1 0 2586

Инкубационный период желтой лихорадки. Часть I. Глава 1-Трансмиссивы. 2 Проза: Романы: Социальные

2.

Утро для Игоря началось неожиданно. Марина насилу растолкала его, тряся за плечо и постоянно приговаривая: «Игорь, вставай, нам пора». Сон же его был так крепок и глубок, что он лишь мычал что-то в ответ и еле-еле, сквозь дремоту, отмахивался рукой от жены. Она, безрезультатно потратив несколько минут на подъём мужа, в конце концов не выдержала и сильно прихватила его ногтями за руку, всё сильнее впиваясь в кожу. Начав, как обычно с затяжного мычания, Игорь перевёл его в нарастающее по силу звука «А-а-а-а» и вскочив с кровати с: «Больно же!», удивлённо посмотрел на Марину.

- Ты чего? – недоумевая и не понимая, что происходит, смотрел он на неё.

- Ничего. Надо собираться, ехать скоро. Я же тебя ещё вчера предупреждала, – начиная злиться, поднялась с кровати Марина. – Давай вставай.

- Я помню, – рухнув на подушку, вяло протянул Игорь, закрывая глаза. – А который сейчас час?

- Половина восьмого уже. Давай вставай, – раздвинула тяжелые шторы Марина, впустив в комнату давно рвущиеся лучи солнца и безжалостно бросив их на беззащитного мужа, который вновь принялся засыпать. – Ну Игорь!

- Да, да, я помню, Марин. Просто в пять только лёг… или около того, – широко зевая, всё более неразборчиво, закончил он.

- Ну и что теперь! Давай никуда не поедем?! … Игорь! – стала заводиться Марина.

- Давай я тебя на такси отправлю, – не открывая глаз, предложил Игорь и добавил, предупреждая вопрос, – и обратно тоже на такси.

- Игорь, ну мы же договорились, что вместе поедем, – решила изменить тактику Марина, замаскировав гнев на начинающуюся обиду.

Игорь, продолжая зевать, через силу поднялся на кровати и сонными глазами посмотрел на жену. «Всё, встаю, – сказал он, явно желая сделать обратное, – поставь кофе». «Ага», – сказала Марина, выходя из комнаты. «Кружек пять или шесть. С меньшим количеством мне за руль не сесть, я ещё сонный», – бросил он вслед и получив в ответ громкое «Хорошо», с трудом начал подниматься с постели.

Марина зашла в ванную комнату и Игорь, помявшись около двери, сомнамбулом пошёл на кухню. Прищурив один глаз от хозяйничающего и здесь утреннего солнца, он посмотрел по сторонам и, достав пачку молотого кофе, стал засыпать его в кофеварку. Вяло вернувшись к ванной и открыв дверь, он просунул голову в проём и сонно поинтересовался у жены: «Ты кофе или чай?» Она выбрала последнее. Уже закрыв было дверь, он вновь открыл её и как бы между прочим уточнил: «Может пиво?» Получив от неё опять же «Хорошо», он без эмоционально ушёл на кухню.

Заглянув в холодильник, Игорь стал доставать аксессуары завтрака и когда силы и средства утреннего стола были размещены на его деревянной поверхности, он занял стратегически удобную позицию, сев спиной к окну. Свет, не так сильно резал недавно вырванное из сна сознание. Игорь, удобно устроив подбородок на скрещенных на глади стола руках, уже предвкушал несколько минут легкой дремоты, как неожиданно почувствовал нужду пройтись до туалета. Закончив и с этим делом, он ещё несколько минут подождал пока жена закончит все дела в ванной комнате и риторически поинтересовался: «Марин, зачем меня было будить, когда я бы мог всё это время ещё спать?» «Ага, и чтобы я сейчас тебя будила, потом готовила завтрак, одевалась, а потом ещё…», – начала было она, как Игорь её прервал: «Всё, всё, понял» и подняв руки вверх в знак того, что сдаётся, вновь пошёл к холодильнику, а Марина в комнату. Игорь заварил Марине чай, а сам, достав из морозильной камеры мороженное, частично избавил его от вафельного стаканчика, который отложил тут же на блюдце. Положив в кружку освобождённую из вафельного плена половинку мороженного, а оставшуюся обратно в морозильную камеру, он насыпал в кружку корицы и залив мороженное только что сваренным кофе, пошёл в ванну.

«Горячая вода расслабляет, но и определённо помогает проснуться, – подумал Игорь, опуская лицо в ладони, сложенные чашей и наполняемые из-под крана. – Сейчас бы, в идеале душ принять, а лучше ванну». «Ага, и уснуть в ней», – подтрунил он сам себя. Подняв голову и посмотрев в отражение своего лица, он отметил, что его зрачки просто-таки запутались в налитых кровью капиллярах. «Прямо образ для картины «Чёрная луна в кровавом лесу», – подумал он. «Да, каряя луна звучит как-то не очень, а вот чёрная, … а почему луна? … Господи, что я несу? Сейчас Марина придёт и тут начнётся такое Варфоломеевское утро», – вовремя взял себя в руки Игорь и быстро принялся чистить зубы.

Закончив с ванной, он к своему удивлению обнаружил, что Марина, не переставив их кружки, уже сидит за тем местом, которое он пригрел за кухонным столом. «Ты же чай хотела», – с лёгкой претензией обратился он к ней, смирившись с потерей выгодного места. «Не смогла устоять перед этой пенкой мороженного», – просто ответила она. Игорь, продолжая чувствовать слабость от недостатка сна, решил молча сдать и эту позицию и приготовил ещё одну порцию кофе. Пока мороженное, залитое горячим кофе, продолжало пениться в кружке, Игорь прохрустел ножом по куску зернового багета и покрыл каждую из половинок толстым слоем плавленого сыра. Марина, надкусив «венское печенье», спросила Игоря: «Принесёшь мне резинку из ванной, волосы прибрать, а то мешают», но посмотрев на его мутные глаза, тут же поправилась: «Хотя я сама быстрее сделаю», и отложив печенье в сторону, вышла из кухни. Игорь ускорил процесс превращения мороженного в пену, утопив его ложкой в кофе, после чего сделал первый глоток, закрыв от удовольствия глаза. Он услышал рядом лёгкое шуршание и понял, что Марина вернулась.

- Слушай, может мне такую же причёску, как и у тебя, сделать? – спросила она, плавно погрузив в пенку верхнюю губу.

- На лысо-то зачем? – нахмурился Игорь. – Я понимаю – я лысею, а тебе-то зачем

- Знакомая одна подстриглась так. Ты знаешь – здорово, – прошлась она кончиком языка по верхней губе.

- Её что, посадить должны? – не понимал Игорь, хрустя багетом.

- Почему посадить? – опешила Марина.

-Что, уже посадили? – буркнул Игорь.

- Да при чём тут «посадить»? Просто человеку захотелось изменить что-то в себе. Говорит, так легко сразу стало и меньше забот с волосами, – откусила Марина очередной кусочек «венского».

- Случилось у неё наверно что-то, – перебарывая сон констатировал Игорь.

- Ну да, развелась недавно, – задумалась Марина, поставив кружку в сторону.

- О! – Игорь через силу театрально сделал глаза большими. – Мне нравятся твои волосы… и лучше без этой… резинки. Или ты тоже готовишься?

- Что готовлюсь? – не поняла сначала Марина. – Да ну тебя! Ты во сколько приехал?

- Да вот около пяти и приехал, – принялся Игорь за второй кусок.

- Ну и как? Всё получилось? – заинтересовалась она содержанием фруктовой подварки.

- Ага, объяснил ребятам что да как. Ну и схему всю подробно обрисовал, – вяло ответил он.

- Заплатили хоть? – посмотрела она на мужа.

- Само собой, – возмутился Игорь. – Это сразу оговаривалось. Без этого я и не поехал бы никуда. Больно надо по ночам где-то за дарма шарахаться.

- Сколько? – посмотрела она на остатки кофе.

- Нормально, – самодовольно ответил он.

- Игорь! – Марина поставила кружку на стол.

- В сумке… в прихожей посмотри – отправил он в рот последний кусок багета. – Если у них всё пройдёт, мы договорились, что мне ещё проценты от суммы по факту.

- А ты как узнаешь, что у них всё прошло? – уже заинтересовано спросила Марина.

- Марин? Я узнаю, – возмутился он. – И потом, это моё дело, что и как.

- Извини, Игорь, но это и моё дело тоже, сколько и как ты зарабатываешь. А с учётом новых обстоятельств, меня это касается в первую очередь, – жёстко парировала она.

- Марина! – опустив голову, Игорь забарабанил пальцами по столу. – Вот только давай не начинать сейчас всё сначала. Мне твоего отца хватило, когда он мне всю плешь проел с этой темой, насчёт постоянной работы.

- Конечно! Он насчёт свой дочери, беспокоился. И не надо его сейчас вспомнить. Его уже нет, а вот если…, – вспомнив отца, она не смогла закончить и поджала нижнюю губу, а в уголках глаз появились бусинки слёз.

- Ну-у, блин, – он слегка развёл руками и опустил голову.

Марина продолжала сдерживать себя, ожидая в этот момент какого-нибудь успокаивающего слова от мужа. Он продолжал смотреть вниз и еле заметно задёргал ногой. «Игорь?» – тихо обратилась она к нему, но он напряг лишь скулы.

- Игорь, пойми, – она подавила эмоции и сдержала слезы, – мне было бы спокойнее, если бы тебе не нужно было ехать куда-то посереди ночи, и было бы спокойнее если бы я знала, что могу рассчитывать на тебя.

- Марин, скажи, ты себя в чём-то обделяла, пока мы вместе? – сухо спросил он, после короткой паузы.

Она не ответила, он напряжённо помолчал.

- Марина, сколько мы вместе…, сколько ты меня знаешь, я всегда решал все возникающие вопросы… и буду решать. Не надо только об одном и том же, ладно. Я уже привык работать так и по-другому не хочу. Мы уже говорили об этом. Это не моё, ходить или ездить куда-то каждый день, от и до торчать там, занимаясь какой-то ерундой и ждать дня зарплаты, – начав тихо, как бы приглаживая каждое слово, под конец он разошёлся, так, что каждая фраза словно вылетала из-под удара хлыста.

- Да, но… – неуверенно начала она.

- Вот и не надо тогда! А то сначала твой отец, потом мать, теперь и ты. Всё! Хватит! Давай закроем эту тему, – всё-таки спокойно завершил он.

Ей ничего не оставалось как принять его позицию по этому вопросу. Он не собирался менять ради неё или ещё по какой-то другой причине своего отношения к работе и образа жизни, и это было понятно. «В принципе, – думала она, – ему постоянно кто-то звонил с просьбой проконсультировать, подсказать или помочь в какой-либо сделке. Он всегда помогал и всегда только за деньги, но менее востребованным от этого не становился. Пропадал же он по своим делам также, как если бы ходил на работу и при этом, он не был жёстко привязан к ней, это правда. Порой денег было немного, но тогда спасала её зарплата, а порой даже с избытком.

Вместе с тем, с ним она никогда не испытывала нужду и это тоже правда, просто она не привыкла к такому образу получения дохода. Больше же всего это раздражало её отца, который не был доволен тем, как Игорь зарабатывает и, собственно говоря, не был доволен самим Игорем. «А пенсия, – спрашивал он, – как вы на пенсии будете жить? У него ни стажа, ни книжки. Он что, до самого конца так будет скакать и урывками что-то где-то получать? Главное стабильность и уверенность в том, что завтра у тебя хватит на хлеб и молоко?» «У меня непереносимость лактозы, – как-то ответил он однажды её отцу в ответ на такое замечание. – А на хлеб… и с икрой, у меня всегда на завтра будет». «С кабачковой? – решил съязвить её отец, но тут же получил обратно: «Конечно. Лососёвая-то аллергенная». Отец её «махнул» тогда рукой и сказал, что он умывает руки, но, чтобы она не удивлялась, когда ей, однажды, придётся содержать его. Пока Игорь не давал повода к подобному. Её же отец, как и мать, выстрадав «копеечную» пенсию, существовали на неё от неё и до неё. Такого, она тоже не хотела. Теперь же, когда отца не стало, её мать, могла не выживать, а жить, благодаря лишь помощи с их стороны.

- Ну что, собираться наверно надо? – тихо подытожила завтрак Марина, увидев, что муж продолжает молча разглядывать дно пустой кружки.

- Ты чай не будешь? – спросил он её, подняв вновь сонные глаза.

- Нет, – по-прежнему тихо, ответила она. – Ладно, я пошла собираться.

- Ага, – ответил он, взяв кружку с еле тёплым чаем. – Марин, давай на такси всё-таки поедем. Меня просто рубит. Усну за рулём.

Вспышка гнева пронеслась у неё в глазах, но она сдержала его. Лишь строгость голоса и повышенный тон выдали его: «Успеем? Пока их вызовем, пока они приедут?» «Конечно. Не успеем спуститься, они уже тут будут», – сонно, но бодро ответил Игорь и пережёвывая половину венского печенья, сделал глоток чая. Марина бросила на мужа короткий злой взгляд: «Ты сам-то успеешь одеться?» Услышав короткое «Конечно», она, вся на взводе, пошла одеваться.

Пока они одевались, собирались и спускались, Игорь был похож на муху, впадающую в сон: всё делал медленно и неуклюже. Марина предвосхищала тот момент, когда они спустятся и такси не окажется перед подъездом. Этот момент, прямо питал её разворачивающийся ураган негодования и когда они вышли в щебечущий птицами утренний двор, как она и ожидала, машины ещё не было. Не успела она дать волю своим эмоциям, как на мобильный мужа позвонили. Он посмотрел на экран. Во дворе показалась серебристая «TOYOTA» и подъехала к их подъезду. Игорь отклонил вызов и как будто зная о настрое жены, непринуждённо бросил: «А вот и такси». Уточнив детали у водителя, он открыл дверь за ним и позвал Марину. Сев рядом с ней на заднем сиденье, он практически тут же прикрыл глаза. «Ты когда успел вызвать машину?» – наклонилась к мужу искренне удивлённая жена. «Так, между делом», – не открывая глаз, тихо ответил он. Волна спокойствия накатила на Марину.

- Грише с Сашей, звонить будешь? – спросила она мужа, накрыв его ладонь своей.

- Зачем? – буркнул он.

- А ты их на День рождения звать не будешь? – глаза её светились от радости.

- А, ну да, День рождения, – Игорь приоткрыл глаза и наморщил лоб. – Ну да, надо позвонить, хотя я думаю, что они сами забыли. Напомню заодно – Гриша может и подойдёт, а вот Саша вряд ли. Снова где-нибудь в отъезде. В прошлом году оба позвонили, да и только. Хотя не помню, звонил Саша или нет. Ну да ладно, ребятам позвоню, с ними и посидим.

- Позвони им обязательно. Братья как ни как.

- Да, да, конечно, – сквозь дремоту ответил Игорь, вновь закрывая глаза.

Марина посмотрела на мужа. Тот проваливался в сон. Решив больше не отвлекать его, она осторожно освободила его ладонь и до самой больницы не побеспокоила его. «Завтра его День рождения, – думала она. – Какой бы подарок ему сделать. В этой суете, я, по правде сказать, и сама забыла про подарок». Она посмотрела на мелькающие за окном дома и машины. «А хотя вот и подарок», – озарило её и она чуть заметно улыбнулась. Посмотрев на сонного Игоря, на его полуоткрытый рот, прислушавшись к его ровному и глубокому дыханию, она улыбнулась ещё раз и вновь стала смотреть в окно. Водитель вёл машину быстро, уверено и аккуратно. Ей это нравилось.

Когда тот сказал: «Приехали», Игорь ещё продолжал дремать. «Игорь, приехали», – Марина потрясла его за плечо. Он недовольно открыл глаза и осмотрелся по сторонам. «Что приехали?» – спросил он и услышав Маринино «Угу», обратился к водителю: «Сколько?» Отдав купюру водителю и получив шелест и звон сдачи, Игорь вышел в шумный день из тихого салона авто. Жена уже зашла в помещение больницы. Он подумал было позвонить братьям и уже потянулся за мобильным, как передумал, решив отложить на потом и поспешил за женой.

Та уже стояла в очереди. Взяв на входе бахилы, он подошёл к ней и спросил куда ему подойти, так как он сейчас хочет позвонить ребятам и спросить про День рождения. «Если сейчас не позвоню, потом или у меня, или у них, просто времени не будет», – ответил он ей, услышав: «Ещё же только начало десятого». Она объяснила ему как её найти и он, кивнув, достал мобильный телефон и отошёл в сторону. «Так, не успел. Этот уже занят», – пробормотал он себе под нос, увидев, что один из его друзей отклонил вызов. «Ладно, позже», – продолжал он сам с собой, ища в контактах мобильного имя следующего.

- Привет, Димыч. Как дела, – бодро начал он, услышав в ответ на вызов: «Да, Игорь».

- Нормально, на дачу собираюсь, – услышал он то ли недовольного, то ли не доспавшего друга.

- Понял. Отдыхать?

- Ну, сначала поработать, а потом, может, и отдохнуть.

- Работать на даче? Увлекательное занятие.

- Ага. Приходится, в отличие от некоторых, – ответил тот, специально выделив последнее слово.

- Да, ладно, я сегодня вообще около пяти приехал и уже на ногах. Толком-то и не спал, в отличие от некоторых.

- В пять утра? – услышал он искреннее удивление. – Ты куда-то устроился? Хотя нет, дай угадаю! Опять дела крутил?

- Грешен, грешен, брат. Деньги и лень – моя слабость, – улыбнулся Игорь.

- Понятно. Опять отдыхал за чей-то счёт, с оплатой занятого на отдых времени, – по голосу было понятно, что друг тоже улыбнулся.

- Пахал, брат. Пахал, как конь. Кстати, по поводу отдыха. Ты что завтра делаешь?

- Я же говорю, на дачу еду, – слегка повысил голос тот.

- А, ну да. А потом?

- Да ничего особого.

- Предлагаю около семи-восьми где-нибудь в тихом кабачке шумно отметить днюху, – бодро закончил Игорь.

- Помню, помню, – начал растягивать слова друг. – А может в пятницу вечером, а то мне и в пятницу надо родителям будет помочь.

- В пятницу? – искренне удивился Игорь. – А ты что, в институте больше не работаешь?

- Почему, работаю, – так же удивленно ответил приятель. – Учебный год закончился давно, новый пока ещё не начался, так что я ещё в отпуске.

- А-а, – нахмурил лоб Игорь. – Постой, ты что, отпуск на даче у родителей колхозишь?

- Представь себе, люди и в отпуске работают. А ты Антону с Костей звонил уже? – решил резко сменить тему Дима.

- Антон пока не может говорить, а Косте ещё не звонил.

- Ну вот. Им же тоже с утра на работу и особенно Антону. Они, в отличие от некоторых, не от меня разумеется, по будням ещё и работают. Ну это так, на случай если забыл, – явно с сарказмом заметил Дима.

- Ага…, – размышлял Игорь вслух, никак не отреагировав на тон Димы. – Ну да, согласен, в пятницу оно и темней будет.

- Темней? – непонял Дима.

- Ну да, темней. В тему, в пятницу вечером, – просто ответил Игорь.

- А-а. Это другое дело. Где?

- Скажу в пятницу, мне главное было знать, ты будешь или нет.

- Я «за», – услышал он простой ответ.

- Хорошо. Больше не буду отвлекать сельхоз труженика. До пятницы, – поддел он друга.

- Ладно, до пятницы, – тот явно улыбнулся, прощаясь с ним.

Костя ответил быстро: «Да», на предложение встретиться в пятницу и тут же быстро распрощался, пояснив, что на работе суета. «Вот ещё один деньги заколачивает, вращаясь быстрее Земли», – подумал Игорь. – Вот у Кости я бы может ещё и работал, хоть вопросы реальные решают. Хотя нет, у них тоже надо пачку бумаг оформить, решая эти вопросы, а решает всё равно узкая группа посвящённых. То же бумаговредительство, что и у других. Хватит этого с меня». Игорь ещё раз хотел позвонить Антону, как на его мобильный позвонили. Он взглянул на экран и удивлением сошлись морщинки на его лбу. «Ему то, что надо? А-а, понятно. А что, неужели уже? Какое сегодня число?... Бли-и-н», – молнией пронеслось у него в голове и скрепя зубами, он нажал на кнопку приёма звонка.

- Да, – тихо ответил он.

-Ало! Ало! – раздалось в трубке.

- Да, я слушаю, – по-прежнему тихо ответил Игорь.

- Ало, Игорь! Ты меня слышишь, да? – настойчиво, но и слегка нервно раздалось в ответ.

- Умар, я тебя слушаю, говори, – спокойно ответил он.

- Вот, ну наконец-то. Что у тебя с телефоном, а? Кричу, кричу. В ответ тишина, – явно успокаиваясь, выдал целую тираду собеседник.

- У меня всё отлично. Я тебя слышу, – ещё тише продолжил Игорь.

- Ало! Ну вот, опять. Игорь! Ты меня слышишь? Ало! Твою то… Я щаз перезвоню, да. Возьми трубку, ладно, – надрывался Умар.

Тот отключил вызов, и Игорь напряжённо продолжал думать, как разрешить ту ситуацию, по поводу которой звонил ему Умар. Времени на раздумье, практически не было и Игорь решил, как и раньше, предоставить течению нести его туда, куда течёт река. Он вновь принял вызов от Умара.

- Игорь, ты слышишь? – почти кричал тот.

- Я тебя слышу, говори, – не изменяя тона и тембра, вновь начал Игорь.

- Ты слышишь, да? – явно выведенный из себя, решил удостовериться собеседник.

- Да, да, Умар. Я же говорю: «Говори», – сохранял спокойствие Игорь.

- Как дела, друг? – успокоился тот, обнажая зубы в притворной улыбке, как показалось Игорю.

- Ты же знаешь, Умар, опасно говорить, что: «Всё хорошо». Фортуна возьмёт, да и решит наказать за самонадеянность, – улыбнулся Игорь.

- Ну, друг, хорошему человеку, удача всегда улыбается. Во всяком случае, тебе она должна улыбаться. Ты помнишь, что в воскресенье срок? – по голосу стало понятно, что тот чувствует себя хозяином положения.

- Да, конечно, Умар. Я всё помню, – ничуть не смутился Игорь.

- Тогда милости просим к нашему столу. Борз после обеда тебя сможет принять, – сладко струилось в динамик.

- После обеда? Какая досада. Я вот с утра могу, – издевнулся Игорь. – Может ты, Умар, сам до меня доедешь? Я для Борза всё и передам, а?

- Что? – на мгновенье голос вновь стал напряжённым. – Нее, друг. Борз тебя лично ждёт.

- Да шучу я, шучу, – впервые улыбнулся Игорь. – Конечно, приеду.

- Э-э, не надо так шутить, да, – раздражённо ответил тот.

- Умар, жизнь полна шуток. Улыбнись.

- Деньги не любят шуток, а Борз не любит, когда шутят с его деньгами.

- Умар, ну ты прямо философ финансов, – повеселел Игорь.

- Опять шутишь, да? – слегка завёлся Умар. – Вот отдашь долг и шути сколько сможешь, Игорь. А пока, в воскресенье после обеда.

- Где обычно? – ничуть не смутился Игорь.

- Да, где обычно, – ответил тот.

- Тогда до воскресенья, ДРУГ, – Игорь не стал скрывать сарказма.

- До воскресенья. И не шути Игорь, сколько раз тебе говорить, – ответил тот и отключился сам.

Игорь тихонько постучал телефоном по лбу, напрягая скулы. Он понимал, что хоть и подтрунивал над Умаром, но ситуация была крайне серьёзная. Деньги, которые он взял в долг у Борза для игры на тотализаторе, надо было отдавать и отдавать с процентами. Денег же не было. Несмотря на то, что он поднял на тотализаторе приличную сумму, собственно говоря, ради этого он и брал, поставив «экспресс» на события, в которых был практически уверен, вся она разошлась в ежедневной суете расходов. Он даже не потрудился отложить сразу часть, чтобы, в крайнем случае, пустить в оборот её. Игорь в очередной раз ругал себя за то, что так непредусмотрительно отнёсся к тому, что стало вырисовываться в проблему. «А Борз, не банк – подумал он. – Ему не скажешь, что ты банкрот и он не верит в задолженность, не возможную к взысканию. Он её взыщет потом и кровью, причём не своими». В такой ситуации, Игорю меньше всего хотелось встречаться с кредитором. «Всё равно, что идти к волку, а не к кредитору», – заключил он и даже не заметил, как за раздумьями, вошёл в больницу.

Уточнив пару раз у персонала где находится кабинет, который ему был нужен, Игорь подошёл к двери кабинета ультразвуковой диагностики и прежде чем осторожно постучать, про себя решил отпустить на некоторое время ситуацию с долгом. «В конце концов, ещё четыре дня впереди. Как-нибудь да разрешится», – подумал он. «Щукина здесь?» – спросил он, заглянув в помещение и услышав Маринино: «Заходи, Игорь», уверенно вошёл в кабинет. Перед женой, лежащей на кушетке, сидела сотрудница, передвигая головку датчика по поверхности живота и фиксируя данные на мониторе. Не отрываясь от экрана, она коротко сказала: «Папа, присаживайтесь сюда». Игорь машинально прошёл за ширму и присел на пустой стул. Все молчали. Он посмотрел на Марину, на монитор, затем на сотрудницу, на движение её рук, снова на неё, недопонимая при чём тут папа. «Какой папа?» – подумал сначала было он. Когда же смысл произнесённых ею слов, был им понят, от неожиданности, он округлил глаза и чуть не подпрыгнул на месте. «ПАПА!?» – слово, как волна, окатила его. «Это же я», – робко подумал он и от осознания этого взор заволокла пелена, а в ушах стал нарастать шум. Голову слегка повело, и он сжал руками стул. По-видимому, девушка что-то говорила ещё, но он уже не разобрал слов.

Конечно, когда они ехали сюда и он, и естественно его жена, знали куда они едут и по какой причине. Марина и до этого высказывала ему предположения, относительно того, почему сегодня они оказались здесь, сказав ему однажды утром: «Игорь, мне кажется, я беременная». Но женское «кажется», это только «кажется» и предположение без документального подтверждения, это почти то же самое, что и любой риторический вопрос, начинающийся: «А вот что, если допустим, например, что…?», ну и всё в том же духе. Он не отнёсся серьёзно к её словам. Положительный тест на беременность, тоже не произвёл на него особого впечатления. «Да, жена беременная. Здорово», – подумал он тогда и заключил: «Поздравляю, Марина». Вместе с тем, всё это казалось ему каким-то далёким, не настоящим, с учётом его каждодневной деловой суеты и решения задач, чужих, но реальных задач, которые он решал и делал деньги.

Сейчас же, когда ему посторонний человек, специалист, смотря на экран монитора спокойно говорит: «Папа, присаживайтесь сюда», он осознал всю РЕАЛЬНОСТЬ, а не гипотетичность ситуации. Он осознал это, не понимая характер задач, которые встают перед ним и даже не видел их границ. Незнание, взбудоражило Игоря и это, слегка пугало его. В большинстве возникающих ситуаций, исходя из чисто житейского и профессионального опыта, он разбирался. Исходя из этого он принимал, по его мнению, оптимальные и здравые решения. Как ни удивительно, но на практике это работало всегда в его пользу. Веря в свою удачу, отдельным проблемам он просто давал время, зная, что они разрешаться так или иначе, нужно лишь только периодически их проверять, пуская развитие ситуации в удобном ему направлении. Благодаря такому подходу, Игорь редко переживал по поводу чего-либо, смотря на большинство трудностей глазами «оптимиста», а на остальные просто не обращая внимания. Сейчас же, наверно впервые за долгие годы, он смотрел на ситуацию глазами «реалиста», и впервые он чувствовал себя дискомфортно. Крайне дискомфортно.

Игорь попытался прикинуть всю масштабность событий того, что последует за словами, адресованными ему этой незнакомой девушкой, но так и не смог. Он смотрел на монитор непонимающими глазами. Он увидел, как девушка закончила процедуру, как Марина встала и приведя себя в порядок, обратилась к нему. «Что?» – переспросил он, включившись через какое-то мгновенье в ситуацию. «Можешь подождать меня в коридоре», – мягко сказала она ему, на что он агакнул и, как заворожённый, вышел из кабинета. Жена вышла через несколько минут, и он пошёл за ней к выходу. Она осторожно взяла его руку и с силой сжала её. «Игорь, ты рад?» – её лицо сияло. «Да», – сначала тихо сказал он, но ощутив, что неожиданность факта, наконец-то начала спокойно перевариваться его сознанием, он, более уверено, добавил: «Да, конечно, Марин». «Ох, папа…, – выдержанная пауза была на сто баллов, – видел бы ты сейчас своё лицо».

Игорь остановил её и повернул к себе лицом. «Марина, я очень рад за тебя, рад за себя и за нас. То, о чём мы предполагали, подтвердилось и я очень этому рад. Я тебя люблю». Марина прижалась к мужу и почувствовав его крепкое тело, расслабилась. В этот момент она была самой счастливой женщиной на Земле. «Вызовешь такси? Хотя нет. Я хочу немного прогуляться. Погода просто чудесная. Я сейчас, кое-что уточню ещё, ладно?» – она высвободила его из своих объятий и улыбаясь, пошла к регистратуре. Игорь снял бахилы и вышел на улицу. Погода и впрямь была для неспешных беззаботных прогулок. Но как только он подумал о беззаботности, память тут же напомнила ему про долг. «Борз, чтоб тебя», – подумал Игорь. Несмотря на то, что он решил оставить пока всё как есть, резко изменившийся ракурс, предстал картину несколько в другом свете. «Сейчас нам понадобятся деньги и потом нам понадобится много денег, и Борзу надо отдать деньги, – размышлял он. – А денег нет». Нет, конечно можно было использовать сумму, полученную накануне ночью для погашения части долга и эта мысль вскользь промелькнула в его сознании, но об этих деньгах уже знала Марина. Он не представлял себя, как скажет ей: «Марина, у меня приличный долг. Я сегодня деньги привёз, их я и отдам в счёт частичной уплаты», тем более во вновь изменившейся обстановке. Лёгкий ветерок, в пока ещё не раскалившемся воздухе, подул в спину. Он обернулся. Из открытых дверей, улыбаясь, выходила жена. «Как ей сказать?» – не давала покоя мысль. На мобильный позвонили. Он посмотрел. Это перезванивал Антон.



Комментарии

Автор ограничил комментирование анонимными посетителями. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь

Малианов Павел Малианов Павел Редактор 27.02.2017

Классически закручиваете интригу) Хочется читать дальше. Спасибо.