1 0 1403

Болевой порог Проза: Миниатюры, отрывки: Гражданские

Их инструменты уже сильно отличались от пыточных станков средневековой инквизиции. И палачи теперь работали не в кожаных фартуках, а в стерильных белых халатах. Видно, для них прогресс тоже не топтался на месте – надо отдать им должное. Да, их инструменты уже не были похожи на … Хотя, в данный момент возбужденный мозг не имел времени для нахождения подходящей формулировки. Да и какое значение имеют названия инструментов. Когда речь идет о мастерстве владения инструментом, о самом инструменте обычно забывают, равно как и о мастере, его изготовившем.

На дворе двадцать первый век. Откуда же такие средневековые зверства? Можно подумать! Да, конвенцией ООН запрещено. Да, под ней подписались десятки стран и эта, в том числе. Но когда нужно принять крайние меры, когда речь идет об интересах государства, то конечно можно немного подмять общие правила – так все делают. И не надо лицемерия. 

Пойманный агент спокойно оглядел окружавших его и в очередной раз не ответил на поставленный вопрос. Его даже не волновало ускорившиеся движения собравшихся за его спиной. Шорох, металлический звон, всплеск боли. И темнота.

- Потерял сознание, - голос спокойный и даже приятный, не смотря на 

полное отвращение к его обладателю – представителю древней профессии. – Это гипноз. Я ничего не могу сделать. Я хирург, а не психиатр, - и некто в белом нервно закурил, распространяя по кабинету запах дорогих сигарет. – Как только боль уменьшится до определенного предела, он придет в себя, но при возможном дальнейшем воздействии снова отключится. А при многократном повторении процесса он умрет. Это психологическое программирование.

- И что же нам теперь делать? – недоверчиво спросил неизвестно 

откуда появившийся человек в штатском. – Как нам узнать?

- Да никак, - надменно усмехнулся некто в белом, - хоть убейте – он 

все равно ничего не скажет.

- А если психиатр: гипноз там, ну или я не знаю.

- Хотите, ищите специалистов. – безапелляционно заявил некто в 

белом, снимая резиновые перчатки - А я умываю руки.  

И человек в штатском остался наедине со своей жертвой.


Молодой, подающий надежды сотрудник внешней разведки неожиданно оказался в лесу. Странное ощущение дежавю. Словно все это уже было и совсем недавно. Он и его старый ирландский сеттер Джек. Бежит рядом, путается под ногами, потом вдруг убегает далеко вперед с громким лаем. И через несколько мгновений вновь возвращается. И парень вдруг вспоминает, что его собака уже год как мертва. Что все это сон – реакция мозга на сильные внешние раздражители. Похоже на обморок, но это не обморок, а очень глубокий сон – оцепенение, похожее на летаргию. Так настроили его психику.

- Что бы ты хотел увидеть, когда отключишься, - спросили его тогда, - Родителей, родственников, любимую девушку, а может, красоток в бикини, загорающих на пляже.

- Я бы хотел увидеть свою собаку, - парень заметил усмешку в толстых стеклах очков и поспешил пояснить, - Она умерла недавно. И я хотел бы ее увидеть, если вдруг представится такая возможность.

- Если представится такая возможность, - шутя передразнил его человек в очках, - Можно подумать, что ты отправляешься на увеселительную прогулку. Ты ее увидишь, при условии, что тебе причинят такую боль, которую ты будешь не в состоянии вынести. Ладно, ребенок, увидишь свою собаку.

- Наверное, нужна фотокарточка, - спросил молодой агент.

- Нет, фотокарточка не нужна, - вновь усмехнулся человек в очках, - Все уже здесь – в твоем «котелке», - и постучал его по лбу, - Я только лишь немного его подстрою.

Странные воспоминая, менее реальное накладывается на позднее и более 

реальное. Но вот человек в очках пропал. Осталась только его собака. Они не спеша идут неизвестно куда. И будут еще идти. Неизвестно, как долго, но хотелось бы, чтоб подольше.


Человек в штатском вздохнул и поправил галстук. Человек в штатском подошел к этому незнакомому парню поближе. Человек в штатском прощупал парню пульс и проверил зрачки. Вроде бы все в норме. Человек спит. Но он не спит, и не видит сны, и никогда не проснется. Может быть, и придет в себя, но что им это даст? Ничего. Операция сорвана! Результатов нет, и что самое обидное – никто не виноват. Да, его тоже никто ругать не будет, но и не похвалят. Однозначно. Человек в штатском, уж неизвестно по какой причине прозванный сослуживцами «скунс», вытащил из подплечной кобуры свой служебный пистолет, приставил парню к виску и, еще раз вздохнув, полностью «разрядил» обойму. В кабинете запахло пороховым дымом, а где-то в мире подсознания любимый пес умер вторично. И навсегда. 



Комментарии

Ваш комментарий


Малианов Павел Малианов Павел Редактор 10.05.2017

Как интересно! Это правда или вымысел? Спасибо, Константин.