0 0 1423

Крысы(11-15главы) Проза: Романы: Триллеры

(роман-ужасы-продолжение)
11


        Раньше все звали его Тормоз. По многим причинам. Вот три из них: из-за  хронической неуспеваемости он с трудом окончил восьмой класс, после чего  его с облегчением выставили из школы; родители нашли для него ПТУ, для поступления в которое необходимо было набрать минимальное количество баллов, но и это минимальное количество он не набрал; для того, чтобы он все-таки поступил туда, его мать заплатила деньги, но он бросил учебу, не проучившись и месяца. Отец пытался образумить его, но на все приводимые отцом доводы, он отвечал глупой улыбкой. Видя подобную реакцию, отец вышел из себя, обозвал его бессердечным эгоистом и ушел, зло хлопнув дверью. Но мальчик не остался в комнате один: на смену отцу тут же пришла мать. Она тоже приводила свои аргументы. Сын ответил ей той же идиотской улыбкой, но в глазах его появилась злость. Неожиданно он вскочил, и мать зажмурилась, ожидая удара. Позже она думала почему такая мысль пришла ей в голову. И пришла к выводу, что никогда прежде у сына не было такого взгляда. Но он сделал то же, что перед этим его отец. Выскочил из комнаты громко захлопнув дверь. Чуть позже грохнула и входная дверь.
        Родители думали, что он ушел из дома. Никаких оснований, на их взгляд, для этого не было. Но странные люди всегда поступают безосновательно. Есть такая категория "странных" людей. Хотя, скорее всего, никаких "странных" людей не   существует. Просто в мире живут определенные субъекты, любящие вешать ярлыки на все, что не могут понять или принять.
        Тормоз был одним из таких. Из странных. На это обратили внимание еще до школы. Его водили к психиаторам и психологам, но все заявляли одно и то же: психически ребенок нормален. Просто у него неординарно развитая личность. На родительский вопрос о том, что же делать с его неординарно развитой личностью, специалисты недоуменно пожимали плечами.
        Он пошел в обычную школу, в обычный класс. Успехами не блестал. У него редко было что-то больше двойки. Нет, он учил уроки и помнил абсолютно все, но когда начинал отвечать, постоянно отвлекался, переходил от одной незаконченной мысли к другой. Это невыносимо раздражало всех без исключения учителей, и они нещадно ставили ему двойки, обычно даже не дослушав до конца. Его фамилия стояла в первых строках журнала и поэтому учителя не могли дать ему достаточно времени, чтобы он смог сформулировать свой ответ. Одноклассники тоже были на редкость отзывчивыми. С ним никто не хотел дружить и иначе чем "тормоз" его не называли. Но он не обижался, а вернее, просто не обращал на них внимание.
        Обычно не обращал. Но на этот раз он разозлился и ушел, громко хлопнув дверью. Родители подумали, что он ушел надолго, но сын вернулся вечером и, ни слова не говоря, протянул отцу раскрытую новенькую трудовую книжку. Там было написано...Да какая разница, что там было написано! Отец был безмерно счастлив просто от того, что его сын наконец то решил взяться за ум. Отец обернулся. Он должен похвалить своего сына, наконец-то решившего повзрослеть. Он обернулся, но сына уже не было. В ванной шумела вода."Моется",-удовлетворенно подумал отец,-"Устал. Небось набегался, пока то да се."
   -Мать,- крикнул он в сторону комнаты, откуда доносились звуки телевизора,- Иди сюда.
   -Сейчас. Кончится через пять минут.
   -Иди сюда, говорю,- отец усмехнулся,- Ну е-мое.
   -Ну в чем дело,- жена вошла в кухню,- Что за спешка?
   -Вот, смотри, -отец протянул ей книжку.
        Жена долго и недоверчиво разглядывала корочки. Потом раскрыла и начала  читать.
   -Слышь, отец, а что это-малое предприятие "Гигиена"?
   -Не знаю. Может прокладки продают. Тампэксы там всякие.
   -Да иди ты,- махнула рукой жена.
        В кармане рубашки их сына лежала визитка со следующим содержанием:"ООО "Гигиена".Уничтожение тараканов, мышей, крыс и других грызунов."Так Тормоз стал Терминатором-грозой мышей и крыс.
        В этот день его вызвали на оптовую продуктовую базу. Он привычными движениями собрал все свое снаряжение в объемную сумку и отправился на место, где требовалась его высоко квалифицированная помощь. На автобусе. Просто с машинами в ООО "Гигиена" дело обстояло сложно. Машина была одна. На ней ездил исключительно директор и -он же- главный бухгалтер ООО.А Тормозу, ставшему  Терминатором выдали удостоверение в том, что он - младший оперуполномоченный Гуталинов. Правда без фотографии. Это начальник никольского ГУВД постарался. Пришлось как-то травить тараканов на даче его любовницы. За полную стоимость, конечно. А удостоверение -как залог того, что все сохранится в тайне. Оно в тайне и сохранилось. Тормоз же получил возможность ездить по вызовам на халяву, что соответственно уменьшило расходы фирмы."Помни, сынок"-наставительно произнес Кондрат Пантелеймонович - главбух и директор в одном лице,-"Ксивой много не свети. А то может неприятность случиться. Человека подвести можем. Хорошего человека."-и вручил ему красные корочки.
        И Терминатор твердо выполнял завет любимого начальника "не светить ксивой". Поэтому, войдя в автобус через заднюю дверь, там же сзади и остался. Проехав три остановки, он вышел и огляделся."Улица Керенского 24.Так.Где же, где же. Мышей бы на них вместе с их переименованиями. Таракана им в кастрюлю  с супом. Заработался",-Терминатор усмехнулся,-"Даже ругательства у меня с  санитарным уклоном. Но где же улица Керенского? Керенского-это же бывшая Калинина.""А там ли я сошел?"-вдруг подумал Терминатор. По всему выходило, что не там. Поминая теперь уже далеко не печатными словами господ реформаторов-
   переименователей, он быстро внедрился во вновь подошедший автобус и поехал дальше, на этот раз удобно разместившись на сидении.
12

        Над воротами, неожиданно преградившими дорогу идейному борцу с насекомыми и грызунами, так и было написано:"Продуктовая база".Тормоз энергично потряс створку ворот, после чего неизвестно откуда на той стороне появился мужик. По всему было видно, что это сторож. Если все то, что он сказал, перевести на литературный язык, вышло бы:"Чего изволите?".
   - Мне нужен "Синий пекарь".В смысле, его склад. Там, говорят, крысы завелись.
        "Синим пекарем" именовалась единственная никольская хлебопекарня. Собственно, было не совсем понятно, что же это - пекарня или целый хлебозавод. Дело в том, что для пекарни производственные мощности данного предприятия, казалось, были велики, а для завода - малы. По этому поводу даже возникали
прения между определенными группами никольского населения. Патриоты утверждали, что данное предприятие является заводом, что производственные мощности его велики, что он выпускает очень много очень вкусного хлеба и,что даже часть этого хлеба отправляют в Москву для угощения московского мэра и московского же правительства.
        Промосквиты же утверждали диаметрально противоположное. Что завод это не завод, а именно пекарня, что хлеба производится очень мало, что по качеству этот хлеб -так себе, можно даже сказать, противный и, что даже то небольшое количество не раскупается и уходит на корм свиньям и курам,что не каждая свинья рискнет этот хлеб попробывать. Что же говорить о московском мэре, который не в коей мере свиньей не является,а даже наоборот. Подобные фразы не раз звучали в многочисленных выступлениях лидера промосквитов. Какое же утверждение являлось более оскорбительным для столичного мэра-что он "свиньей не является" или, что "даже наоборот" промосквитов не интересовало.
        История же названия данного предприятия была не менее интересной."Синий пекарь- ни больше, ни меньше. Насколько странно, настолько же и глупо. Дело в том, что когда город был еще Ленинском, пекарня называлась "Красный пекарь". Почему? Раньше этот вопрос никого не волновал. Но вот Ленинск стал Никольском, памятник самому человечному из людей благополучно убрали и...Как сказал директор данного предприятия:"Не гоже вступать в новый век, а тем более в новое тысячелетие..." и т.д. и т.п.Опять стоял вопрос о переименовании. Но в отличии от города новое название для предприятия нашли быстро. Пошли логическим путем. Раньше флаг был красным и пекарь был красным. Теперь же флаг был бело-голубо-красным. Переименовать красного пекаря в белого-от этого за  версту несло политикой:красные-белые. Люди устали от политики. Если переименовать красного в голубого,то в свете произошедшей сексуальной революции это будет звучать более чем странно. Голубой пекарь. Да уж.
        Но директор нашел-таки выход из создавшегося положения. Пекарь стал синим.Синий или голубой-небольшая разница в оттенках, а суть дела меняет в  корне.
Пока читатель следил за ходом переобразований, произошедших с данным предприятием, Терминатор благополучно добрался до склада. Над дверью склада тоже имелась надпись. Она гласила:"Склад т.о.о."Синий пекарь"".Значит именно здесь и предстояло извести крыс. Терминатор довольно ухмыльнулся, предвкушая то, что скоро произойдет. Ведь он любил крыс.Конечно,не в прямом смысле.Он любил их убивать.Он знал около ста- все, что обозначалось цифрой больше десяти, Тормоз сводил к сочетанию "около ста"-различных способов убийства этих маленьких, но на удивление живучих серых тварей.Сейчас он за них возьмется.Вдруг Тормоз отвлекся от своих мыслей и удивленно огляделся.Где же тут кто?Ведь кто-то же должен впустить его внутрь,чтобы он мог приступить к выполнению поставленной перед ним задачи.
   - Эй,есть тут кто?-позвал Тормоз.
        Неожиданно из-за угла появился маленький,толстый гражданин.Гражданин был одет в мятую рубашку,мятый костюм-двойку,из под пиджака которого нелепо выглядывал мятый галстук.Довершала картину мятая шляпа,криво и нелепо сидящая на макушке гражданина.
   - Главный бухгалтер "Красного пекаря" Ремизов Александр Яковлевич.
        Тормоз смутно представлял,какое отношение главный бухгалтер имеет к крысам,но не спросил.В конце концов в наше время появилась масса мелких фирм,в которых один человек мог совмещать несколько должностей,иногда не совсем совместимых. Может быть Ремизов является главным бухгалтером и кладовщиком в одном лице.Это дело не Тормоза. Дело Тормоза-травить.
   - Где крысы?-сурово спросил Тормоз-Терминатор.
   - Вон они,там они.Вот.-смущенно произнес Ремизов,указав на дверь подвала.
   - Это я и сам понимаю,-вздохнул Тормоз,-Где ключ?
        Ремизов быстро открыл дверь и почти отпрыгнул в сторону.
   - Спокойно, папаша.- усмехнулся Тормоз,-Это всего лишь крысы.
        Он спокойно и неторопливо снял замок и вручил его главному бухгалтеру.  Затем распахнул дверь и крикнул вниз:"Тише крыски,пришла большая киска".И смело шагнул вперед.
        Внизу было темно, сыро и неприятно пахло. Непонятно чем,но завтрак упорно подступал к горлу. От падающего с улицы света перед дверью вырисовывался широкий квадрат.Но крыс пока что не было видно."Естественно",-подумал Тормоз,-"Ведь крысы боятся света.Нужно зайти подальше.Туда-где темно."
        Тормоз прошел еще немного в глубь подвала.Теперь стало темнее,но это его не пугало.Он хорошо видел в темноте.Что ему действительно не нравилось, так это усилившийся неприятный запах.
   - Эй,чем тут у вас так пахнет,-Тормоз обернулся,но Ремизов не ответил.
   "Ушел",-подумал Тормоз,-"Чудак.Наверное тоже боится крыс.Многие боятся крыс. Почему?Ведь они такие..."
   - Ой,-он громко вскрикнул.Что-то больно впилось в ногу выше щиколотки. Гораздо выше. Он обернулся и вскрикнул еще громче. Ему в ногу вцепилась огромная крыса.Он увидел огромные желтые клыки,наполовину утопшие в плоти его ноги. Из образовавшейся раны текла кровь,делая темную ткань штанов вокруг крысиной морды еще более темной.Он тряхнул ногой,пытаясь избавиться от озверевшей твари, но от этого зубы сжались еще сильнее,а боль стала невыносимой.
   Тормоз закричал изо всех сил.Закричал от боли,злости и обиды.Закричал,сложил кисти рук в замок и ударил серое злобное существо по спине.Потом еще и еще...В какой-то момент что-то громко хрустнуло,и тело крысы безвольно повисло на ноге,по прежнему сжимая ее зубами.Просунув в злобную пасть пальцы обеих рук, он снова громко закричал и рванул челюсти крысы в разные стороны. При этом глаза крысы снова открылись и,уже падая,крыса несколько раз злобно щелкнула зубами. Один раз она почти достигла цели,и ее зубы оставили яркокрасный след на кисти правой руки.Упав на пол,крыса сделала несколько быстрых движений передними лапами и затихла. Тормоз быстро и шумно втянул носом воздух. Он почувствовал, что кровь из раны на ноге уже текла тоненькой струйкой. Надо было срочно выбираться отсюда.Но он не мог оторвать взгляд от только что поверженной им зверюги. Казалось, что она все еще жива и готовится к нападению. Еще раз глубоко вздохнув,он перешагнул через мертвую крысу.Теперь осталось найти выход.Он сделал лишь несколько шагов,когда услышал впереди себя злобное шипение.Тормоз оторвал глаза от пола и глянул  вперед.
       Дорогу ему преграждали шесть здоровенных крыс.По настоящему больших. Если первая была размером с кошку,то эти - с собаку."С бультерьера",-подумал Тормоз.-"Настоящие бультерьеры, только серые. Они меня сейчас сожрут. Мама.Я не хочу".
   -Я не хочу,- закричал Тормоз. Он схватил пульвизатор с ядом и нажал на кнопку, выпуская ядовитое облако. Крысы не сдвинулись с места.Лишь две из них заинтересованно обнюхали образовавшееся над ними плотное, мутное облако, встав на задние лапы. Тормоз нажал на кнопку еще, потом еще. Облако уже окутывало всех крыс целиком, но с ними ничего не происходило. Они начали медленно
приближаться. Яд не действовал.
        Тормоз упал на колени.Он жал на кнопку пуливизатора. Еще, еще и еще."Это крысы бойцы",-думал Тормоз,-"Та, маленькая была разведчиком,а это бойцы. Они пришли, чтобы сожрать меня."Он жал и жал на кнопку. По щекам текли слезы. Ядовитое облако уже заполнило весь подвал."Мамочка, забери меня отсюда",-
подумал он и потерял сознание.

13

         Опергруппа, в которой стажеровался Гуталинов, ехала на вызов. Кладовщик обнаружил труп на складе "Красного пекаря"."Надо же. Как прорвало."-думал Василий.-"Сначала два сопливых диггера - один мертвый, другой в коме. Теперь парень из санитарной службы. Кладовщик говорит, что оставил парня одного на складе, а сам вышел. Потом услышал жуткий крик. Потом этот крик неожиданно оборвался."Значит парень закричал потому, что очень сильно испугался, а неожиданно замолчал потому, что умер от страха."-подытожил свое сообщение  кладовщик."Так вы туда не входили?"-спросил дежурный."Конечно нет",- спокойно ответил кладовщик,-"Я человек пожилой. Мне лишние стрессы не к чему."
        "Ему, видите ли, лишние стрессы не к чему",-думал Гуталинов, подпрыгивая на дорожных выбоинах вместе с УАЗиком,-"Можно подумать - кому-то они "к чему".Ишь ты! Открыть дверь и узнать, что произошло- ему трудно."Вдруг в голове возник какой-то проблеск."Парень из санитарной службы. Тот,кто уничтожает
   тараканов, мышей и крыс.  Крыс... У мальчишки, найденного в канализации, был укус. Укус был похож на крысиный. Может все дело в крысах? Может они и в самом  деле являются переносчиками какой-то смертоносной инфекции? Может, это действительно чума? Хотя...Нет конечно. Крот прав. Чума передается как грипп. А у пострадавших укусы. По крайней мере у одного Гуталинов своими глазами видел укус. А может укус тут не при чем?
   - Извините, товарищ капитан. -обратился Василий к своему непосредственному начальнику капитану Дубовому. -Я вот тут подумал...
   - Уже строишь версии,- усмехнулся капитан,- А не рановато ли?
         Увидев, что над ним насмехаются, даже не выслушав, Василий решил пока ничего не говорить. Он скажет, когда придет время, и, если у него появятся доказательства. А пока он помолчит. Дорога ложка к обеду, как говорит его бабушка.
         Ну вот, наконец и склад. Все. Приехали.

14

         В отличии от Тормоза, посещавшего подобные места ежедневно, Гуталинов очень удивился, впервые попав на склад. До этого он бывал на обысках в квартирах разных темных личностей. Он видел золотые цепи толщиной в два-три пальца, собачьи ошейники с драгоценными камнями, телевизоры размером со шкаф
   и шкафы размером с комнату. Но прежде стереотипы оправдывались, и квартира вора, собственно и выглядела как квартира. А тут...
   - И это продуктовый склад,- невесело усмехнулся Дубовой, осторожно заглядывая внутрь. Пахнет хуже, чем в нашем отделенческом туалете. И темно. Свет-то хоть можно включить?
   - Не в коем случае. Проводка старая. Мало ли что. Вон в архиве довключались.- возразил Ремизов.
   - Так там же по пьяни.
   - По пьяни не по пьяни, а все одно- проводка старая. Фонарь могу принести.
   - А как же парнишка тот?- капитан указал вниз,- Наощупь, что ли, передвигался?
   - Так светло еще было. Фонарик, фонарик. Где же наш фонарик,- пропел Ремизов. Гуталинов поглядел туда, где стоял чудной старик, но того уже не было. Что-то где-то загремело и, судя по звуку, упало и разбилось.
   - Вот он, фонарик,- так же неожиданно появился старик рядом с гуталиновым, но уже с другой стороны.
   "Ох и странный старик",-подумал Василий,-"Я бы даже сказал -подозрительный".
         Старинный керосиновый фонарь ярко засветился. Можно было смело спускаться вниз.
         Внизу были навалены мешки с крупой, мукой и сахарным песком. Многие из них были порваны.Некоторые из оных спокойно лежали, а некоторые все еще источали содержимое."Надо же, сколько продуктов крысы перепортили. Вот вредители",-возмущенно подумал Гуталинов."Вот вредители. Сами все разворовали, а на крыс спишут",-не менее возмущенно подумал Дубовой. Справедливости ради, надо заметить, что оба они были правы. Продукты были частично попорчены крысами, а частично разворованы. Гуталинов шел медленно, осторожно обходя
   большие белые кучи. А Дубовой неуклонно шел вперед, в результате чего начал оставлять за собой такие же белые следы.
         Гуталинов шел, внимательно глядя под ноги и считая шаги для того, чтобы отвлечься от мрачных мыслей. Он ориентировался только на топот идущего впереди Дубового. Василий успел сделать двадцать семь шагов, когда буквально врезался в спину внезапно остановившегося начальника.
   - Не спеши, сынок,- спокойно и даже как-то ласково произнес Дубовой вместо обычно употребляемого крепкого словца. Потом почему-то добавил,- Все там будем. Господи, воля Твоя."Надо же",-подумал Гуталинов, пытаясь выглянуть из-за широкой спины Дубового,-"А я и не знал, что наш капитан верующий."

15

         Дело с верой в Никольске обстояло так же непросто, как и во всей нашей многострадальной стране. Как говорил иностранный пастор в фильме "Берегись автомобиля":"Все люди верят в Бога. Одни верят, что Бог есть, другие -что Бога нет".Но это у них. У нас же понятие "другие" отметается начисто. Оно не возможно в принципе. Оно опять же заменяется понятием "странные".То есть...Ну, вы сами понимаете.
         До семнадцатого, а уж тем более до четырнадцатого года отсутствие веры люди (большинство) даже не могли себе представить. Даже некоторые революционеры были верующими людьми. Но вот вера пошатнулась в наших людях. То есть не
   вера пошатнулась, а появились люди, пытающиеся эту веру подмять. Без злобы, без корысти- из интереса. Просто показать, будто ты считаешь, что Бога нет. Ведь раньше люди не могли себе представить, что царя нет. Подобные мысли были преступными. Но вот царя не стало. Значит его власть, многое ограничивающая, не
   была такой уж несокрушимой, как считалось ранее. Ведь"странные" люди говорили, что придет конец самодержавию, и вот -он пришел.
         Когда не стало царя ,начали появляться люди, утверждающие, что Бога нет. Ведь вера препятствовала проявлению некоторых человеческих наклонностей. И появились люди, утверждающие, что человек сам хозяин своей судьбы. А после
   Октябрьской Революции, когда громко и открыто заявили, что Бога нет, в городе Ленинске очень дружелюбно встретили эту идею. И мысль о существовании Бога стала не то, чтобы странной, а даже преступной. Единственную церковь в городке хотели разрушить, но как-то забыли. Ограничились тем, что арестовали священника и конфисковали церковное имущество. В тридцатые годы в здании устроили дворец пионеров, предварительно изменив его вид до неузнования.
         На протяжении последующих шестидесяти лет это здание стало единственным местом, организовывающим досуг детей школьного возраста в городе Ленинске. В разное время там существовали различные кружки и спортивные секции. Но вот
   в страну пришли свобода и демократия, гнет тоталитаризма рухнул и...Власть, которая по сути своей не изменилась, разрешила считать, что Бог есть. Конечно это звучит парадоксально. Но так у нас принято.Как бы реально что-либо не
выглядело, формально оно не существует, пока нет на то соответствующих указов или законов. А тут дело касается веры. Вещи абсолютно не материальной, да и не вещи вообще. Поэтому было просто необходимо добро из Москвы. Не указ, а именно
добро. Выглядело все это как мысль о небходимости реставрации соборов и передаче всех их церкви. До Ленинска эта идея шла почему-то долго. И когда Иван Иванович узнал, что в Москве реставрация памятников архитектуры идет полным ходом, яростно принялся за дело. Все организации, имеющиеся на балансе данного
   здания, были в одночасье расформированы.Именно поэтому в Никольске появились  малолетние диггеры. Не имея другого применения своей энергии, они просто брали пример с более старших, бесстрашно лазая по подвалам и подземельям.
         Было принято решение о реставрации данного здания. Об этом решении сразу же узнали все жители Ленинска. Большинство тут же одобрило эту идею.  Некоторые (странные) пожалели бедных детишек, которым после сокращения нескольких кружков совсем нечем теперь будет заниматься. Но все без исключения вскоре стали верующими."Раз церковь реставрируют, значит Бог все-таки есть",-наверное подумали они.
         Но принять решение это одно. Исполнить же его -совсем другое. Все имущество, имевшееся внутри,было вывезено и складировано в здании архива, где впоследствии благополучно сгорело. А с реставрацией вышла заминка. Иван Иванович вдруг обнаружил, что для нее существенно не хватает средств. Но назад
дороги не было -верующие не поняли бы. Поэтому Иван Иванович принял единственно правильное в данной ситуации решение -искать спонсора. А пока суть да дело, отдал это здание в аренду одной московской фирме.
         Случилось так, что фирма и по сей день занимала это здание. Конечно, безнадзорные дети и обманутые верующие -это плохо. Но кого по большому счету это волнует? Иван Иваныча? Не в коем разе. Пожалуй, он единственный, кто извлекал выгоду из сложившейся ситуации. А на какие, спрашивается, средства его жена каждые выходные ездила за тысячу километров к маме с папой? На его зарплату мэра? Ничего подобного. Конечно, невелика дорога. Ну а гостинцы? Ведь не может же  его жена приехать к ним без гостинцев. Она же жена мэра! Ее родные просто этого не поймут. Поэтому каждая поездка отнимала от семейного бюджета приличную сумму. А вы думали, что мэром быть легко? Только не в этом городе. Была бы у Иванова зарплата, в полной мере соответствующая его должности- новоиспеченные верующие Никольска давно бы получили возможность посещать храм. Но увы.




Комментарии

Ваш комментарий