0 0 3021

НЕУЮТНЫЕ СТИХИ Поэзия: гражданская

РОМАН ЭСС
-----------------
НЕУЮТНЫЕ СТИХИ
roman_ess@mail.ru
---------------------------------------------------


Здесь мертвых любят более живых.
И, пантеоны трупам воздвигая,
По злой привычке гениев своих
Толпой ханжей в могилу загоняют.

Бездарный хлыщ, петрушка, фарисей
Здесь в раму гения перед толпой рядится.
О подлый мир в украшенных гробницах!
Здесь жизнь кипит – но тлением червей!

Что государство! Даже и семья
На кухнях яд гордыни самомненья
В детей вливает с самого рожденья,
Скотским умом алтарь святой судя.

Покуда дремлют небеса и суд,
Здесь тернии обильные цветут
Для тех живых, кто глупо и нелепо
Пришел в сей мир с живой печатью неба.

Веселый мир! Унылая стезя
Над бездной бездны не дает ответа,
Зачем торговка – гению судья,
Зачем мясник – в советчиках поэта!

___________________________________________________




Живи душою охладелой
К московским радостям скупцов.
Ты жив ли, помер, право дело,
Всем наплевать в конце концов.

Ах, брат, наш час еще в начале,
Да и не грянуло пока,
Когда с Парнаса дурака
Толпа потянет за медали.

Мудрей нам ползать по земле,
Ждать часа Икс, пахать да сеять,
Чем мявкать, плакать, рыкать, блеять
Подобно всей парнасской тле.

Пусть этот век нас не заметит,
Зато грядущий наградит.
За правду изгнанный пиит
На небе имя обессмертит.

Блажен, кто клад души высокой
Зарыл не здесь, а в небесах.
Он, не продав души пороку,
Ходил, юродствуя в стихах.

_________________________________





До солнца выйдя из Содома,
Времен невольный тайнозритель,
Прозрел я, пепел и солома,
Грядущий огнь каких событий!

Мой город, веру растерявший,
Принес от злых потомков Хама
С востока мерзких гад кишащих -
И на престол вознес под храмом.

Кадя им криком деннонощно
И сыпля златом, иафетиты
Дрожа и ждя конца заочно,
Планету двигнули с орбиты.

И новой библией с Востока
Иным космическим масштабом
Воздвигли в капище порока
Гибрид двуногого и жабы.

Любитель тишины укромной,
Бежал я вон от крика града,
Зеленый рай зовя загробный
На сере пышущей из ада.

Рукой могучею в болота
На самый Север бледной смерти
К никем не знаемым народам
Снесен я в берег тихой тверди.

В лесах оснеженных тоскуя
По городам в погибшем свете,
Не вспоминаю уж вживую
Сожженных близких и соседей.

__________________________________




Среди пустых полей державы
В осенней серости унылой
С соломой мокнущей и ржавой
Дождь плещет в русские могилы.

Едва проглянет робкий лучик
На оголенный мертвый лес
Сквозь непричесанные тучи
Лазурью царствия небес.

В свинцовом зеркале пруда
Нахохлен, мрачен мертвой птицей
Висит мой дом – сама беда.
Несносный вечер длится, длится…

______________________________________



В подземных норах подсознанья
И на обрывах ветхих книг
Искать источник недр познанья
Непросвещенный дух привык.
Когда по трещинкам породы
Сочится мертвая вода,
Переселять в мечтах народы
К звезде Бернарда навсегда.
Гадать по клинописи в сотнях
Чужих прозрений на века
Злым детям Каина сегодня
В концах молекул ДНК.
Трактат писать в слепые души
О безопасности наук
При взрыве ядерном снаружи,
Научных бункеров паук…

____________________________________






ПРОРОК

Когда засыплет дикая собака
В могильных плитах наши имена,
Когда крестьянин не посадит злака
В глухую землю, где дымит война,
Когда пророки вдруг не узрят знака,
В котором воля бытия дана;
Когда потомок плюнет на могилы
Живущих ныне лишь единым днем,
Когда остынут чувства, веры, силы,
Что нас ведут всеправедным путем;
Когда проклятьем кончатся заботы,
А речь-сорняк доглушит наш язык –
То почернеет желтый лик природы
И вдруг - покроет тленьем лунный лик.

Тогда, тогда сойдет на мир печальный
Холодный бог для неживых эпох.
И - глянет в линзу льда Никто нахальный -
И мимо нас, проклятых, пройдет Бог.

И вот тогда я скину тыщетонный
Прах и останок вашей суеты,
И – отлечу душой освобожденной
К иным краям, где песнь поют цветы.

А к вам, сюда, не будет мне возврата,
Ведь кроме боли, злобы и камней –
Душа не знала никакой отрады
От озверенных нынешних людей.

Все тут витийствует, дымится бестолково,
Лукавит, копит, нежится – тщетой!
И весь ваше век бредет пустой дорогой
Под мертвой, черной, грозною звездой,
Не ощущая ни себя, ни Бога.

----------------------------------------------------------------




Люблю всеобщие кумиры
Толпе на головы свергать,
И перед всем язычным миром
Жреца мамоны постыжать.

Люблю, когда толпа швыряет
Вслед камни, палки и молвы,
А небо камни возвращает
О их плешивые главы.

Люблю душой тогда смятенной
Бежать в безлюдные места –
Планету новую смиренных
Одних сопутников Христа.

Люблю, забыв о нечестивых,
Лозы небесной вина пить.
В селеньях вечных и надмирных
Соседей близких навестить.
______________________________




ПОЭТ И ЖУРНАЛЫ


Пока творец нездешних звуков
Небесной лирою звенит,
Толпа, туга на смысл и ухо,
Жует, болтает и свистит.

Рыдай, высокое искусство:
Толпа залезла на Олимп.
Цвети, протекция, холуйство,
Коль там свинье одели нимб!

Скотству не ведом рай – лишь тело.
На месте Зевса бдит зоил,
Залезши в горние пределы
Ревет потехи для горилл.

Смешно, когда опять свинина
Во блеске славы – все свинья!-
С ушами вислыми, скотина,
Запеть клекочет соловья!

Толпа же критики рогата
Ей в умилении тупом
В ладоши плещет у разврата.
А снизу внемлет ей Содом.

Свиньей в искусстве стать нетрудно,
Теней великих муча мир.
Беда, что стаду недоступны
Святые звуки горних лир.

И потому-то мы, поэты,
Гордясь призванием своим,
Во веки век не канем в Лету,
Хоть в отдалении молчим.

Поэт, когда твоя держава
Привыкла к свинству, твердо знай:
Скотства бежит богиня – Слава.
Лишь небом лиру поверяй.

Паси стада осатаненных
Издалека, издалека.
И будь далек от стадионов,
Где толп колышутся рога.
--------------------------------------------------------



АРИОН



Поэт, брожу вне города поэтов,
Среди глухих я был там шут великий!
И вижу, как невежество планету
Заполоняет дикостью без книги.

Без строф и рифм дичалые стада
У телебашни возятся Циклопа,
Пяты целуя в черных городах
В глухонемых и безьязыких толпах.

Смывает в бездны пляжи, города,
Мосты, вокзалы, блеянье их прессы;
Газет и сплетен скотская орда –
Все в грязь мешает прозой бессловесных!

Один я чту стихи лишь камышам,
Кристаллам, птицам на спасенной лире;
И песнь пою я выжившим птенцам,
Как Арион в цветущем снова мире.

Неандертальцев атомных народ
Почти забыл я – Путь, Забвенье, Лета!
И – зверь, и камень с тучами ползет
Послушать книги вечного поэта.

Средь глаз зверья и муравьиных троп
Луна и солнце песням рукоплещут.
Кто гнал меня – того сожрал потоп.
Кто ел меня – те превратились в вещи.

_____________________________________





Позорных лет глухих, ……………*
Мы, дети подлых лет и дел,
Зовем Россией – мир нерусский,
Где нов закон – их беспредел!

Уж мы не скифы, не древляне,
Так – дети песенок из зон,
Бежим по миру как цыгане
Во ужас, страх иных племен.

Наш как бы русский герб двуротый,
Демократически-косой,
В два горла жрет у ног Свободы
Плевел-идей в стране чужой.

Ей, ей одной давно вседушно
Кадило торжище мещан,
До основания разрушив
Тысячелетний мир славян.

Сто лет таскались мы к проклятым
Божкам мамоны чуждых вер –
От звездно-сине-полосатых
До красных флагов КНР.

И се: мы были Русью славной
Под грозным сном богатыря,
С границ Канады до Варшавы
Весь мир лишь с Англией деля!

В многоплеменном русском поле
Держали щит меж разных рас…
Теперь… расступимся мы.Боле
Европам в скифы нету нас!

Мы звали вас на пир. Тщедушны,
В тепле изнежены, слабы
Вы не пришли спасать нам души
С Варшав. Нас нет. Одни гробы!

Да, мы расступимся! Пустая
Держава орды пустит в вас!
От вод малайских до Алтая
Кипит из тьмы враждебных рас.

Давно безверьем вы бессильны,
Очнетесь в смерче кровяном.
Тогда … вы вспомните Россию!
Но поздно, поздно. В свете – том…
--------------------------------------------------------
*- запрещено либеральной элитой


---------------------------------------------------





Еще Москва пока столица.
Еще кичится Третий Рим.
А вавилонская блудница
Еще не знает огнь и дым.

Но уж лукавы человецы
Достигли центра тьмы греха.
И им когтистая рука
За Бога кажется из бездны.

За то нейтронные ракеты
Как воздаянье, ад и смерть
Готовы бестиям планеты
О злые головы лететь.

______________________________________



Земная слава скоротечна.
Она костей не оживит.
И популярным человечкам
В аду язык не прохладит.

Но диво, светопреставленье!
Смотрю: гремя, во тьмы веков
Толпа грядущим поколеньям
Любимцев шлет – своих божков!

Ай-ай! Вновь лаврами увенчан
Очередной гнусавый хлыщ!
Увенчан на Земле – развенчан
На свете том. И гол он, нищ.

И на окрашенных гробницах
Кумиров стерты имена.
Песок забвенья не боится
Стирать златые письмена.

__________________________





Поэт по праву муз свободный,
Встав за пюпитр международный,
В наш век все принужден молчать…
Иль безответно слать в печать
Детей-стихи, когда неловко
Идет столицей, неба раб……

Что ж видит он?- Несут Приап:
Литературная тусовка,
Дымясь, хоронит своих жаб…

Поэт бредет в салон, редуты
Там видит чресл – то бауты
Пускает, словно пузыри,
Зоилов трех Россий жюри.

Поэт классичным эталоном
Верстой коломенской торчать
Как сирота с Казани станет,
Пока зоил его в осляти
(визгливою дудой печати)
Вьезжает в Арку, яко Сталин.

Он с полуправдой не в опале
Несет триумф.
А судьи ж кто?
Все те же бездари…А то
слова
квокочет - сытая братва.

Но если ты со словом новым
Вдруг запоешь!- свободой слова
Тебя так тиснут!- что Барковым
Заверещишь с народом: «Ять!»

На рынке будешь ты стоять,
Смешон, нелеп, несовременен
Как тот же боливар-Онегин.

Проговорился!
Зрит пиит,
Как-таки рукопись горит,
Когда огонь ( равно редактор)
Эвтерпу, Клио иль Эрато
Без дум швыряет сразу в Лету…

Ну, что ж осталося поэту?
Притом без смелого привета
Литературной квази-модой
Язык украли у народа.

Поэт бежит.
В Царьград иль дале:
В Нью-Йорк,
Искусства захолустье
(Коли анчутки если пустят).

Там еле слышен Рим второй
Через Китай и килогерцы.

Вот там ( так жезл цветет порой )
И колоколь на Русь.
Как Герцен.
---------------------------------------------------




Пока поэт суровой правды не вещает,
И жизнь ведет, забившись в уголок
Как мышь дрожащая – тогда-то развращает
Народ зоил; и царствует Порок!

Куда ни глянь – разврата торжество,
Лишь содомитам – лавры и закон!
Куда ни плюнь – взнесенное скотство.
А с лирой петь им – что гонять ворон.

Пока убили русскую идею
В трясинах словоблудия и рифм,
Вон: Музу-девочку насилуют плебеи.
Того гляди, перевернут Олимп!

Визжит бездарность на костях поэтов,
А даль – все дальше! И, увы, пока
Всеславной черни во князьях – рога,
Хвосты, копыта, и дымится Лета!

Когда поэт суровой правды не вещает-
Известной Богу, толпы развращает
Плебей из Слова. Русская телега,
Там впереди – ни света, ни ночлега!

Покуда мы иных с Олимпа ждем-
Туда залазит очередный бес!
Покрытый славой, лавровым венком…
Тс- сс! Течет вода – он писает с небес!

______________________________________






Сиди в глуши в январское забвенье
Сам заключен от века расстояньем.
Непознанное смертным провиденье,
Благослови в лесах мое изгнанье!

Вот потому одной тебе во тьму,
Одной тебе я посвящен пиитом.
Мой дух не здесь, и, верно, потому
Мне ль воевать московскую элиту?

На куст рябины звезды у окна
Слетелись петь, клевать пшено ночное
Высоких истин. Что за времена!
Все началось – и кончится Москвою!

Москва! Москва! Давно померкший свет
В лиловом дам и фонарей Зарядья!
Где Русь? Где Бог? Неслышимый поэт
К гробам царей замуровал тетради.

Убег он в рай деревни со стихами
И там молчит в избенке золотой,
Во снах летящей там над городами –
Как гроб летит над нынешней Москвой.

И некому в грядущих поколеньях
Его послушать в насекомой жизни.
Мы не сверкнем уже в тысячелетьях
Ни языком, ни мощной клинописью.

Одной тебе вот потому,
Нескромница нагая, стать пиитом.
Мне недосуг сражаться одному
С московской самозваною элитой.

Подруга смерть! Какой я слышу вой
В метро из звезд пятиконечных неба!
Как ни кричи под сводами Эреба-
А Новый год над праздничной Москвой.

_____________________________________________________





Пока свободные народы,
Гармоний чуждые, ревут
Среди песков, пустынь голодных.
Поверь, им тот отец свободы-
Кто крепче, тверже держит кнут.

Он независим, чужд рекламы,
Ведет в духовный коммунизм
Овец, овнов, козлов упрямых,
Свиней, драконов, зайцев, крыс!

И у ветров стремнины мрачной,
Он направляет бесловесных
С дудой поэтовой небесной
На процветанье к долам злачным,
Куда все скопище большое
Всегда глядится в скуке жвачной.


Он - средь опричников:
Да шкодел
Вослед ему
Врагов поклянчит
Хоть на аршин - чуть ниже седел
Висят их головы собачьи.

Врагов народных, коих орды
Всегда и всюду в свалке сытых,
Кто, посулив толпе свободы,
С хряками месит у корыта.

Да, лучший царь, отец свободы,
Лишь тот, кто верный ценит кнут.
Ему без пастырей народы,
Должны до гроба, выи гнут.

Правитель истинный упрямо
На счастье ордам, племенам,
Неведом всем - им мглы, реклама.
Но он не страхом правит нам!

Лишь тот правитель нужен строгий.
Кто отвергает лесть и спесь,
О ком все знает как о Боге
Одно - что он свете есть.
----------------------------------------------






НОВОГОДНИЙ ТОСТ


Давайте выпьем в зябком этом мире
На Новый год за тех, кого тут нет,
Кого не помянут в телеэфире
Ни шоумен, ни сытый президент.

В Афинах, в Ницце, в пирамидах, в Куско,
В Торонто взяв текилу с каберне,
Давайте выпьем за голодных русских,
Кто получает по пять тысяч рэ.

В московской чистой прайсовой квартире
Подняв бокал за тех, кто не в Москвах,
Давайте выпьем за голодных в мире
Забытым в селах, в малых городках.

Среди сыров, пельменей и креветок,
И винограда в жарких шашлыках
Давайте выпьем за голодных деток
Во всех прогнивших русских деревнях.

В Тайланде жарком, на морях Всекрасных
Давайте выпьем в джунглях для зверей
За всех в больницах грудничков отказных
Без ползунков - от нищих матерей.

В «Рено» и «Вольво», в «Фордах», в «Ламборджини»
Под телебашней с Галкиным в тортах
Давайте выпьем, кто в пустой России,
Отравлен спиртом, спит давно в снегах.

Под пляс и вопль, салюты хоть в антракте
Давайте выпьем в грохоте шутих
Под гробовым молчанием галактик,
Под гробовым молчаньем всех святых.

По всем залитым светом вавилонам,
Матроны, бонзы, VIP-ы и скопцы,
Давайте выпьем 20 тех миллионов,
На чьих костях построены дворцы.

___________________________________________





Чем боле бедствий и страданий
Несет земное царство Тьмы,
Тем все жесточе и коварней
Бунтуют дикие умы.

Тем злей взъяренные стихии
Свергают суетную твердь,
Европе, Азии, России
Неся стенания и смерть.

Увяла прежняя природа,
Спеша закончить ветхий век,
Уныли гордые народы,
Уныл безбожный человек.

А небо, мертвое железо,
Низводит засухи и мор:
И смерч гудит горящим лесом,
И каннибалов - страшен взор!

А в городах несет безлюдных
Песок и пепел. Поутру
И под луной висят повсюду
Самоубийцы на ветру.

Как знак Всевышнего Комета
Сверкает в пепел и огонь.
Грядет на сонную планету
Погибель мира - Бледный Конь.
-------------------------------------------------





ПРОРОЧЕСТВО


В каких-то россов мартиролог
У их руин и их гробов –
Вонзит грядущий археолог
Лопату в глубь иных веков.

Над необьятною страною
Твоею костью (примечай!)
Над серединной мерзлотою
Великий потрясет Китай.

Вся узкоглазая Россия
И костромские кишлаки
Кувшиннорылою цифирью
Разинет уши и мозги.

Где были канувшие в Лету
Германцы, россы – этот Хам
Воссядет срамом несусветным
Кишеть к отеческим гробам.

Издревле с темным инферналом,
Почтит – дерьмом – пять Божьих ран,
Воссядет интернационалом
На Рим отверженных славян.

И на костях в седых морозах
Безбожных, вырожденных россов
Христа забывших и канон -
До финн воздвигнет Вавилон.
----------------------------------------------------






В гробах ворочаются россы,
Когда на диво прочих стран
С экранов гонят свинопасы
Стада ожваченных славян.

Попса кривляется юродов
Над сытым рыком сотен банд
На одичалый взгляд народа
Под злые зубы женщин-вамп.

То - актрисантов попрыгунство,
То - лай советников-мессий,
Низкопоклонств толпа, капутство
По резервациям Россий.

На их гробах жирней столица –
На том, что тыщу лет в свой дом
Всесобирали по крупицам
Цари империи с крестом.

Века дерзать, чтоб стать убитым
На проститутках да братве,
Коли московская элита
Кишит как черви на дресве.

Ну а тебе, рабочий нищий
Да крестьянин – эта крысь:
Вот гроб неструганый за тыщу.
Твоя зарплата по всю жизнь.

С фамильей русскою такою
В усадьбах изгнанных дворян
Свинина с шерсткой золотою-
В райке Москвы воссел Каган.

Потомок Мурки, Урки, Маньки
С рубином учит из ТВ
Совдеп все тот же - ради тряпки
И побрякушки на Москве.

Во зле цветя, заматеревши,
В огонь и в ад однажды днем
Москва свиней, с гробов жиревших,
Вся, вся провалится живьем.
----------------------------------------------------




Ложью пахнут плоды переспелые
Этих ярко-осенних времен.
Сладкий запах их тленья опрелый
Созывает свиней и ворон.

И висят они радостно-ярко,
Озирая смятенье вокруг,
Рады тем, что когда-то кухарка
Пропустила их яд мимо рук.

Многохитро морщинятся лица,
Многоглавый склоняется сук.
И ленивые жирные птицы
Копошатся как слизни вокруг.

Чем сильнее с небес припекает
Желто-серые мордища их,
Тем пьянее шабаш нарастает,
Тем бойчее дережка и крик.

Сумрак желтый как дьявол трехрогий
Из низин по болотам ползет.
Вот бредет по унылой дороге
К древу смерти безропотный скот.

Воют, стонут, все кверху стремится
От земли, где обглоданный срам.
Но ленивые жирные птицы
Гадят в головы наглым скотам.

Ночь и морок, и тьма наступает,
Перед мраком смятенье растет.
Собачонка пастушая лает,
Это мрет обожравшийся скот.

Но едва желто-красным желудком
Утро к древу провиснет в упор –
Снова дол оглашается жутким
Писком, визгом воскресших обжор.

______________________________________






Вот неокон, чей бог природа,
Упрямо тычет свой кумир,
И с постбрюссельской дикой мордой
Преображает русский мир.

А детки рьяного папаши
Для позабытых Богом стран
Отели строят, телебашни
Для близких внуков обезьян.

Они болота иссушили,
Слетали в космос вкруг земли,
Наобещали, накрутили
И в ад с наукой снизошли.

Вот горе! Всюду их потомки
Ни нас, ни Бога не стыдясь
У государства на обломках
По черепам воюют власть.

И хлеще Геббельса со жлобством
Вертят безбожною Землей,
Чтоб для грядущего обжорства
Построить-таки рай земной.

Но Бог для верных жив остался.
Расстроен ересью и злом,
Он нечестивцам посмеялся –
Глобальный мир разбил жезлом.

Коль нечестивый над толпою
Слепым радетелем сидит,
Чтоб не цвело вовеки злое,
Господь ума его лишит.

__________________________________





Куда бы спрятаться и скрыться
Чертей в свободе иль святош?
Где б мук хоть в миг освободиться.
Такого места не найдешь.

Куда б от дурости и срама
Бежать от пузищ и костей,
И от всемирного бедлама
Рекламы, пошлых новостей?

От ног кривых в слепых колготках,
От Королей, От Фикс, Вован…
От мисс, блестящих как селедка,
От уголовников-дворян.

И от больных насквозь нимфеток
С гусиной коже на спине
Под декольте, и от поэток,
Что спят с японкой на луне.

И тяжелохрипящих рыжих
Бульдогов томно-голубых,
Вельмож, что грезя по Парижу,
Обрали загодя своих.

И от дальнейших безобразий
Хавроний, выползших на власть,
Чей бог в японском унитазе
Их жертвы примет, им смеясь.

И от всебщего гипноза
Куда от вас бежать во мгле,
Похлеще ядерной угрозы
Вы, теледоки на Земле.

От тайн, для общества секретных,
От крокодилок от кутюр,
От жаб журнальных, крыс газетных,
От троглодиток от кутюр.

От песен бабочек писклявых,
И от надменных как павлин
Эмиров наших над державой,
Самопрославленных кретин.

От них, кто славен показухой,
Слепых вождей, болтун, иуд –
Кто копит круговой порукой
Себе углей на страшный суд.

Куда бежать? В леса, пустыню,
Где б не настиг всемирный враг –
От вас, смеющиеся ныне,
Кому все шутка и пустяк.

Прекрасно б справить новоселье
Вон там в горах на крутизне.
Туда б в заоблачную келью
От вас достойно скрыться мне.

____________________________________________









На скалах домик одинокий
В штормах на Огненной Земле
У Антаркиды на востоке
В грядущей смерти, ночи, мгле.

Холодный ветер рвет бурливый
Пролив и точит под базальт,
А осень мира здесь тоскливо
Наносит листья на асфальт.

И ей струною вторит лира
Всем плачам, стонам мировым.
В холодный дом на скалах мира
Метель несет котельной дым.

Как ночь чернеют дыры трюма,
Как мрак змеят в воде огни.
Несносно полночью угрюмой
Воспоминать иные дни!

Столиц, на ад весьма похожих,
У всех двенадцати морей,
Людей, во ад весьма пригожих,
Зимы и ада холодней.

Красавиц в залах злых и гулких,
Каких забыл давным-давно,
Чьих тел ты знал все закоулки,
И думал: счастье – вот оно!

Забытых вин и блюд забытых
Ряды в столовых серебром.
Безвестных, лестных, знаменитых
Личин в году позабытом.

Всех стран и северных, и южных
Богатство, дым иль нищету
Воспомнишь блеск и лоск наружный,
И душ лохмотьев наготу.

Воспомнишь все: страны далекой
Издевки некогда славян…
На скалах домик одинокий,
И Смерть, и смерти океан.

_______________________________________



Нами движет проклятье потомков.
Не напрасно в кровавом чаду
У мартенов мы пели винтовку
В отвращеньи к земле и труду.

Наши правнуки, наши потомки,
Строят нам – гидравлический скот-
Пантеоны нажатием кнопки,
Зиккураты над бездною вод.

Жизнь - жара, выживанье, боренье.
Красным солнцем над миром идет
Только тот, в ком клеймо «Вырожденье»,
Кого пуля и смерть не берет.

Остальное – векам удобренье.
Одинокий на горней стезе
В ледниках я взираю в горенье
Бытия с верхотуры Лхоцзе.

Ты же – мясо. В своем настоящем
Загнивай! Не обрящешь взамен
Льдов и истин, и звезд говорящих,
Чем стоит разоренный Эдем.

Проклят род: за столетья убитый,
Не увидишь во тьме никогда
Горних ратников звездные битвы
И высокое знамя Христа.
___________________________________





Люблю тебя, моя отчизна,
Где все друг другу хитро лгут,
И где с осознанным цинизмом
Лжецам местечки раздают.
Где в популярности писатель
Давно завравшийся себе,
А правдолюбец как предатель
Толпой повешен на столбе.
Где агрессивные плебеи
Вершат мещанский самосуд,
И ближним тяжкие каменья
Всегда за пазухой несут.
Где сатанинские идеи
Как крысы бродят в головах,
Где воздух сам давно пропах
Мертвящей бездарью и ленью.
Где дик мороз, но души тают
Среди двуногого зверья,
Где над Москвой злой дух витает
Непогребенного вождя.
Где богомерзнейшая сволочь,
Зазвав весь мир себе на помощь,
Легко меняет веры, цвет,
Засловоблудивши весь свет!
Где все – пародия на веру,
Где облепила царский трон
Иноязычная химера
В зловещем хохоте ворон.
Где до сих пор владыка ада
В дела народца своего
Из пятирогих звезд злорадно
В страну взирает далеко.
Где лжет историк, спит священник,
Поэт боится, сутенер-
На месте князя, где без денег-
Раскольников холит топор.
Где семь кругов земного ада
Телеанчутки создают,
А светлый гений демократы
В культуре – сукой волокут.
Где для воров и лихоимцев
Всемирный выписан закон.
Где мудрость гибнет в психбольницах,
а психи подпирают трон.
Где убивают умолчаньем
В зловещей зависти к уму,
А дураков с образованьем
Не счесть и небу самому.
Где на века наук удавку
Одел лукавый книжный плут,
А подчиненные пиявки
Христову кровь в чернила льют.
Где власть с ворьем, заплывши жиром,
В Канарах греет зад и хвост,
А в промерзающих квартирах
Детей скосил туберкулез.
Где на костях, слезах, могилах
Цветут как опиумный мак-
Бассейны, дачи, деньги, виллы.
Там любят. Лишь своих собак!
Где в храмах важно фарисеи
Благословляют злых воров –
Господ солидных,что пузея,
Пузеют пуза – от гробов.
Их рыл чиновных хрюк кабаний
Несется в жизнь (а жизнь как морг!)
Ведь ты, рабочий, ты, крестьянин,
Им будешь быдло, банк и торг!
Где над столицей бесовщина
Зады угрела в свете звезд –
О среднерусскую равнину
Мир оболванив под гипноз.

Где плачет тихая природа
На раны выпитой земли…
Люблю тебя, тюрьма народов,
И ненавижу, черт возьми!
Гуляй, немытая Россия
На радость мировым чертям!
Но знай: грядет на Суд Мессия
К твоим пределам и долам.

_____________________________________







Никому ты не нужен на свете.
А помри, не поплачет никто.
У вокзала ноябрьский ветер
Задувает сквозь дыры пальто.

Ни одна проститутка и сволочь
Не поплачет с тобой заодне!
Только будет слоняться и толочь
Жизнь святых - в ресторанном окне.

А подохнешь – бюджетным расходом
Эти жабы и слуги народа,
Не ходил к ним умерший ты чтоб,
Проведут тебе струганный гроб.

А с утра полусонный священник
Над могилкой твоею кривой,
Христа ради, не бешеных денег
Равнодушно споет отходной.

Будешь сыт и покоен в безлюдьи
Там лежать у богатых оград.
Эти серые, пьяные люди
Тебе в голову номер вонзят.

____________________________________


РУССКОМУ ПОЭТУ,
НЕИЗВЕСТНОМУ

Беда, что ты – не Березовский,
Не в Переделкино поэт,
Что не торчишь в ТВ московских,-
Невыездной анахорет!

Ты с гласностью не полз скандалом
На диссидентские журналы,
Чтоб в либеральную эпоху
Засинекурить в них места:
Приватизировать Голгофу,
Реструктурировать Христа.

В Госдуме ты певцом совдепским
Трель антибрежневым не льешь.
Ты в ресторане ЦДЛ – ском
С Воландом коньяков не пьешь.

Как Поттер на метле за башли.
Как кабыздох с Останской башни
В телерога ты не скользишь.

Ты не катаешься в Париж
В эпоху злую, нелюдим.
Ты пишешь в стол - векам иным!

С беззубой Музой в бонвиванах
Литкритикессам и т.п..
Не мял ты тить на их диванах,
Чтоб пропечататься в СП.

Как мещанин ты с Русью древней,
Предпочитаешь жить в деревне
С простым народом – ближе к Богу:
Поэту славно и пророку!

Живешь ты в Руссии-Паруссии:
- Мила деревня мне и лес!

Да и скажи-ка, брат, средь бес
Поэт ли может нынче с верой
Быть хоть в поэзии их - первым?

Ведь ни за доллар, ни за евро
Не купишь царствия небес!
____________________________________






Кто над распятою отчизной
В годину смуты и тревог
Кривляет рожи в телевизор,
Поет и пляшет, славя тризну,
Того отвергнет смысл и Бог.

Пусть он блаженствуя уютом
Жизнь знал за легкую игру –
Знаю, лютой смертью он в минуту
В аду очнется поутру.

Он равнодушно к нищим братьям
Лишал их крова и еды,
Народом правя как проклятье,
Грабеж считая за труды.

Кто грабит нищие карманы,
Чтоб процветать в стране чужой -
Перед Христом козлищем драным
В обнимку станет с сатаной.

И там без неги, сна и света,
Где огнь и червь среди бесов
Кривляться станет вся планета –
Мир, что антихристу готов.

__________________________________________





Кому грядущее отверсто,
Как дар редчайший наших дней,
Кто справедливостию честно
Не лжепророчит средь людей,-
Один всегда, небесным светел,
Тот, словно истина сама,
В мирке досужих колких сплетен
Одно побдит: «Сошел с ума!»

«Вещуй, пророк, нам счастья, славы, -
Зудит народ,- дай нам обет
Спокойной жизни всей державы,
Благополучия сто лет!

- У нас грехов, вообще-то нету
Особых. Совесть нас не мучит.
Пусть солнце не заходит в тучи,
Когда поедем в отпуск летом
Куда опять на Шарм-аль-Шейх
Иль на Майорку всей семьею.
Да, чтоб не хуже, чем у всех,
Ты обещай нам под Москвою
Коттедж.
- Нет, лучше все же виллу!
- Все чтобы круто, в кайф чтоб было!
Минуют пусть болезни, горе
Всех наших родственников. Ты
Давай нам только красоты
Природ! Да чтоб в столице
Квартиру в центре,возле « Пиццы»
Проси!
- Молись за нас. Чтоб такса
Не сдохла, да на тыщу баксов
Зарплату, чтоб еще в джакузи
Мы мылись, ну, и чтобы в пузе
Не пусто было.
- Рак чтоб, язва..
Чтоб не пыхтеть за унитазом.
Ну, и так далее.
- Фартово
В стране чтоб было клево-клево!»

Пророк, коль истинен он, сразу
Он этой речи как заразы
В леса глухие убежит.

А ты? Чем ты живешь, пиит?
--------------------------------------------




Мгновений высших золотую нить
Крадет у нас нахальное мещанство,
России зеков и торговок царство –
Его б в «Samsung» -е с грязью утопить,
Да только жаль с уютом распрощаться!

Веди, поэт, всегда двойную жизнь
Меж домовых,русалок, жаб и леших,
Храня в душе божественную мысль –
Кто ими вписан в графы сумасшедших.

Иначе быта жадное мурло,
Не подавясь, минуты жизни чудной
Пожрет не глядя, когда всюду зло
Раскраснобаилось с оправданным Иудой.

Несут венерки с дисками в умах
Свои стишки в журналы завалящи,
Где сплетничают музы о делах
Быка Гермески и Сапфо гулящей.

Мещан мещане обвиняют в лжи
И судятся на томике законов.
Нет тебе правды в сей земной глуши.
Закрыто небо. Царствуют вороны.

Как ни посмотришь: капище свиней!
В ногах Молоха правят дуры мессу.
И - точки, точки живших зря людей,
К которым Бог не знает интереса.

Ты узришь только в вечности пустой,
Как Шива мчит любовною весной
Тела пустые сотен поколений
В весенней жажде оплодотворений…
---------------------------------------------------------




Глупец, кто верует в судьбу,
Кто раб деньгам и чтит утробу.
У страшной смерти на горбу
Бесславно притечет ко гробу.

Но мудр тот, кто одинок,
Забыв покой, сберкнижки, сытость,
Достав прадедовский клинок
И призывая небо в милость
Идет среди ханжей, повес
По гроб за истину небес.

Как рыцарь некогда без слова,
Взяв меч и латы, полнит рать –
Идет он прямо и сурово
За гроб Господень воевать……..

_________________________________________





Взойду ли в гору отдалиться,
Пшеницей лунной ли иду-
Везде в обычных женских лицах
Тебя, небесная, найду.

В кувшин ли винный поклоняясь,
Иль в облаках паря с орлом,
Или ползя в земле с червем-
Везде я милой обретаюсь.

Или на дикую солому
Когда падет ее слеза,-
Мир ниспослать земному дому,
Во всем ища ее глаза.

Как странник неба без заботы
Во всем искать ее цветы,
Ее нездешние щедроты,
Ее пречистые следы.

И - только нежить осторожно
За ушком лунный завиток,
И эту маленькую ножку,
И петербургский башмачок.
-------------------------------------------------



Когда поэт из недр народа
Цветет сквозь боль его, тогда
Един он обретет свободу
По воле высшего суда.

Пусть он живет забыт, безвестен
Живым – но мертвым говорит
С высот:« Иному я без лести
Всегда был предан – и пиит!«

А тут живет он непрактично –
Аскет в юдоли по лесам.
Но старомодный стих классичный
Один угоден небесам!

В эпоху дикого бесчестья,
Разврата сытых казнокрадов
И в гладе знает он веселье
У Музы - в пир у геростратов,
фаллопоклонников скабрезных,
лишенных горнего таланта,
где содомитские болезни
мужланов - в тунике Эрато.

Глагол небес молчит он с честью
Над рыбьей тупостью земной,
Иному позванный, как вестник,
Поэт империи иной.
-----------------------------------------





Каким ты таинствам причастен.
Когда лишь Смерть привычна к ним:
Земного шифра лик ужасен
Весь - недоступен он живым.

Он - яд мгновенный в чаше сладкой:
Так Смерть возносит до звезды,
А остальным ее оглядка –
Как жгучий поцелуй гюрзы.

Но, умирая еженощно,
Великих тайн дивится зрак.
И ясно видишь ты заочно
Конца земного час и знак.
----------------------------





Люблю я снежный пляс метели:
Как нянька в древней колыбели
Мальчонку байкает, шутя.
Но плачет буйное дитя.

И как покойник огород
Стоит, укрытый с головою,
И провода как нитки рвет
Осатаневшею пургою.

Тогда дымящим керосином
Гоняет смертную кручину
Селян запасливый народ.
В трубе стенает и ревет,
И страшно колокол гудет!

Но вот покоит вновь луна
Весь мир из нашего окна:
И сразу виден через двор
Унылой бедности позор!

Изба соседская кривая,
Деревня, дура холостая,
Что смотрит в призрачную даль
Сквозь молью траченую шаль.

Колдуньей бешеной и злою
Здесь иго бродит вековое
Вокруг беспечного села-
И выдувает все дотла!

Кого – заботой оглоушит,
Кого петлей за горло душит.
Кого рублевкой задобрит.
Кого бутылкой уморит.

Судьбина злая беспричинно
Дитя, старуху и мужчину
Здесь в сатанинский рог загнет
Не за столетье, а за год.

И мрет крестьянин:
Труд ужасный,
Бесплатный, рабский, злой, напрасный –
И ум, и сердце иссушил,
Давно в скотину превратил.

И уж вовеки не мечтать
Ему Америкой иль Римом:
Как пес голодный, нелюбимый
Он будет вечностью блуждать,
Обьедки жалкие искать
У ног хозяев, злых рвачей –
Беспечных, сытых москвичей
………………………………………..
……………………………………………
------------------------------------------------------------------------






Воздвигнуть ясные столицы
На злых болотах мертвецов
Одна лишь лира не страшится,
Когда все спрятало лицо.

Над липким илом будней красно,
Над безязыкой глоткой тьмы –
Поэта солнце полновластно
Сиять промозглые умы.

Стоишь, поэт, ты над пещерой
Кровавых полуобезьян,
Как речь, как меч надмирной сферы,
Весь звездной пылью осиян.

Из бездны мглой безблагодатной,
Питаясь мясом лишь сырым,
Не процветет из ртов проклятых
Ни Ра, ни Дант, ни Третий Рим!

Сокрыты глиною потопа
Рубила их и черепки.
Так безязыкая утроба
Столиц сжирает огоньки.

А ты поэт, ты меч, ты воин
Самой небесной красоты-
В дворцах гармоний петь достоин
Небес нездешние цветы.

Иное солнце молодое
Ты пой - слепцам, хоть света нет.
Да робко тянется живое
Из недр драконовых на свет.
-----------------------------------------------------



ВОЗМЕЗДИЕ


В ресторанах набили утробу,
Просверкали забытой страной,
И копилася праведно злоба
По стране от надменности той.

Чем Россия славна меж народов
В тыщелетнем язычестве дней?-
Черепами да саблей голодных,
Наказаньем льстецов, богачей.

И – притихли за жалюзи: ало
Осьминоги стреляли в лесах.
И сверкала, и в ночь ропотала
Как народ, как возмездье гроза.

Тут – бежали и били коленкой
Кейсы зелени, падая в рвы,
Рассыпали бриллианты и деньги
В переулках горящей Москвы.

Высоко на сияющем храме
Карлик злобно биноклем сверкал,
Дирижируя псам и ораве –
Генералишкам тростью стучал.

А потом в Триумфальную арку
Сквозь салют и листовки толпы
В лимузине, как на катафалке
Проезжал по проспектам Москвы.

Бодро радио в ночь проорало.
Мглы салют разрывал далеко.
По кишкам богачей проплывала
Как акула машина его.
__________________________________



ИЗ Н.А. НЕКРАСОВА

Вот парадный подьезд. По торжественным дням,
Одержимый чиновничьим зудом,
Целый город с каким-то испугом
Подсекает к заветным дверям.

Записав свое имя и званье
Секретаршей смазливою в лайкре,
Собираются к шефу Незнайки
На доклад (ибо в том их призванье).

А в обычные дни сей роскошный подьезд
Осаждают серейшие лица:
Прожектеры, искатели мест,
Властилины, тузы из милиции,
Да профуры, сильны ягодицами,
Да попсюхи ( а с кем положиться бы?)

От него и к нему то и знай поутру
Все крутые скользят иномарки:
Лимузины да «Порши» - и будто в дыру
Возят взятки, с Парижу подарки…

Раз я видел, сюда подошли мужики
Из провинции, чуда желая…
Токарь, смазчик, - все голь перекатная и
Нищета, словом, Русь золотая.

Показалась охрана.
« Менты, допусти!
Обирает банкир, наш хозяин!
Получаем пять тысяч, с шести до шести
Пашем-пашем, а он увольняет!»

Их менты оглядели: бродяги на взгляд!
Словом, лохи!
Демократизатер!

Проходил мимо тут от Госдум депутат
Обронивши: « Гоните их на .......!
Наш не любит рванину, Абрамыч Андрей.
У них есть своя власть на законе!»

Повязали их, били… Они вдоль Рассей
Покатились в плацкартном вагоне.

А Абрамыч Андрей, телевизерный бог,
Олигарх, уж которые сутки
В шестизвездочной яхте плевал в потолок,
На Канарах обняв секретутку.

Под пленительным небом Сицилии
И в Майами на вилле в тени,
Безмятежней аркадской идиллии
Проводил он преклонные дни.

Созерцая, как солнце пурпурное
Освещало платаны в закат,
По привольное море лазурное
Окуная тропический зад.

За заставой в столовке убогой
Мужики, все пропив до рубля,
Вдаль пошли, побираясь дорогой,
Все стонали: «Как терпит земля!»

Стонут в каждом глухом городишке
У подьездов судов и палат.
Стонут в собственном старом домишке,
Свету божьего солнца не рад.

Укажи мне любую ты зону,
Где бы русский мужик не стонал –
За шесть досок шесть лет по закону
Где бы зону он сю не топтал!

Видя, как за забором воруют
Эшелонами, кучей цистерн,
Штабелями, и как из крышуют –
Все, чего не предвидел Жюль Верн!

Выдь на Волгу! Чей стон раздается
Под Казанью иль в фанзе любой?
Знамя красное вьется и вьется.
Баржу тянут лебедкой простой!

Где народ - там и стон. Эх, Предвечный,
Что же значит сей стон бесконечный?

Ты проснешься ль, исполненный Сил?
Или их повинуясь закону,
Что разграбили долы и троны,
Под себя лишь писали законы,
Ковыряли на Запад короны –
Все, что мог, Ты ужель совершил?

Но Предвечный молчит… И не внемля,
Зависает трехзвездное с Кремля
Непонятно чего во всю ширь!

А тебе – лишь летальный исход,
Мой ограбленный русский народ! -
Комь да Кемь, Магадан да Сибирь!

_____________________________________________



До гроба мне в уединеньи,
Видать, начертано судьбой
Все видеть бедные селенья
В мороз крещенский под луной.

Да черный рушенный штакетник,
Да два остова от пион,
Сидя с зарплатой как без денег,
Смотря в экран на Вавилон.

На битом брежневском матрасе
Неделю с гриппом за грехи
В журнал профанов на Парнасе
Костить московские стихи.

Над ледяной струей порою
Над рукомойником вздыхать,
Следя за музой молодою
Заезжей в чтомую тетрадь.

На музий длинный нос в пороге
Смотреть, не слыша слов игру,
То на ее кривые ноги,
В стихи кривые в Стихи.ру.

Когда ж она уедет рано,
Поэтов наших вздор и бред
В журнальный зал сплошных профанов
Закрыть навеки: «Где Поэт?»

Коту читать чужие вирши
Со крышей, сьехавшей в сугроб,
А не ценителям в Париже
Стихов нечитанных Европ.

Или в кафе на Брайтон-Биче
Мечтать читать свои стишки
Какой краге богатой – нищим
Поэтом русской злой тоски.

И в людоедском настоящем
Копать средь тысячи поэт
Напрасно русский стих звенящий
До пота ночью в интернет.

«Поэт аффтар о выпей йаду!»-
Изречь на Windows ста окон…
Кого б себе избрать в Эрато
Средь пьяных девушек тех вон?


_________________________________________





Комментарии

Ваш комментарий


Выложить 40 стихотворений в один столбец, Роман, это неуважение к читателю.
Остановил свой взгляд на 17 номере "Новогодний тост".
При самой заурядной поэтической форме кощунственнее текста по отношению к России я в своих путешествиях по Инету ещё не встречал.
Пьяная слеза за столом с жирными рябчиками о голодных соотечественниках?
Не годится даже на сатиру, уж больно автор высокопарен, не с издёвкой над теми, кто "пъёт за голодных" а вполне серъёзно.
Считая, видимо, что этим он оказывает свою посильную помощь бедствующим согражданам.

Не раскрывайте себя так неожиданно насквозь, Роман.

Дмитрий

Михаил Муравьев Михаил Муравьев Администратор 24.10.2009

Довольно смелые стихи и достаточно резкие. Мне кажется, автор прочувствовал каждую строчку, "пустых" стихотворений нет. Прочитаю еще раз попозже, потому что с впечатлением пока не определился - для меня слишком много стихов за один раз.
Я рад, что вы появились на нашем сайте.