится то, чего вкуснее нет в мире, - мозговая кость!»

ЕВЛАМПИЙ. Не дали насладиться! Вот ведь чума! Пожалуй не знала история мира чумы страшнее, чем большевизм!

ВИТАЛИЙ. Не приведи Господь повторения!

ЕВЛАМПИЙ. Господи помилуй!

 

Выпивают. Закусывают.

 

 ЕВЛАМПИЙ. Стоп! Попробуй-ка грибочков! Ведь я их из дому вез! Домашнего соления! Мама солила!  А я собирал!

ВИТАЛИЙ. Как же я, растяпа, их не углядел! Красавцы-то какие! Один к одному!

 

         Закусывает грибочком

 

ВИТАЛИЙ. У-ум! Райское наслаждение!

ЕВЛАМПИЙ. Тьфу на тебя! Такие слова говоришь, а потом руками за хлеб берешься!

ВИТАЛИЙ. Что такое, Евлампушка? Что не так сказал, чем прогневал?

ЕВЛАМПИЙ.  Что же ты телевизионной рекламой оскверняешь наш стол!

ВИТАЛИЙ. Телевизионной рекламой? Когда?

ЕВЛАМПИЙ. Ну как же: «райское наслаждение!»

ВИТАЛИЙ. Да? Не знал! Я ведь ящик-то не смотрю! У меня и нет его, слава Богу!

ЕВЛАМПИЙ. А у меня есть. Ведь нужно же знать, что происходит вокруг! Все-таки...

ВИТАЛИЙ. А мне не нужно! Вот мне - не нужно! Ничего я не потерял, если не знаю, что происходит вокруг!

ЕВЛАМПИЙ. В отшельники подался? Праведником стал?

ВИТАЛИЙ. В отшельники – это было бы хорошо! Но нет! А хотел бы! Очень бы хотел! Только вышла бы у меня из этой затеи какая-нибудь очередная гадость!

ЕВЛАМПИЙ. Ну, так стало быть и не лезь пока в отшельники! Завшивеешь там! А давай-ка лучше водочки!

 

Наливает водку

 

А грибочков вот этих попробуй! Эти по особому рецепту! Можно сказать – фирменные! Мамины! Давай, дорогой друг! Водочка-то нынче хороша! Не обманули!

 

Выпивают

 

ВИТАЛИЙ.  (Подцепляет вилкой грибочек) У-ум! Нет слов! Нет слов! Мама у тебя большая мастерица по этой части! Не забуду никогда блинов, которыми она меня потчевала.  Давай-ка, Евлампушка, за твою маму!

 

         Евлампий  наливает.

 

ВИТАЛИЙ. Дай Бог ей здоровья! Мировая у тебя мамаша!

ЕВЛАМПИЙ. Умерла мама-то, Виталий!

ВИТАЛИЙ. Как?! Когда?!

ЕВЛАМПИЙ. Да вот, этой осенью и умерла. Похоронил маму.

ВИТАЛИЙ. Как же так! Господи! Прости, Евлампий! Нехорошо вышло!

ЕВЛАМПИЙ. Да нет! Чего же! Ты ведь не знал! Давай помянем маму!

ВИТАЛИЙ. Да...

 

         Пьют. Некоторое время сидят молча

 

ЕВЛАМПИЙ. А вот это вот маслята! Посмотри, какие!

ВИТАЛИЙ. Да! Красавцы! Один к одному! Словно патроны от «Макара»!

 

Евлампий наливает водку

 

ЕВЛАМПИЙ. Это который Макар? Который  телят не пас? Не видал я ни его самого, ни его патронов! Давай, за тебя!

ВИТАЛИЙ. Нет, Евлампий! Теперь я предлагаю выпить за тебя! За твои успехи! Ведь у тебя есть успехи?

ЕВЛАМПИЙ. Да, успехи у меня есть!

ВИТАЛИЙ. Добрые люди донесли мне, что ты выставляешься регулярно! Только что не в Лувре?

ЕВЛАМПИЙ. Да! В Лувре пока что не выставлялся! Но это их проблемы!

 

Смеются

 

ВИТАЛИЙ. Узнаю, узнаю своего друга Лампу!

 

Смеются

 

ЕВЛАМПИЙ. Лампа... (задумывается) Лампой меня давно уже никто не называл!

ВИТАЛИЙ. Ты что, обиделся?

ЕВЛАМПИЙ. Что? А, да нет. Так, вспомнил...  А  вот это волнушки!  Эти тоже имеют свой характер!

ВИТАЛИЙ. Волнушки после! Я вот еще с маслятами не разобрался!(Хочет подцепить на вилку грибочек, но он прыгает из тарелки на стол)Ух ты! Посмотрите на него! Чисто лягушонок! Стой, кому говорят! Нет, брат, от меня не уйдешь!

ЕВЛАМПИЙ. Поймал?

ВИТАЛИЙ. А то!  Давай, Евлампушка, хлопнем за масляток, за волнушек! За тебя, что это дело… слушай, ведь ты все это пер на себе! Эти банки! Ведь в такую даль!

ЕВЛАМПИЙ. Да брось! В самолете же! Потом на такси! Раз, два – и на месте!

ВИТАЛИЙ. Это да! Эх, родину бы продал, лишь бы оказаться там! Скучаю, знаешь…

ЕВЛАМПИЙ. Зачем родину? Не нужно родину! (Наливает).  Всего-то и дел: сел в аэроплан и… давай! За твой приезд!

 

Выпивают

 

ВИТАЛИЙ. Э-э-э, дорогой Евлампушка! Ведь это же какую прорву денег сейчас билет-то стоит на аэроплан! Мне не поднять!

ЕВЛАМПИЙ. В одну сторону только подними! А оттуда мы тебя отправим!

ВИТАЛИЙ. Ладно.  Видно будет… (задумывается).  А хорошо бы побывать! Я бы и совсем остался!…

ЕВЛАМПИЙ. Не вопрос! И оставайся!

ВИТАЛИЙ. Да?  Хорошо бы! Мне у вас хорошо было!

ЕВЛАМПИЙ. Ну вот и договорились! Давай, за твою новую жизнь!

 

Выпивают. Закусывают.

 

ВИТАЛИЙ. Все грибочки хороши! Но любы мне маслята более всех! Позволь, брат, я еще масленочка поймаю!

ЕВЛАМПИЙ. А лови!

 

Выпивают. Виталий пытается подцепить на вилку грибочек, но он выпрыгивает из тарелки на стол, затем на пол. Виталий продолжает преследование на полу, передвигаясь на четвереньках, тычет вилкой в пол

 

ВИТАЛИЙ. Посмотрите-ка, какой прыткий!

ЕВЛАМПИЙ. Будешь прытким, когда жить захочешь!

ВИТАЛИЙ. А на что ему жизнь? Ему жизнь дана, чтобы быть съеденным! В этом смысл его существования!

ЕВЛАМПИЙ. Это ты кому?

ВИТАЛИЙ. Это я ему! Стой, не уйдешь!

ЕВЛАМПИЙ. А ты его туфлей!

ВИТАЛИЙ. Я его живым должен взять!

ЕВЛАМПИЙ. Ты вступил на тропу противоречия!

ВИТАЛИЙ. Разве?

ЕВЛАМПИЙ. А как же!  То убить его хочешь, то взять живым! Нужно определиться! Выработать консенсус!

ВИТАЛИЙ. Стой! Та-ак! Сейчас я удобнее вилку ухвачу! Кого, ты говоришь, я должен выработать?

ЕВЛАМПИЙ. Ни кого, а чего! Консенсус!

ВИТАЛИЙ. И зачем мне его вырабатывать, этот консенсус? Как его вообще вырабатывают?

ЕВЛАМПИЙ. Забудь про консенсус!

 

Вылезает из-за стола

 

Давай-ка я тебе помогу! Гони его на меня! Я вот здесь, в засаде буду его караулить!

ВИТАЛИЙ. Вот! Это друг! Пришел на выручку! Значит план будет такой: я погоню его на тебя, а ты перекрой ему все пути отхода! Блокируй его!

ЕВЛАМПИЙ. А как же! Блокирую! У меня не проскочит!

ВИТАЛИЙ. (тыкает вилкой в пол) Стой, не уйдешь! Держи его! Не дай ему уйти! Заходи с фланга!

ЕВЛАМПИЙ.  Уже зашел! Чур, добычу пополам!

ВИТАЛИЙ. Без вопроса! Возьмешь себе филейную часть!

ЕВЛАМПИЙ. Согласен! Бери себе шкуру!

ВИТАЛИЙ.  А где зверь-то? Что-то я потерял его из виду?

ЕВЛАМПИЙ. Под штору он ушел! Там его логово!

  

 Подползают к балконной двери, которая закрыта шторой. Сверху, в проеме между шторами, появляется голова

 

ГОЛОВА. А где Аркашка?

 

Друзья  садятся на пол,  смотрят друг на друга

 

ЕВЛАМПИЙ. Ты слышал то же,  что и я, или мне почудилось?

ВИТАЛИЙ. А что ты слышал?

ЕВЛАМПИЙ. Тут кто-то Аркашкой интересуется!

ВИТАЛИЙ. Я слышал тоже самое! Это массовая галлюцинация! Все, нам каюк!

ЕВЛАМПИЙ. Прекратить панику! Паника на тонущем корабле – это верная смерть!

ВИТАЛИЙ. Мы что, уже на корабле?

ЕВЛАМПИЙ. А разве нет?

ВИТАЛИЙ. Я не знаю... хотя... сегодня ничего нельзя исключать... всё так запущено... но я точно помню, что к тебе я пришёл, а не приплыл!

ЕВЛАМПИЙ. Это не аргумент! Палуба ходуном ходит! Ты это чувствуешь?

ВИТАЛИЙ. Чувствую!

ЕВЛАМПИЙ. Все ясно! Мы на корабле!

ВИТАЛИЙ. Все ясно, товарищ капитан! А куда мы плывем?

ГОЛОВА.  Все! Эти уже приплыли!

ВИТАЛИЙ. Вот! Снова этот голос! Ты слышал?

ЕВЛАМПИЙ. Это морская болезнь! Такое вот странное её проявление!

ВИТАЛИЙ. Ты думаешь?

ЕВЛАМПИЙ. Конечно!

ВИТАЛИЙ.  А по-моему – это гриб!

ЕВЛАМПИЙ. Грипп? Ты думаешь, мы заболели неизлечимой формой гриппа?

ВИТАЛИЙ. Нет! Не то! Помнишь, в результате наших слаженных действий, он ушел под штору?

ЕВЛАМПИЙ. Кто ушел под штору?

ВИТАЛИЙ. Маринованный гриб! Масленок!

ЕВЛАМПИЙ. Да-да-да-да-да! Что-то такое припоминаю!

ВИТАЛИЙ. Нужно его спросить!

ЕВЛАМПИЙ. Кого?

ВИТАЛИЙ. Гриба нужно спросить!

ЕВЛАМПИЙ. Правильно! Давай, спрашивай!

ВИТАЛИЙ. Твой гриб, ты и спрашивай!

ЕВЛАМПИЙ. Логично!  (Наклоняется и говорит под штору) Эй, гриб, это ты?

ГОЛОВА. Ну, я! (смотрит на происходящее сверху, из проема шторы) Нет! Они точно, приплыли!

ВИТАЛИЙ. Вот! Слышал? Я был прав! Я давно подозревал, что этот Аркашка еще тот фрукт! То есть гриб!

ЕВЛАМПИЙ. Ты думаешь Аркашка на самом деле - гриб?

ВИТАЛИЙ. Конечно! Более того: на лицо заговор! Тайная организация, где Аркашка - главный гриб! А за шторой у них штаб!

ЕВЛАМПИЙ. Ты думаешь?

ВИТАЛИЙ. Я в этом уверен!

ЕВЛАМПИЙ. Так. Тогда нам нужен язык!

ВИТАЛИЙ. Какой язык?

ЕВЛАМПИЙ. Ну не говяжий же! Нам нужен пленный!

ВИТАЛИЙ. Гениально!

 ЕВЛАМПИЙ. Ну, еще бы! Давай,  проткни его вилкой!

ВИТАЛИЙ. Кого проткнуть вилкой?

ЕВЛАМПИЙ. Этого гриба, который спрашивает Аркашку! Проткни его и тащи сюда! Пусть он нам все выложит!

ГОЛОВА. Не нужно меня вилкой протыкать! Я хороший!

ЕВЛАМПИЙ. Разговорчивый какой гриб!

ВИТАЛИЙ. Я же говорю – мутант! Загонял меня! Я такую закуску в первый раз встречаю! Покайся, дорогой друг, ты эту закуску собирал в Чернобыле?

 

Голый выходит из-за шторы. Причинное место прикрывает горшком с кактусом. Друзья смотрят на кактус

 

ЕВЛАМПИЙ. (показывает вилкой на кактус) Обрати внимание, мой дорогой друг, какой мощный пестик у нашей закуски! Именно этим она размножается... я полагаю.

ВИТАЛИЙ. Мои познания в ботанике не так обширны, друг мой игрищ и забав, однако, сдается мне, что грибы размножаются спорами.

ЕВЛАМПИЙ. Ты все перепутал, мой сладкоголосый друг: спорами размножается истина!

ВИТАЛИЙ. Ах, да...

ЕВЛАМПИЙ. И эта истина состоит в том, что перед нами гриб-мутант с колючим пестиком в горшке, и этот гриб спрашивает Аркашку, а от этого имени меня уже тошнит!

ВИТАЛИЙ. На помойку такой гриб!

ГОЛЫЙ. Не нужно меня на помойку, граждане! Лучше дозвольте слово молвить!

ЕВЛАМПИЙ. Пусть молвит, что ли?

ВИТАЛИЙ. На помойку бы его...

ЕВЛАМПИЙ. Это мы всегда успеем. Молви, колючий пенис!

ГОЛЫЙ. Братцы, спасите! За мной гонится злой рогатый милиционер!

ЕВЛАМПИЙ. С какой целью?

ГОЛЫЙ. С целью убить меня из табельного оружия!

ВИТАЛИЙ. Двум смертям не бывать, а одной - не миновать!

ГОЛЫЙ. Не отдайте на поругание, братцы! Мы ведь одной крови – вы и я!

ВИТАЛИЙ. Не зарывайся, закуска маринованная!

ГОЛЫЙ. Дайте мне рюмочку водочки, замерз я на балконе, скрываясь от недруга! Ветра холодные, лютые пронзали…

ЕВЛАМПИЙ. Обойдемся без поэтических отступлений! "Пронзали" его, понимаешь. А ты вот лучше скажи нам, закуска пупырчатая, почему без штанов появился в приличном обществе?

ГОЛЫЙ. Не успел я штаны надеть! Врасплох застукал, злой милиционер! А не найдется ли у вас лишних штанов, кстати?

ВИТАЛИЙ. Лишних штанов не держим!

ГОЛЫЙ. Плачу любые деньги! Назовите вашу цену! Сегодня штаны - завтра деньги!

ЕВЛАМПИЙ. (обращается к Виталию) Пойдем, дорогой друг, тяпнем по рюмашке! А то заболтались мы что-то!

ГОЛЫЙ.  Отличная мысль!

ЕВЛАМПИЙ. Какой шустрый гриб, однако! Тебя пока еще никто не приглашал за стол!

ГОЛЫЙ.  Позеленел я весь, братцы, дозвольте к источнику припасть!

ВИТАЛИЙ. Позеленел – это да! (Евлампию) Обратите внимание, мой друг, они уже почти сравнялись цветом – колючий пестик и его обладатель!

ЕВЛАМПИЙ. Да... и мурашки на теле по высоте уже сопоставимы с колючками на органе воспроизводства!

ГОЛЫЙ. Ваши речи с головой выдают вас как мужей высоко интеллектуальных, не понаслышке знакомых...

ВИТАЛИЙ. Что, будем лечить представителя флоры?

ЕВЛАМПИЙ. Ладно. Так и быть. Рюмочку нальем. Хотя я - против: не люблю голой лести!

ВИТАЛИЙ. Я тоже из мира голых люблю только женщин! Но больной утверждает, что пострадал от милиции! А это кое-чего стоит! Даже если сам пострадавший нечего не стоит!

ГОЛЫЙ. Да, да, да! Именно пострадал! И заметьте, - безвинно! Совсем распоясались органы! Честного человека без штанов на балконе маринуют!

 

Евлампий  снимает с кресла покрывало и подает Голому

 

На вот пока что, примерь юбчонку!

ЕВЛАМПИЙ. Ну, за что пить станем?

ГОЛЫЙ.  За доброту, которая еще не покинула отдельных сердец этого жесткого, безжалостного мира!

ЕВЛАМПИЙ. Трепло!

ВИТАЛИЙ. Симулянт!

ЕВЛАМПИЙ. Мастер мимикрии!

ГОЛЫЙ. Спасибо за лестные отзывы! Пью этот бокал за вас!

 

Выпивают, закусывают. Голый закусывает грибочком

 

ВИТАЛИЙ. Да ты каннибал! Собратьями закусываешь!

ЕВЛАМПИЙ. Все, он уже не гриб! Вон, на окне орган размножения стоит. История кактуса дописана. А теперь, расскажите-ка нам свою настоящую историю!

ГОЛЫЙ (Блаженно щурится) Господи! Как немного нужно для счастья! Слушайте же и трепещите!

ЕВЛАМПИЙ. Ну- ну...

ВИТАЛИЙ. Давай, трави баланду!

ГОЛЫЙ. Там, за стеной, под сводами этой...

ЕВЛАМПИЙ. Давай по существу!

ГОЛЫЙ. Я так работать не могу! Прошу меня не перебивать! Вы разве куда-то спешите, господа? Мне кажется, - что нет. И я хочу рассказать историю красочно, как она того стоит, а не в стиле ментовского протокола!

ВИТАЛИЙ. Валяй, валяй!

ГОЛЫЙ. Однажды зазвонил телефон!

ВИТАЛИЙ. Гениально! Вот так должно начинать качественное повествование!

ГОЛЫЙ. Я же просил!

ВИТАЛИЙ. Продолжайте, коллега, я больше не буду!

ГОЛЫЙ. Так вот... однажды зазвонил телефон. С этого все и началось. Та, которая живет за этой вот стеной, ошиблась номером. А, может, не ошиблась... Знаете, когда чего-то ищешь, то можешь и найти... Даже если толком и не знаешь, где искать.

ВИТАЛИЙ. Бездна логики!

ЕВЛАМПИЙ. Туману много напустил!

ГОЛЫЙ.  Учту. Плесните в рюмочку в целях упорядочения повествовательного процесса!

ЕВЛАМПИЙ. Это можно. В целях упорядочения.

 

Разливает. Пьют. Закусывают

 

ГОЛЫЙ. Так вот. Поясню туманно выраженное. У Белинского однажды прочитал такую мысль...

ЕВЛАМПИЙ. Ты читал Белинского?

ГОЛЫЙ.  Да. Хотелось, знаете, для общего развития. Но ни фига не понял из того, что читал! Только одно высказывание застряло в голове: человек часто путает потребность к любви с самой любовью. Так, кажется. Это понятно?

ЕВЛАМПИЙ. Более или менее.

ВИТАЛИЙ. Продолжайте, профессор.

ГОЛЫЙ. Ну вот, собственно, эта ищущая наткнулась на меня случайно. Впрочем, я отдаю себе отчет в том, что случайности, как таковой, нет места под этими небесами...

ВИТАЛИЙ. Во, чешет!

ЕВЛАМПИЙ. Не отвлекайтесь от сути, пострадавший!

ГОЛЫЙ. Плесните в рюмочку!

ЕВЛАМПИЙ. Для организации процесса?

ГОЛЫЙ. Ну да. Чтобы речь могла свободно литься!

ВИТАЛИЙ. Вот именно - «литься»!  Может, хватит заливать! Что-то сдается мне, - ты нас за лохов держишь!

ГОЛЫЙ. Вам водки, что ли жалко?

ЕВЛАМПИЙ. Нет, водки нам не жалко.   Хотя...

ВИТАЛИЙ. А мне нравиться! В этом есть жизнь! Пусть рассказывает!

ЕВЛАМПИЙ. В чем есть жизнь? В этой истории, которую он тут плетет? Это лапотная какая-то история!

ВИТАЛИЙ. Нет, дело не в самой истории, а в текущем процессе создания!

ГОЛЫЙ. Ладно, можете мне больше не наливать! Я, как честный человек...

ВИТАЛИЙ. Давай, Евлампий, наливай нам всем! Я требую продолжения банкета!

ЕВЛАМПИЙ. Ну, так... Господи! Мне что, жалко?! Только... Да тьфу на него! Слушай, если нравится! А меня – увольте!

 

Наливает. Выпивают. Закусывают

 

ГОЛЫЙ. Она позвонила мне на работу. Я как раз дежурил, и она позвонила. Ошиблась номером, значит. Базар-вокзал... короче, она неожиданно легко согласилась приехать ко мне. На работу. Ну и приехала. Дамочка оказалась не в моем вкусе. Но включать реверс было уже поздно. Да и не прилично как-то. Тем более – я поляну накрыл. В общем, посидели мы, а под занавес я  ей подножку и на раскладушку.   Как водится. И ей это понравилось. И стала она мне названивать. Закурить можно?

ЕВЛАМПИЙ. Нет! Мы не курим. Иди, если хочешь, кури на балконе.

ГОЛЫЙ. Да у меня нет. Все там  (показывает на стену)

ЕВЛАМПИЙ. Ну, стало быть - не судьба!

ВИТАЛИЙ. Ну и что же дальше-то было? Как ты оказался  без штанов здесь, у нас?

ГОЛЫЙ. Все просто!

ВИТАЛИЙ. (Цитирует) «Всё просто! В белом плаще с кровавым подбоем...»

ГОЛЫЙ.  Да. То есть - нет. Фактически я стал альфонсом.

ВИТАЛИЙ. Ой, как интересно! Ни разу не видел живого альфонса!

ЕВЛАМПИЙ. Врет он!

ГОЛЫЙ. Нет, не вру. Я же говорю – она нашла то, что хотела! Но не я. Муж у нее большим милицейским начальником оказался! Только  я об этом не знал до поры! Не мог от нее отвязаться! Стала она меня разносолами баловать! Для холостяка это... Путь к сердцу холостяка лежит через его желудок, как вы знаете!

ЕВЛАМПИЙ. С этим трудно спорить!

ВИТАЛИЙ. Ну и?

ГОЛЫЙ. Ну вот, так и втянулся! Позвонит она мне... я то ее не хочу, не в моем она вкусе! Но зато в моем вкусе оказались ее разносолы! Я и повелся! Приду, напьюсь-наемся... но отрабатывал всегда честно!

ЕВЛАМПИЙ. Пошляк!

ВИТАЛИЙ. И тут на сцене появляется рогатый милиционер!

ГОЛЫЙ.  Да.  Только я тут в первый раз  и был-то! Мы у нее на работе встречались. У нее отдельный кабинет. Когда учреждение на клюшку закрывали, - приходил я. А сегодня вот, решили у нее. И – вот результат!

ЕВЛАМПИЙ. И что?

ГОЛЫЙ. Что? Поэтому я здесь. Можно мне в душ?

ЕВЛАМПИЙ. Обыкновенная история. Классика. Анекдот.

ГОЛЫЙ. А как насчет полотенца?

ЕВЛАМПИЙ. Там все есть. В ванной.

ГОЛЫЙ. О`кей!

 

Голый уходит в ванную

 

ЕВЛАМПИЙ. Что будем с ним делать?

ВИТАЛИЙ. А что с ним нужно делать?

ЕВЛАМПИЙ. Он что, нам нужен здесь?

ВИТАЛИЙ. Это да. Это конечно. Не нужен.

 

Молчат

 

ВИТАЛИЙ. А пусть он позвонит куда-нибудь! Пусть ему друзья привезут одежду! Или кто там у него!

ЕВЛАМПИЙ. А что, это мысль! (Голому) Эй, как тебя там? (Виталию) Как его зовут-то?

ВИТАЛИЙ. А кто же его знает! Зови просто -  Альфонс! Альфонс Доде!

ЕВЛАМПИЙ. Не по Сеньке шапка! Эй, герой любовник! Выгляни в окошко!

 

Голый  выглядывает из ванной

 

Вы меня?

ЕВЛАМПИЙ. Ну да, тебя! Ты вот что... у тебя же знакомые  есть, друзья там…?

ГОЛЫЙ. Ну, есть, конечно. А что?

ЕВЛАМПИЙ. Ты позвони кому-нибудь, пускай тебе одежду-то какую-нибудь подвезут!

ГОЛЫЙ.  Да.  Это действительно! Это мысль! Как же я сразу-то не подумал об этом! Душ вот приму и позвоню!

 

Скрывается в ванной

 

ЕВЛАМПИЙ. Ну, вот и все дела! И пусть едет.

ВИТАЛИЙ. Тебе он не понравился?

ЕВЛАМПИЙ. Что значит – понравился, не понравился! Он здесь лишний! Разве не так?

ВИТАЛИЙ. Так, так конечно! Он лишний! И вот еще…(Голому) Послушай, как тебя там?

 

Голый выглядывает из ванной

 

Вы меня звали?

ЕВЛАМПИЙ. Звали, звали! Послушай, ты говорил, что у этой… у соседки через стенку ты в первый раз, так? Говорил ты это?

ГОЛЫЙ.  Ну.

ЕВЛАМПИЙ. Не – «ну», а говорил или не говорил?

ГОЛЫЙ. Ну, говорил! А в чем, собственно…

ЕВЛАМПИЙ. А вот в чем! Если это так, то откуда же ты знаешь Аркашку?

ГОЛЫЙ. Аркашку?

ЕВЛАМПИЙ. Да, Аркашку!

ВИТАЛИЙ. Да, Аркашку? Откуда ты знаешь Аркашку?!

ЕВЛАМПИЙ. вот именно!

ГОЛЫЙ.  Я?!

ЕВЛАМПИЙ. Ты!

ВИТАЛИЙ. Ты, ты!

ГОЛЫЙ. Так, это… его все знают, Аркашку! Разве нет?

ВИТАЛИЙ. Нет! Мы вот не знаем! Тоже мне, Муслим Магомаев!

ГОЛЫЙ. А кто это – Муслим Магомаев?

ЕВЛАМПИЙ. Все! Свободен! Иди, мойся!

ГОЛЫЙ. Спасибо!

 

Голый скрывается в ванной

 

ЕВЛАМПИЙ. Вот так вот!

ВИТАЛИЙ. Давай, Лампа, наливай!

 

Евлампий наливает. Выпивают.

 

ВИТАЛИЙ. Хороша селедочка! Настоящий русский закусон: селедочка с картошечкой, да с зеленым лучком!

ЕВЛАМПИЙ. Вот балда!

ВИТАЛИЙ. Чем прогневил я тебя, что балдой меня называешь?

ЕВЛАМПИЙ. Это я балда!

ВИТАЛИЙ. Тогда ладно!

ЕВЛАМПИЙ. Совсем забыл! С этими альфонсами!

ВИТАЛИЙ. Что случилось, друг мой Лампа?!

ЕВЛАМПИЙ. Я же картошки собирался сварить! На горячее!

ВИТАЛИЙ. Так. И где она, я тебя спрашиваю? А? Давай, отвечай, когда тебя спрашивают?!

ЕВЛАМПИЙ. Забыл!

ВИТАЛИЙ. Где картошка, забыл? На кухне, наверное! Или я чего-то не понимаю?

ЕВЛАМПИЙ. Щас! Щас я исправлю досадную эту…

ВИТАЛИЙ. Давай, друг! Исправляй досадную "эту"

 

Евлампий  отправляется на кухню. Кричит оттуда

 

А ты пока что музыку послушай! Там мой плеер и наушники. На книжном шкафу! Или мне помочь желаешь?

ВИТАЛИЙ. Неа! Не желаю! Я в гостях или как?

ЕВЛАМПИЙ. А еще друг называется! (Икает)

ВИТАЛИЙ. Будь здоров! Дружба дружбой, а картошку чисть врозь! Так, кажется, гласит поговорка?  (берет со шкафа плеер, надевает наушники)

ЕВЛАМПИЙ. А может ее того, в обмундировании сварить? (Икает)

ВИТАЛИЙ. (Снимает наушники) Будь здоров! (Надевает наушники, включает плеер)

 

Акт четвертый

 

Та же квартира. Звонят в дверь. Евлампий выходит из кухни и направляется в прихожую. Виталий в наушниках слушает плеер

 

ЕВЛАМПИЙ. Кто стучится в дверь ко мне с чем-то толстым на ремне?

МЕНТ. (За дверью) Аркаша, это ты?

ЕВЛАМПИЙ. Опять Аркаша! Меня уже тошнит от этого имени! Нет, это не Аркаша!

МЕНТ. А кто?

ЕВЛАМПИЙ. Конь в стеганом пальто!

МЕНТ. Ну, открой, конь в пальто!

ЕВЛАМПИЙ. Не могу! Копыта накрасил! Сохнут вот!

МЕНТ. А ты зубами!

ЕВЛАМПИЙ. Все, прием окончен! Спешу в стойло: овес стынет!

МЕНТ. Ты мужик или как?

ЕВЛАМПИЙ. Или как: я конь! Я мерин! Идите домой, дядя, а то лягну!

МЕНТ. Через дверь, что ли?

ЕВЛАМПИЙ. Ну, уел!

 

Открывает дверь. Заходит Мент. Он в спортивном костюме, домашних тапочках В одной руке держит  охапкой одежду, в другой бутылка виски

 

ЕВЛАМПИЙ. Это снова вы?! (Икает) Завтра уже наступило? (Показывает на одежду) Барахлишком приторговываете, гражданин начальник? Секенд хенд? (Икает) Так нам без надобности!

МЕНТ. Здравствуйте.  Вообще-то  я сосед! Я сверху!

ЕВЛАМПИЙ. Да? Почему же это  если сосед, то сразу сверху?! Это, знаете, дискриминация! (Икает) И вообще, вы ведь сейчас не при исполнении и я запросто могу обидеться, а если я обижусь (Икает)

МЕНТ. Я хотел сказать, что я сбоку…

ЕВЛАМПИЙ. Какой вы, однако, проказник!

МЕНТ. Да бросьте вы это! Я через стенку!

ЕВЛАМПИЙ. Да вы, батенька, просто маньяк какой-то! То сверху, то сбоку, теперь вот что еще удумали: через стенку! (Икает) Это как, вообще?!

МЕНТ. Бросьте, бросьте! Я просто оговорился! Я хотел сказать, что я живу в квартире через стенку! Вон там! Я – сосед Аркашки!

ЕВЛАМПИЙ. Да? И что дальше? (Икает)

МЕНТ. Прекратите икать!

ЕВЛАМПИЙ. Не понял?! (Икает)

МЕНТ. Я сейчас все объясню. Пройти можно?

ЕВЛАМПИЙ. Нет, нельзя! Говорите тут. Вы к нам зачем!

МЕНТ. А вы, собственно, кто?

ЕВЛАМПИЙ. Как, опять? Может документы показать? (Икает)

 МЕНТ. Да прекратите вы икать! Нужно будет – покажете!

ЕВЛАМПИЙ. Хочу - икаю! Я люблю икать, ясно вам?! И вообще, вы кто такой, чтобы мне икать запрещать?! (Икает) Попрошу покинуть территорию суверенного… (Икает)

 МЕНТ. Водички попей.

 

         Мент отстраняет Евлампия и проходит в комнату

 

ЕВЛАМПИЙ. Эй! Гражданин начальник! Не надо хамить! Вы не у себя в отделении!

 

Идет вслед за Ментом в комнату

 

ВИТАЛИЙ. (Замечает  входящего, снимает наушники) А Аркашки дома нету!

МЕНТ. А когда будет?

ВИТАЛИЙ. Это, знаете, как с Лениным, который  был, есть…

ЕВЛАМПИЙ. И будет есть! (Икает)  Это все Надежда Константиновна придумала, потому что ее муж, Владимир Ильич Крупский, всегда есть хотел, ввиду революционной деятельности! (Икает, затем обращается к Менту) Послушайте, вы, из внутренних органов, вы не у себя дома, и не при исполнении, так что попрошу (Икает)!

МЕНТ. Ничего подобного  Крупская не говорила!

ЕВЛАМПИЙ.  А вы почем знаете?! Вы что, ее родственник?

МЕНТ. (Виталию) А вы кто будете?

ВИТАЛИЙ. Я?! Конь в пальто!

МЕНТ. Еще один конь! У вас тут что, конюшня?

ЕВЛАМПИЙ. У нас тут конезавод!  (Икает)

ВИТАЛИЙ. Племенные мы!

ЕВЛАМПИЙ. Дальше что?!

МЕНТ. Вот что, мужики! Давайте кончать этот балаган! Так мы никогда не закончим… (Протягивает руку Виталию) Слава!

ВИТАЛИЙ. (Делает вид, что руки не замечает) Это кому слава? Может, КПСС? Так вы опоздали! Крышка им!

ЕВЛАМПИЙ. Крышка! (Икает)

МЕНТ. Не надоело вам, ребята?

ЕВЛАМПИЙ. (Обращается к Виталию) Виталик! Это товарищ из внутренних органов! Ты его узнал?

ВИТАЛИЙ. Ух, ты! Прямо оттуда?! А почему без мигалки?

МЕНТ. Да хватит вам! Что вы, в самом-то деле, дурака валяете!

ВИТАЛИЙ. Самокритика – это хорошо! Это обнадеживает!

МЕНТ. Не смешно! В ванной вода шумит! Кто у вас там?!

ЕВЛАМПИЙ. Там - она! (Икает)

МЕНТ. Да перестаньте вы икать! Выпейте воды! Кто - она?!

ЕВЛАМПИЙ. Вода. Вода там шумит, которую вы мне все время навяливаете! А между тем, в бутылке у вас не вода! (Икает) Правда, Виталик?

ВИТАЛИЙ. Нет, не вода. По цвету. А по вкусу - не знаю. Не пробовал. Может у него там бензин! Это нам неизвестно!

ЕВЛАМПИЙ. Вы зачем с бензином к нам пришли? (Икает)

ВИТАЛИЙ. Кто к нам с бензином пришел, тот от бензина…  (Евлампий икает) Будь здоров, Лампа!

 

Из ванной появляется Голый.  На бедрах у него полотенце

 

ГОЛЫЙ.   А вот и я!

ВИТАЛИЙ.   (Делано пугается) Ой, кто это?!

ЕВЛАМПИЙ. (Голому) Учтите: мы совершенно не знакомы! Вы к кому?(Икает)

 

Немая сцена

 

ГОЛЫЙ. (Менту) Бить будете?

МЕНТ. Вот твоя одежда (кладет одежду на диван, обращается к Евлампию) У меня вот виски. Давайте, за  знакомство?

ЕВЛАМПИЙ. Интересный поворот сюжета!

ВИТАЛИЙ. Братание соблазнителя и рого… и жертвы! Прекрасный сюжет для картины! Пользуйся, Лампа, дарю!

ЕВЛАМПИЙ. Да, жизнь полна сюрпризов! Это становится интересным! Посмотрим, что дальше будет! Кажется, сцена ревности со стрельбой отменяется!

ВИТАЛИЙ. Разве? Как жаль!

 

Мент садится за  стол. Открывает виски

 

МЕНТ. Не возражаете, если я сполосну рюмочки?

ВИТАЛИЙ. Возражаем!

ЕВЛАМПИЙ. Возражаем! Вы, все-таки гость, как никак!

 

Евлампий  собирает рюмки со стола и уходит на кухню. Голый берет свою одежду и уходит в ванную

 

ЕВЛАМПИЙ. (Возвращаясь из кухни с посудой) Ну, за что пить будем?

МЕНТ. За встречу!

ВИТАЛИЙ. Вот это вот и есть нечаянная встреча! Может лучше за проводы?

МЕНТ. А кого мы провожаем?

ВИТАЛИЙ. Вас. Знаете, что такое мусоропровод? 

 

Мент разливает виски

 

МЕНТ. Что такое мусоропровод - мы знаем.  А вот вы хамите. Вам не кажется? Ну и характер у вас! Попейте что-нибудь от желчи.

ВИТАЛИЙ. Спасибо.  Попью. Характер у меня, действительно,  не сахар!

ЕВЛАМПИЙ. Нормальный у тебя характер! А что такое мусоропровод, кроме того, что он мусоропровод?

МЕНТ. Это проводы мусора. На пенсию. Так нас еще называют: мусорами.  Так значит - за проводы? Я, собственно, ненадолго!

ВИТАЛИЙ. Только, пожалуйста, без слез!

 

Из ванной появляется Голый.  Он одет.

 

ГОЛЫЙ.  А я? А мне? Я тоже виски люблю!

МЕНТ. Прошу к столу! Вот ваше виски!

ГОЛЫЙ.  За что пьем?

МЕНТ. За тебя!

ВИТАЛИЙ. Пей! Это поминки!

ГОЛЫЙ.  Поминки?! Чьи?!

ЕВЛАМПИЙ. Твои, брат, твои!

МЕНТ. Да бросьте вы, ребята! Давайте,  правда,  за него! За моего освободителя!

ВИТАЛИЙ. Что?! Как вы сказали?!

ЕВЛАМПИЙ. Не понял?!

ВИТАЛИЙ. Да! Вот с этого места, пожалуйста, подробней!

МЕНТ. Выпьем! Я все объясню!

ВИТАЛИЙ. Ага! Ну, тогда ладно! Ладно, тогда!

ЕВЛАМПИЙ. Ладно! Тогда ладно!

ГОЛЫЙ.  Ладно, тогда!

 

Все пьют

 

ГОЛЫЙ.  Теплое!

ВИТАЛИЙ. Так вот они какие, виски!  Из чего их, интересно, делают?

МЕНТ. Из овса! Повторим?

ВИТАЛИЙ. Ладно!

ЕВЛАМПИЙ. Тогда ладно!

ГОЛЫЙ.  Ладно, тогда!

МЕНТ. Быстро спелись!

 

Мент наливает всем виски

 

МЕНТ. Ну, вздрогнули!

ВИТАЛИЙ. Так ведь и впрямь дрожим от нетерпения!

ЕВЛАМПИЙ.  Такая интрига!  Поведайте же нам скорей историю голого освободителя!

ГОЛЫЙ.  Я не голый!

ЕВЛАМПИЙ. Что?

ВИТАЛИЙ. Он говорит, что он не голый. Человеком себя почувствовал!

МЕНТ. Да уж... Человек без одежды...

ВИТАЛИЙ. Все равно - что без справки!

ЕВЛАМПИЙ. Это точно! Без бумажки мы букашки!

МЕНТ. Оно и видно!

ВИТАЛИЙ. (Обращается к менту) А у вас есть?

МЕНТ. Что?

ВИТАЛИЙ. Эта… бумажка?

МЕНТ. Мне без надобности!

ЕВЛАМПИЙ. Это точно!

ВИТАЛИЙ. Да уж!

ГОЛЫЙ.  Да.

МЕНТ. Не любите вы нашего брата!

ВИТАЛИЙ. А вы, наверное, младшенький в семье?

МЕНТ. Не понял?

ЕВЛАМПИЙ. Из трех братьев, которых мы не любим, вы младшим будете? Ну, помните: жили-были три брата! Старший умный, средний не то ни се, а вот младший…

ВИТАЛИЙ.  А за что вас любить-то?

МЕНТ. Ладно, замнем!

ВИТАЛИЙ. Это вы умеете!

МЕНТ. Трое на одного?

ВИТАЛИЙ. Так вот они какие, эти виски!

МЕНТ. Что, нравится?

ВИТАЛИЙ. Да. Вкусный напиток.   Не смотри, что из овса.

МЕНТ. Так переходи на виски!

ВИТАЛИИЙ. Не могу.

МЕНТ. Почему?

ВИТАЛИЙ. Я взяток не беру. Да и сопьюсь.

МЕНТ. Не дают потому что, вот и не берешь. Ну что,  еще по пять граммов?

ЕВЛАМПИЙ. Ну, если только по пять…

ВИТАЛИЙ. Кстати, а знаете ли вы, что интеллект измеряется в ционерах?

МЕНТ. Больше того, я уверен сейчас, как никогда, что угол падения равен углу отражения!

ВИТАЛИЙ. Это угроза?

МЕНТ.  Это намёк.

ГОЛЫЙ. В чем, говоришь, измеряется это самое, которого у нас с каждой рюмкой все меньше?

ВИТАЛИЙ. В ционерах. Милиционер, например.

МЕНТ. Глупо!

ЕВЛАМПИЙ. Все! Давайте раскуривать трубку мира!

ВИТАЛИЙ. А вот интересно, - клистирную трубку можно раскурить?

МЕНТ. Лучше журавль в небе, чем утка под кроватью!

ЕВЛАМПИЙ. Это вы к чему?

МЕНТ. Ладно. Проехали. Давайте раскуривать трубки. Клистирные.

ВИТАЛИЙ. Прости нас, старик, и пойми - мы не враги тебе!

ГОЛЫЙ.  Ты меня уважаешь?

МЕНТ. Придурки! (поднимает рюмку, подражая генералу из фильма «Особенности национальной охоты»)  Ну, за придурков!

ВИТАЛИЙ.  Нашему полку прибыло!

ЕВЛАМПИЙ. (Обращается к Менту.) Мы с тобой одной крови, брат мой крупнолицый!

 

Выпивают. Вдруг, сам собой включается телевизор. Телеведущий некоторое время смотрит на компанию, молчит, потом извлекает из недр экрана какой-то пакет

 

ТЕЛЕВЕДУШИЙ.  Ну что, памперсы будем мерить? В них вам будет сухо!

 

Все молча уставились в  телевизор

 

ГОЛЫЙ.  Он что, сам включился?

ТЕЛЕВЕДУШИЙ. Сам, сам! Ну, так как насчет памперсов? Брать будете?

 ВИТАЛИЙ. Во  дает!

МЕНТ. Не санкционированное проникновение!

ТЕЛЕВЕДУШИЙ. Кто-то у нас тут сильно умный! Не хотите памперсы, вот есть... (копается  себя в телевизоре) прокладки есть! Жене своей возьми, служивый! С крылышками вот. Рекомендую! Очень удобно!

МЕНТ. Ты сам, что ли, пользуешься?

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Я то? Да нет. Ладно. Не хотите памперсы и прокладки, давайте меняться: я вам «Клинского», а вы мне виски! Идет?

ЕВЛАМПИЙ. Ну ты нахал! Сравнил тоже!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Да мне только рюмочку! Я виски очень уважаю!

 МЕНТ. Так! Я сейчас произведу задержание!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Полегче на поворотах! Задержание он произведёт! Я здесь представляю в моем лице четвертую власть!

 

Мент в нерешительности

 

Я тоже здесь представляю…

 

Идет к телевизору. Щелкает выключателем, но ничего не происходит. Все присутствующие, в том числе Телеведущий, наблюдают за манипуляциями Мента

 

ВИТАЛИЙ. Вилка-то на полу лежит!

МЕНТ. Какая вилка?

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. (Высунувшись из телевизора) Какая вилка?

МЕНТ. Действительно! Вилка-то на полу лежит!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Действительно!

МЕНТ. Телевизор же в розетку не включен!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Действительно!

МЕНТ. Кто-нибудь что-нибудь понимает?

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Да, кто-нибудь что-нибудь ...

ВИТАЛИЙ. Да плюнь ты на него, брат! Иди к нам! Давай твои виски пить! Или твой? Или твоё? Как правильно?

МЕНТ. Наши! Так будет правильно! Наливай!

 

Садится за стол

 

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. А сейчас  новости! Не расходитесь пока!

ВИТАЛИЙ. Ни какой личной жизни от этих ящиков не осталось!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Кого-кого ты ящиком назвал?!

МЕНТ. Нужно его лицом к стенке поставить!

ВИТАЛИЙ. Правильно! (Намеревается встать)

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Не подходи! Это произвол! Лишу рекламных пауз!

ГОЛЫЙ.  Не нужно его  к стенке! Я жажду новостей! Я много времени провёл на балконе, один, голый, лишенный радостей жизни! Я страдал! Налейте мне скорей!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. И мне! Я тоже страдал! Я тоже голый! Потому что я олицетворяю собой правду! А она, как известно, голая!

ЕВЛАМПИЙ. И мне! И я! Я тоже голых женщин люблю! Дайте мне голую женщину!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Прослушайте краткий выпуск новостей!

ВИТАЛИЙ. Выключите его кто-нибудь, наконец!

МЕНТ. Он не выключается!

ГОЛЫЙ. Тихо, тихо! Я жажду новостей!

ЕВЛАМПИЙ. Голому новости ни к чему!  Голому новости - это как эта, как её…

ВИТАЛИЙ.  Голому припарка!

 

Телеведущий, надев очки на нос, безмолвно взирает на компанию. В руках у него страницы с текстом

 

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Все? Вы закончили? мне  можно продолжить?

ВИТАЛИЙ. Давай, продолжай, зануда! Что там у тебя?

ГОЛЫЙ. Тихо вы! Дайте мне послушать, что случилось в этом бренном мире, пока...

ЕВЛАМПИЙ. Пока ты клубни на балконе морозил!

ТЕЛЕВИДУЩИЙ. Фу, как грубо!

ГОЛЫЙ. А вот анекдот на это тему. Женщина в трамвае... нет, не так... тетка в трамвае мужику зонтом в задницу уперлась, мужик возмущается, мол, что вы мне своим зонтом в жопу тычете!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Фу, как грубо!

ВИТАЛИЙ. Ага! Она ему, тоже, мол, фу, как грубо! Слова-то, мол, такого нет – «жопа!» А мужик ей отвечает: «То есть как это: жопа есть, а слова нет?!»

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Краткие новости! Президент России вчера разделся по пояс!

МЕНТ. Как так?

ЕВЛАМПИЙ. По какую сторону пояса?

ВИТАЛИЙ. Распоясался, значит?

ГОЛЫЙ Тихо вы! Дайте послушать голую правду!

ЕВЛАМПИЙ. Голый голого видит из далека!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Трепачи! Слушайте, что дальше было!

ЕВЛАМПИЙ. Ну-ка, ну-ка?

ВИТАЛИЙ. Режь правду-матку!

ЕВЛАМПИЙ.  Не нужно никакой матки резать! Здесь вам не гинекология!

ГОЛЫЙ.  А вы знаете сказку Андерсена «Серая шейка матки»!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Пошляки!

МЕНТ. Давайте за любовь!

 ВИТАЛИЙ. Ура-а-а!

ЕВЛАМПИЙ. Ура-а-а!

ГОЛЫЙ.  Салют! Нужен салют!

ВИТАЛИЙ. Я настаиваю на продолжении банкета!

ЕВЛАМПИЙ. Товарищ милиционер, одолжите табельное оружие на минутку! Пострелять, в целях продолжения банкета!

МЕНТ. Нет у меня никакого табельного! Я мирный бронепоезд!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. (продолжает)... политологи рассматривают такой шаг президента, как плохо замаскированный акт пиара...

ВИТАЛИЙ. Чего-чего?!

ЕВЛАМПИЙ. Кого-кого?!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Серость! Не хотите новости, слушайте рекламу тогда!

ГОЛЫЙ.  Значит - не я одни без одежды страдал! Вот и президент тоже! ВИТАЛИЙ. Он только до пояса страдал!

ЕВЛАМПИЙ. А интересно...

МЕНТ. Не нужно! Вот этого не нужно!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Ладно, наливайте! Ваша взяла!

ЕВЛАМПИЙ. Это что, такая реклама?

ВИТАЛИЙ. Давайте нальем ему, может он уснет?

ЕВЛАМПИЙ. Ага, уснет, как же! У него эвон какая морда:  шире экрана! Он всех нас перепьет!

 

Телеведущий что-то ищет в недрах телевизора

 

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Ага! Вот! (показывает бутылку «Клинского»)

ВИТАЛИЙ.  Сам пей свое «Клинское»! Это идеологическое оружие! Меня с него пронесет!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. А у меня больше ничего нет! Но «Клинского»  много!

ГОЛЫЙ.  Ладно, давай сюда свое «Клинское»! Я жидкого стула не боюсь!

ЕВЛАМПИЙ. Он электрического опасается!

 

Телеведущий отдает пиво Голому

 

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. А мне виски плесните! Я очень виски люблю!

МЕНТ. Давай сюда, к нам!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ.  Я не могу! На работе я!

ЕВЛАМПИЙ. Он в ящик сыграл!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Сникерснуть не желаете?

ВИТАЛИЙ. Сам сникерсуй!

ГОЛЫЙ. А я люблю сладкое! Дай-ка мне!

МЕНТ. Кушай, сынок! Тебе нужно!

ВИТАЛИЙ. Да, кстати. А сынок-то ваш, проказник!

ГОЛЫЙ.  Я почему проказником был? Потому что у меня сникерса не было!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Нальет мне кто-нибудь или нет?!

ВИТАЛИЙ. Сам наливай! У нас шведский стол!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Может у вас и семья шведская?!

МЕНТ. Я сейчас кого-то к стенке!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. А что я такого сказал? Сами пьют, а я что, рыжий, да?

 

Мент всем наливает виски

 

МЕНТ. Одной рюмки не хватает!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. А у меня  своя!

 

Извлекает из недр стакан, дует в него, смотрит сквозь стакан на свет

 

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Я тост скажу, можно?

МЕНТ. Нет, не можно!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Почему, собственно?!

ЕВЛАМПИЙ. Потому что ты здесь человек новый, так что соблюдай очередность!

ВИТАЛИЙ. Да и не человек он вовсе!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. А кто я, кто?!

ЕВЛАМПИЙ. Ты - ящик!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Нет! Я человек! И это звучит гордо!

ВИТАЛИЙ. Выключу!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Руки коротки!

ГОЛЫЙ.  Не ссорьтесь, друзья! Слушайте тост! Жил-был один человек. Был он такой одинокий, что у него не было даже своего отражения в зеркале! Даже тени у него не было! Вот какой он был одинокий! И вот однажды этот человек встретил девушку, которая его полюбила. Хотя эта девушка была уже и не совсем девушка, в известном смысле...

ВИТАЛИЙ. А бабушка!

МЕНТ. Подожди пожалуйста, дай послушать!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Так она была девушка или она не была девушка? Вот тут мне не все ясно?

ГОЛЫЙ.  Все, не буду я больше тост говорить!

ВИТАЛИЙ. Нет, уж ты доскажи свой тост! Потому что мне страшно интересно узнать, что было дальше с этой девушкой, которая уже не девушка…

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Наверное - она была чья-то жена?

ЕВЛАМПИЙ. И что дальше-то? Встретил ты девушку,  значит...

ГОЛЫЙ.  Давайте, выпьем за дружбу, лучше!

ВИТАЛИЙ. Какой неожиданный поворот сюжета!

ЕВЛАМПИЙ. За международный интернационализм!

ВИТАЛИЙ. Пролетающие всех стран объединяйтесь!

ЕВЛАМПИЙ. Объединяющиеся всех стран  пролетают!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Вы все готовы опошлить! Нет в вас ничего святого!

ВИТАЛИЙ. Молчи, жертва худого памперса!

МЕНТ. А мне понравился тост: простенько и со вкусом!

ГОЛЫЙ.  И мне понравился!

ЕВЛАМПИЙ. Ну, еще бы!

МЕНТ. Давай, чокнемся с тобой, мой друг и освободитель!

ВИТАЛИЙ. Ой, как интересно! С этого места можно подробней?

ЕВЛАМПИЙ. Да! Просим развить тему!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Трепачи! Я есть существо подневольное, а вы-то?! Слова не дают никому сказать!

ЕВЛАМПИЙ. Ух, ты! Кто-то слез с дерева!

ВИТАЛИЙ. Вот она - истинный побудитель прогресса, – досада!

МЕНТ. Давай, мой юный друг, я пью твое здоровье! Больше не стой голый на балконе! В этом уже нет необходимости! (Мент  и  Голый пьют тост)

ВИТАЛИЙ. Теперь в тулупе будешь пост осуществлять!

ЕВЛАМПИЙ. МВД позаботится о тебе!

ВИТАЛИЙ. За МВД!

ЕВЛАМПИЙ. Да никогда! Пусть внутренние органы пьют сами за себя!

ВИТАЛИЙ. Правильно! Спасение внутренних органов – дело рук самих внутренних органов!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Друзья! Налейте мне еще виски, пожалуйста! А закуски мне не нужно! Потому что я должен следить за своей фигурой!

ВИТАЛИЙ. Ба! Да ты не голубых ли кровей будешь!

ЕВЛАМПИЙ. А чему ты удивляешься? Экран-то голубой, стало быть...

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. И ничего не «стало быть»! Нечего проводить аналогии! Это вам не театр оперы и балета!

МЕНТ. Да все вы из одной оперы и балета!

ЕВЛАМПИЙ. Весь мир театр, все люди в нем балеты!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Небо-то над нами, между прочим, голубое!

ВИТАЛИЙ. (Поет) Едут с горки ледяной голубые в санках!

ЕВЛАМПИЙ. (Поет) Катится, катится голубых вагон!

МЕНТ. Что-то вас понесло по этой теме! Других, что ли, нет?

ВИТАЛИЙ. А эта тема - чем плоха? Всех нас ждет участь Содома и Гоморры! В пропасть летим со всем этим телевидением и современной культурой!

МЕНТ. К сожалению - в этом есть доля истины!  Поколение наркоманов!

ГОЛЫЙ.   Ну уж это вы преувеличиваете! Все-таки же не все...

ВИТАЛИЙ. Естественный отбор! Вот ОН (показывает пальцем наверх)сейчас уже вышел с лопатой и как раз отделяет зерна о плевел! Жнец уже собирает свою жатву! Вот что я вам скажу!

ЕВЛАМПИЙ. Да, Сатана неплохо потрудился!

ВИТАЛИЙ. А хоть и Сатана, а все Его, Создателя всего сущего игра! Его пьеса! И сейчас мы присутствуем при последнем акте! Статистами, конечно.

МЕНТ. Неужели все так, как ты говоришь?

ЕВЛАМПИЙ. А чего? Когда-то должен был состояться этот последний акт?!

МЕНТ. Да-а... детей, знаешь ли, жалко. Мы-то, вроде пожили...

ВИТАЛИЙ. Ой, да бросьте вы! Пожили они! Что вы такого пожили, о чем могли бы нынешние пожалеть!

ЕВЛАМПИЙ. Марсиане!

ВИТАЛИЙ. Кто – марсиане?

ЕВЛАМПИЙ. Теперь мир населяют марсиане! Они совсем другие!

ВИТАЛИЙ. Да никакие они не другие! Те же пять чувств, на которые они ведутся! И до них мы, и до нас другие…!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. А кто за «Клинским» побежит? (демонстрирует бутылку «Клинского»)

ГОЛЫЙ.  О! Как кстати! Дай-ка мне бутылочку! А то что-то в горле пересохло от таких горячих слов!

ТЕЛЕВДУЩИЙ. Прежде мне  плесни! Лучше виски!

МЕНТ. Давайте, действительно, по рюмочке!

ЕВЛАМПИЙ. И все же, - они марсиане! Они говорят на другом языке!

ВИТАЛИЙ. Это всегда было и будет! Отцы и дети!

МЕНТ. Да, они, пожалуй, марсиане! Иной раз я не могу их понять!

ГОЛЫЙ.  Фигня все это! Они примитивны! Вот почему вы не можете их понять! Вы к ним подходите с другими мерками! (подает телеведущему рюмку)

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Не получишь «Клинского»! Какими мерками ты руководствовался, когда мне наливал?!

ГОЛЫЙ.  А что, разве  мало вам?

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Маловато будет!

ВИТАЛИЙ. Пей что дают! Ты вообще - гость незваный!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. (С возмущением) Я в каждой квартире…!

ВИТАЛИЙ. (Перебивает) Вот! Вот! Вся мерзость из этого ящика! Все эти мультики японские, про этих, как их?

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Трансформеров!

ВИТАЛИЙ. А эти шоу - ре-а-ли-ти! Слово-то какое! Само слово несет в себе  отпечаток ущербности!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Послушайте краткий выпуск новостей! Вчера...

ЕВЛАМПИЙ. Что это за новости, которые начинаются со слова «вчера»!

ВИТАЛИЙ. От них лучше вообще никаких новостей не получать! Это хуже, чем советские газеты! И тысячу прав был профессор Преображенский, когда предостерегал…

ЕВЛАМПИЙ. Те газеты хотя бы были предсказуемы!

ВИТАЛИЙ. Сплошная передовица!

ЕВЛАМПИЙ. И вести с полей!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Не будете, что ли, новости слушать?

ВИТАЛИЙ. Он нас еще спрашивает!  Это с каких это пор вы нас спрашивать стали?

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Я все-таки с вами за одним столом сейчас, как никак!

ГОЛЫЙ (Обращается к Телеведущему.) А что там вчера произошло?

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Вчера-то? А какое сегодня число?

ВИТАЛИЙ. Во,  даёт! Какая тебе разница - что сегодня, что вчера! Все одно!

ЕВЛАМПИЙ. Сегодня то же, что вчера, а завтра то же, что сегодня! Все повторяется!

ВИТАЛИЙ. Я в этот мусоропровод (показывает на телевизор) уже несколько лет не заглядываю! И - ничего! Жив, здоров! Не чувствую себя обделенным! Более того – обделАнным себя не чувствую!    Спокойнее как-то стал, чище!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Как же можно судить, когда не заглядываешь?

ВИТАЛИЙ. Вот именно поэтому - и могу еще судить, потому что не заглядываю! Потому что  свободен от этой грязи! А кто прилип к ящику, - тот пропал: зависимость, как от таблеток!

ЕВЛАМПИЙ. Шприц для идеологических вливаний!  Так назвал останкинскую телебашню Вознесенский!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Серьезно? Никогда не слышал! Хорошо сказано!

ВИТАЛИЙ. Все прогрессивное человечество сидит на игле!

ГОЛЫЙ. Вот и я тоже телевизор почти не смотрю...

ВИТАЛИЙ. Что же ты до новостей-то падкий!

ГОЛЫЙ.  Но ведь должен же современный человек знать, что в мире происходит!

ВИТАЛИЙ. Да разве ты от него узнаешь?! Ведь там (показывает на телевизор) – сплошная ложь! Вранье! Инсинуации! Экскременты! Ведь это просто дыра в сортире, где по одну сторону – они (показывает на телевизор), а по другую – мы! И причем мы внизу, в выгребной яме! Вот он  (показывает на телевизор) – эта большая жопа, которая на нас делает! Это ты называешь правдой?!

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Сам ты  жопа! За мной сила! За мной власть! Я правлю миром! Я манипулирую сознанием!

ВИТАЛИЙ. И все-таки ты – жопа!

Т. Ничтожество! Вы все – ничтожества! Овцы! Бараны! Я имею вас как хочу!  Не вы меня, а я вас! Когда хочу и сколько хочу! Это вы все одна большая жопа, которую я имею! Жопа без мозгов и воли! Я вас...

ВИТАЛИЙ. Да ты совсем страх потерял! (встает с дивана и направляется  к телевизору) Я тебе сейчас эфир-то перекрою! (берет телевизор)

ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. Да что ты можешь сделать?! Я бессмертен! Я всесилен! Я…!

МЕНТ.  Виталий, ты что делаешь!

ГОЛЫЙ.  Все, башню снесло! Но не останкинскую!

ЕВЛАМПИЙ. Бей жидов, спасай Россию!

 

Виталий выбрасывает телевизор с балкона

 

ВИТАЛИЙ. (Вернувшись) Все! Одним меньше будет!

ЕВЛАМПИЙ. (Хохочет) Кто следующий, Виталик?!

ГОЛЫЙ.  Просили не занимать!

МЕНТ. Это, братцы, уже хулиганство! (Выходит на балкон)

ГОЛЫЙ.  А причем тут жиды-то?

ЕВЛАМПИЙ. Кто-то должен за все ответить!

ВИТАЛИЙ. Наливай, Лампа!

ЕВЛАМПИЙ. (Обращается к Виталию) Как же я тебя люблю, засранец!(Встает)

 

Евлампий и Виталий обнимаются 

 

ВИТАЛИЙ. Здравствуй, брат мой!  Как же давно я тебя не видел!

МЕНТ. (Возвращается с балкона) Жертв, кажется, нет!

ЕВЛАМПИЙ. Жертвы будут!

ВИТАЛИЙ. (Подражая Ленину) Товагищи! Геволюция, о необходимости котогой говогили большевики, отменяется! Бгонивечок укгали!

ЕВЛАМПИЙ. А тепегь – дискотека!

 

Акт пятый

 

Глубокая ночь. Та же квартира.  В квартиру заходит человек неопределенного возраста, по виду бомж. Снимает со стены респиратор,  надевает его и сразу становится похожим на черта. Смотрится в зеркало.

 

ЧЕРТ. На черта стал похож!

 

Проходит в комнату и садится в кресло. Берет со стола початую бутылку водки, наливает в стакан

 

ЧЕРТ. Господи, Пресвятая Дева Мария, и великий мученик Иисус, и другие святые праведники, и… в общем, кто там у вас за это отвечает, спасибо вам, что не оставляете меня  в лихую годину! Думал - помру, а тут  вон как - пей не хочу! Ну, дай Бог не последняя!

 

Хочет выпить, но мешает респиратор. Освобождает рот от респиратора, выпивает, нюхает респиратор и снова надевает его. Откидывается в кресле и какое-то время сидит неподвижно

 

Улеглась, родимая! Хорошо-то как! Господи, грешен я, но хорошо-то как иной раз бывает, когда с устатку примешь зелья! Повторить что ли? Повторю! А чего? Может и еще лучше станет! Это конечно одному Богу известно, но мы попробуем! Зачем себе отказывать в удовольствии, когда вот она, родимая! И тишина!

 

Тихо смеется. Наливает себе еще. Смотрит бутылку на просвет

 

Еще есть! Живем пока что! Вот счастье-то мне привалило! А я уж думал - все! Хана думал мне! Ан - нет!

 

Смеется. Освобождается от респиратора, медленно выпивает, смакуя каждый глоток, нюхает респиратор и снова надевает его. Откидывается на спинку кресла. Какое-то время проходит в молчании

 

Господи, прости меня грешного! Недостойный я! Но хорошо-то как, Господи!

 

Берет бутылку со стола, смотрит на просвет. Ставит на стол. Тихо смеется. Потирает руки

 

Есть еще! Поживем еще!

 

Просыпается Виталий. Долго смотрит на незнакомца. Поворачивается на другой бок, спиной к незнакомцу

 

ВИТАЛИЙ. Все, допился до чертиков. Пора завязывать!

ЧЕРТ. Это никогда не поздно. Но ты уже опоздал, мой грешный друг!

 

Виталий стремительно садится. Смотрит на незнакомца.  Он в замешательстве

 

ВИТАЛИЙ. Ты что это?! Ты - в самом деле, что ли?!

ЧЕРТ. Да уж, куда всамделешней! Всамделешней и не бывает!

ВИТАЛИЙ. Ты - черт?!

ЧЕРТ. А как же! Я - черт!

ВИТАЛИЙ. И что же ты, за мной, что ли, пришел?

ЧЕРТ. А то!

ВИТАЛИЙ. Вот те раз! Раз - и все! Как-то неожиданно! Я, можно сказать, еще и не готов!

ЧЕРТ. Лампа должна быть заправленной! Аль не слыхал? Только не говори, что тебя не предупреждали, как это все случается!

ВИТАЛИЙ. Все так, все так! А все-таки - не так! Быстро как-то! Я еще не протрезвел даже!

ЧЕРТ. А как же! В этом все и дело! Помнишь, Гамлет отступается, не убивает? Уж, было, решившись убить, дядю своего?

ВИТАЛИЙ. Да…

ЧЕРТ. Что - "да"? "Да" - помнишь, или "да" - знаешь?

ВИТАЛИЙ. Да какая разница теперь!

ЧЕРТ. А вот какая. Не стал он  убивать убийцу отца своего, потому что застал его во время покаяния! Сечешь гущу? Молился тот! Вот в чем сироп! А решил он привести свой приговор в исполнение в час, когда застанет дядю своего в пьянстве да бесчинствах! Так-то!

ВИТАЛИЙ. Это ты что же, успокоил меня, что ли?

ЧЕРТ. Покайся, сын мой! Тебе скидка выйдет!

ВИТАЛИЙ. Бред какой-то! А в чем каяться-то?

ЧЕРТ. Неужто  не в чем?

ВИТАЛИЙ. Да как не быть! Все не без греха, я думаю. Только как-то это все…

ЧЕРТ. Ну?

ВИТАЛИЙ. Не спортивно как-то!

ЧЕРТ. Не спортивно?! Ты спортсмен, что ли? Ой, не похож! Не похож ты на спортсмена, родимый!

ВИТАЛИЙ. Это почему же я на спортсмена не похож?

ЧЕРТ. А так, не похож - и все тут! Какой ты спортсмен!  Ты, наверное, художник! Да! Точно! Ты - художник! Я, брат, сам в известном смысле художник, так что кое-что понимаю! И мы кое-что понимаем, а как же! Видали мы и спортсменов и художников, и других всяких - тоже повидали!

ВИТАЛИЙ. А как же ты догадался, что я художник?

ЧЕРТ. А чего тут гадать? Нам это не к чему - гадать! Мы и так знаем! Должность у нас такая! Это понятно?

ВИТАЛИЙ. А то!

ЧЕРТ. То-то же!

ВИТАЛИЙ. Договор, что ли, подписывать будем? Кровью?

ЧЕРТ. (Смотрит на Виталия испытующе) Это нам ни к чему! Это лишнее! Пережиток прошлого! И потом - я душу твою покупать не собираюсь! Я только сопровожу! Курьер я! Ясно тебе?

ВИТАЛЙ. А то! А, может, купишь, душу-то? Только я дешево не отдам! Как-никак - она у меня бессмертная!

ЧЕРТ. Сказано тебе - курьер я! Мое дело доставить товар.   То есть, я хотел сказать, - душу! Привести к Судье - и баста! А купля-продажа - это не моя специфика! Да и на что мне твоя душа? Что я с ней делать буду, раз она вечная? Маята одна! И не уговаривай! Мне и так хорошо… (говорит все медленнее и медленнее) сейчас вот, доставлю тебя, куда следует,  и в кочегарку.    К  своим!... там у нас хорошо… тепло… выпить есть… закусить есть…

 

Черт засыпает

 

ВИТАЛИЙ. Заснул что ли? Откуда он взялся-то? Дверь, что ли, забыли запереть? Пойду, проверю. Да и душ, пожалуй, приму.

 

Голос Виталия из прихожей

 

Зачем же он респиратор-то на себя напялил? Неужто  специально? Бедный Йорик!

 

Слышно, как в ванной оживает душ. Из спальни выходит Евлампий. Видит в кресле черта

 

ЕВЛАМПИЙ. Не понял? Опять гости?! Что за морда?

ЧЕРТ. (Просыпается) Нехорошо гостей-то так вот встречать! Это тебе зачтется! Понимаешь ты это, бессмертная душа, но грешная, я полагаю!

 

Евлампий подбирается поближе к гостю

 

ЕВЛАМПИЙ. Куда это я попал? Не пройти, не проехать! Фу ты, черт меня забери!

ЧЕРТ. За этим дело не станет! Уж я об этом позабочусь!

ЕВЛАМПИЙ. Черт! (Пугается)

ЧЕРТ. То-то! Потому что не дело это, поминать меня всуе! Помяни меня - и я здесь! У нас это быстро! Вот такой вот сироп получается!

ЕВЛАМПИЙ. Бред какой-то! (Щиплет себя за руку, потом хлопает по щекам) Бред! Бред! Этого не может быть!  Пойду, лягу.

 

Хочет  встать с дивана

 

ЧЕРТ. Покайся, грешная душа! Тебе скидка выйдет!

ЕВЛАМПИЙ. Сейчас! Все брошу и буду тебе кораблик строить! Ты как сюда попал, вообще говоря? А?

ЧЕРТ. Обычное дело… нам это… (борется со сном) тьфу на тебя!

ЕВЛАМПИЙ. Бред какой-то! Черт! Самый натуральный черт! То есть, это что же, белая горячка, что ли у меня? Приехали, называется! Здравствуйте, я ваша тетя!

ЧЕРТ. Здравствуйте! Давно бы вот так-то вот! Первое дело - это вежливость! Она для королей,  вежливость, - первое дело! Хоть ты и не король, конечно.  Ты кто, грешная душа? Чем промышляешь в этом бренном мире?

ЕВЛАМПИЙ. Я - художник!

ЧЕРТ. Ты?! (смотрит на Е.) Нет, ты не художник! Вот он (показывает пальцем в сторону ванной комнаты) - художник! А ты - нет! Но ты ловко всех провел! Ты так ловко всех провел! Заставил поверить, что ты художник! Ты и сам поверил в это. Ведь ты поверил?  Но ты не художник! Вот в чем сироп! А он художник… он художник, а ты – нет! не художник…(засыпает)

ЕВЛАМПИЙ. Врешь ты все, рогатый! Я - художник! Ты знаешь, сколько у меня персональных выставок было? А у него ни одной!

ЧЕРТ. (Просыпается) Не спорь, грешная душа! Ты не художник! А он - художник! Может как раз потому он художник,  что выставок у него не было! А у тебя были, но ты не художник!

ЕВЛАМПИЙ. Да что ты заладил! "Художник - не художник"! Не тебе судить!

ЧЕРТ. Верно. Не мне. Душу будем закладывать?

ЕВЛАМПИЙ. Нет уж! Дудки! Самому нужна!

ЧЕРТ. Зачем же она тебе нужна, когда ты про нее забыл давно?

ЕВЛАМПИЙ. Почему же ты думаешь, что я забыл? Я не забыл!

ЧЕРТ. Нет, ты забыл! Душа у тебя не болит? Не болит! Значит - забыл!

ЕВЛАМПИЙ. Что ты можешь знать про душу, кочегар на козлиных ногах? Не суй свои грязные копыта не в свое дело!

ЧЕРТ. Покайся… тебе скидка выйдет.

ЕВЛАМПИЙ. Ты тут душеспасительных бесед не веди! Это не твоей поросячьей башки дело! Твое какое дело, спрашиваю я и сам же отвечаю: твое дело доставить душу к месту судопроизводства, а там без тебя разберутся, грешная она или нет!

ЧЕРТ. Наше дело маленькое… принял, сдал… подпись… печать…

ЕВЛАМПИЙ. Вот и давай… распишись в получении! Ты ценный груз получил?

ЧЕРТ. Ничего такого не было… наше дело маленькое…

ЕВЛАМПИЙ. Ты за мной пришел?

ЧЕРТ. Я-то?

ЕВЛАМПИЙ. Ты-то!

ЧЕРТ. Нет… не к тебе я пришел… но к товарищу своему… к другу моему… к Аркашке я…

ЕВЛАМПИЙ. К Аркашке? Так что же ты мне голову-то морочишь, парнокопытное!

ЧЕРТ. Покайся, сын мой… тебе скидка выйдет…

ЕЛВАМПИЙ. Да пошел ты! Развел тут… спать я пойду. (Встает и уходит в спальню, закрывает за собой дверь, через мгновение высовывает голову) А Аркашки твоего нету!  Потом приходи! Слышишь? Завтра приходи!

 

Черт просыпается

 

ЧЕРТ. Так. Нужно идти.

 

Наливает оставшуюся водку в стакан, снимает респиратор, выпивает водку. Уходит, повесив респиратор на место. Из ванной появляется Виталий

 

ВИТАЛИЙ. А где же…? Эй, ты где? (Заглядывает на кухню, потом останавливается посереди комнаты) Тоже мне, Мефистофель! А может он мне приснился? Эврика! Респиратор!  (Идет в прихожую)    Респиратор на месте! Хм. Зачем ему понадобился этот маскарад? (Оглядывает стол). Славненько мы вчера посидели! Скромненько, но со вкусом! (Садится к столу на диван) Что же это за тип такой, этот Аркашка? Друзья у него…(Усмехается, качает головой). А ведь я повелся! Чего уж тут лукавить! Надо же! Никогда бы не поверил, если бы кто рассказал!  что можно так реально проколоться! Но - похож! Похож как на черта, этот черт! Ведь ты даже испугался, а? По-моему, ты струхнул чутка? Ну, оторопел, может быть. А? Офонарел я - это точно! Ну и рожа у него была! Да и актер неплохой - этот бомж. Или не бомж? Одет как бомж. Интересно, сколько он тут у нас пробыл? Так… (делает движение, словно хватается за карманы)  Ничего не пропало? Так, где у меня одежда? (Осматривается)В ванной моя одежда! (Порывается встать, чтобы проверить одежду, но снова садится). Хм. У тебя там ничего и нет! Чего ты так разволновался-то?! В карманах, как на Красной площади, а он дергается.

 

В дверях спальни появляется Евлампий.

 

ЕВЛАМПИЙ. А где этот?

ВИТАЛИЙ. Кто?

ЕВЛАМПИЙ. Ну… не важно. С легким паром тебя, друг мой!

ВИТАЛИЙ. Можно и так сказать. Спасибо. Хотя это был контрастный душ.

 

Евлампий проходит на кухню, потом в прихожую: он что-то ищет.

 

ЕВЛАМПИЙ. (Не расслышав) Чего "душ"?

ВИТАЛИЙ. Контрастный.

ЕВЛАМПИЙ. (в замешательстве) Да… конечно… души контрастные… души - они контрастные.

ВИТАЛИЙ. С тобой все в порядке, Лампа?

ЕВЛАМПИЙ. Со мной? А что со мной? Со мной все в порядке! Это я так… о своем, о женском, нелегком трудном счастье!

ВИТАЛИЙ. Ну да, ну да. Это так понятно.

ЕВЛАМПИЙ. Есть, значит, мертвые души!

ВИТАЛИЙ. А то. Без воды всякий душ не душ, а так - приспособление мертвое. Бесполезное.

 

Садится в кресло напротив друга

 

ЕВЛАМПИЙ. Интересный поворот!

ВИТАЛИЙ. Вот тебе и новая версия романа "Мертвые души". Ремейк, так сказать. Роман о сантехнике и его мертвых душах.

ЕВЛАМПИЙ. Ничего версия. Может нам кофейку выпить, а, Виталик? Вон уж рассвет за окном!

ВИТАЛИЙ. Можно, кофейку.

 

Евлампий уходит на кухню

 

(С кухни) Скажи, Виталик, ты как, пишешь еще? Не забросил кисть-то? У тебя, я помню, чудные акварельки были! Просто восхитительные были акварельки. Живы те акварельки-то?

ВИТАЛИЙ. Да что ты! Канули в Лету! Растащили. "Иных уж нет, а те далече", как говаривал… кто это "говаривал"?

ЕВЛАМПИЙ. Пушкин "говаривал".

ВИТАЛИЙ. (Пародируя Брежнева) Один мудрый человек сказал… не помню, как его звали… да и не помню, что сказал!

ЕВЛАМПИЙ. Смешно… а жаль! Жаль! Чудные были акварельки! У меня вот ни одной нет. А, Виталик? Почему у меня нет ни одной твоей акварельки? Вот у тебя же мои есть работы, а у меня твоих - нет! Это почему так? А?!

ВИТАЛИЙ. Да, у меня твоих много. Правда - репродукции. Репродукции у меня, Лампа!

ЕВЛАМПИЙ. Ну, прости…

ВИТАЛИЙ. Да брось! Это я так! Для связки слов.

ЕВЛАМПИЙ. Но ты ведь - не я?! Вот ты мне подари свою работу! А? Виталька? Не репродукцию, как я тебе!

ВИТАЛИЙ. Да откуда им взяться-то, репродукциям! Не смеши!

 

Евлампий приносит с кухни кофеЕВЛАМПИЙ. Ты как, с сахаром, или без.

 

ВИТАЛИЙ. Мне пятнадцать ложек. Только не размешивай, я сладкого не люблю! Без сахара мне, Лампа. Сахар портит вкус кофе. Если его туда не положить. Но мне, все-таки, без сахара.

ЕВЛАМПИЙ. Я тоже без сахара пью. А я и не знаю, есть ли он - сахар? Сегодня съеду отсюда. В гостиницу.

ВИТАЛИЙ. Может все-таки ко мне?

ЕВЛАМПИЙ. Нет, брат мой, акварельная душа, я захламлю тебе берлогу-то! Да и… не хочу мешать. Ты не обижайся!

ВИТАЛИЙ. Как хочешь.

ЕВЛАМПИЙ. Ну, так что, как насчет акварельки-то, подаришь?

ВИТАЛИЙ. Ну, так забирай, а что… зачем же я принес-то? Тебе и принес!

ЕВЛАМПИЙ. А ведь я забыл! Ведь ты же принес, а я забыл!

 

Встает, уходит в прихожую, потом идет на кухню, потом в спальню

 

ВИТАЛИЙ. (Подражая Брежневу) Маразм, конечно, лучше, чем склероз. Потому что, имея маразм, забываешь, что имеешь склероз!

ЕВЛАМПИЙ. (Из спальни) Куда же я ее засунул-то? А! Вот она! Нашел!

 

Появляется из спальни, в руках прямоугольный сверток

 

ЕВЛАМПИЙ. Эта?

ВИТАЛИЙ. Эта.

 

Распаковывает сверток, достает картонку с акварелью, смотрит, стоя посреди комнаты. Потом садится в кресло, включает торшер, и еще смотрит, то близко подносит, то на вытянутых руках. Так продолжается довольно долго. В конце концов, Евлампий аккуратно кладет картонку с акварелью на диван, сидит так некоторое время, глядя в пространство перед собой и, вдруг, закрывает  лицо руками.

 

ВИТАЛИЙ. Что с тобой, Лампа? Лампа, ты что?!

ЕВЛАМПИЙ. О-о! Господи!

ВИТАЛИЙ. Господи! Лампушка! Да что это ты?! Что случилось-то?!

ЕВЛАМПИЙ. Господи! Господи! За что?! За что, Господи?! За что Ты меня так?!

 

Виталий уходит на кухню, возвращается с бутылкой водки, наливает в стакан


ВИТАЛИЙ. На вот, Евлампушко, выпей! Евлампушко!

ЕВЛАМПИЙ. (Берет из рук Виталия стакан) Что это?

ВИТАЛИЙ. Водка!

ЕВЛАМПИЙ. (Ставит стакан на стол). Не нужно этого. Прости.

 

Евлампий уходит в ванную. Через минуту-другую появляется.

 

ЕВЛАМПИЙ. Я яичницы пожарю. Сейчас будем завтракать. Составишь компанию?

 

Уходит на кухню

 

ВИТАЛИЙ. Да я, собственно… я обычно не завтракаю.

ЕВЛАМПИЙ. (С кухни) Ты такой яичницы, какую я делаю, не попробуешь нигде! Это не яичница, а "Девятый вал"! Натюрлихь?

ВИТАЛИЙ. Натюрлих, натюрлих. (Берет с дивана свою акварель, смотрит)

 

Звонит телефон. Евлампий идет в прихожую, говорит по телефону

 

ЕВЛАМПИЙ. Доброго и вам утра, Николай Иванович! Да, как договаривались! Только вот что… впрочем - это не по телефону. Все при встрече! Да, кое-что нужно будет изменить! Я все объясню, когда увидимся! Все! До встречи!

 

Заходит в комнату, весь его вид выражает решимость

 

ЕВЛАМПИЙ. У тебя есть еще что-нибудь?

ВИТАЛИЙ. Что ты хочешь сказать?

ЕВЛАМПИЙ. Работы, работы твои нужны! Сколько у тебя их на этот момент?

ВИТАЛИЙ. Ну, я не знаю…

ЕВЛАМПИЙ. Ладно! Поехали! Я сам посмотрю!

ВИТАЛИЙ. Куда "поехали"?

ЕВЛАМПИЙ. К тебе, к тебе поехали! Давай, народ ждет! Труба зовет! Лед трогается и все такое прочее!

 

Начинает энергично собирать вещи

 

ЕВЛАМПИЙ. Давай, помоги мне! Чего сидишь как в гостях?!

ВИТАЛИЙ. А я и есть в гостях!

ЕВЛАМПИЙ. Нечего рассиживаться!  (Сует в руки Виталию стопку грязной посуды).  На вот, тащи это на кухню!

ВИТАЛИЙ. А как же яичница?

ЕВЛАМПИЙ. Яичница? К черту яичницу! Ты что, яичницы никогда не ел? Давай, шевелись!

 

Виталий стоит посреди комнаты с грязной посудой в руках

 

ЕВЛАМПИЙ. Давай, Виталий, неси это на кухню. Нам нужно еще к тебе успеть заехать. У тебя ведь, я знаю, бардак! Ничего не найдешь!

ВИТАЛИЙ. А чего нужно найти?

ЕВЛАМПИЙ. Я знаю, что нужно найти! Теперь я знаю! Давай, друг мой, шевелись! Нас  зовет эта, как ее…

ВИТАЛИЙ. Труба?

ЕВЛАМПИЙ. Труба!

Занавес

   









Комментарии

Ваш комментарий


Аноним 17.03.2012

Только и могу сказать: "Ух ты! Как здорово!"

Gala 02.12.2011

Как всегда, забыла при входе зарегистрироваться, не люблю анонимных комментариев, Виктор, предыдущий комментарий - мой, еще добавлю, спасибо за изящную иронию!...

Аноним 02.12.2011

До последнего ждала появления Аркашки... Хотя образ его сложился четкий, все же хотелось бы сравнить. Пьесса - прочитана без отрыва, все было брошено и интрига - так что же, Евлампий, тебя сюда принесло, - сохранялась до конца. Конец оказался правильным, вечное -вечным, без предательства, Спасибо! Все персонажи великолепны, добры, просты и потому интересны, мне, по-крайней мере.

Аноним 12.12.2009

Великолепно!

Аноним 27.04.2009

Давно не читал ничего подобного и давно не читал так..взахлеб и с жадностью!) Прекрасная пьеса, смешная, ироничная, порой трогательная! а главное исполняет великую миссию - заставляет задуматься...

Аноним 28.03.2009

Очень редко, кстати сказать, на существующих интернет-ресурсах встретишь хорошее драматургическое произведение. Спасибо, Вам, Виктор! Вы очень талантливый человек.

Аноним 13.03.2009

Замечательный человек - замечательное произведение!!! Постановка будет иметь успех!

Аноним 01.03.2009

ОТЛИЧНО!!!!!!!!ЕСТЬ НАД ЧЕМ ПОСМЕЯТЬСЯ........И ПОДУМАТЬ

Аноним 25.11.2008

Молодец Виктор! Давай не останавливайся на достигнутом, продолжай свою работу в этом направлении

Аноним 19.11.2008

Замечательно!

Автору ничего не говорит такой адрес квартиры г. Верхний Тагил, Жуковского д.3. кв. 3 ?

Аноним 27.08.2008

мне очень понравилось))жду новых произведений)

Аноним 26.08.2008

С хорошими исполнителями получитсся отличная юмористическая постановка, харизма довольно смешная, мне понравилось...