1 0 7753

Отрывок из романа "Кома" (серия "Шизофрения". Главы 1-4 (фантастика) ( Книги серии "Шизофрения" ) В списке лучших по мнению редакции за 5-s@Model.selectedAsBestInMonth.year Проза: Романы

Аннотация.

Если вы убеждены, что побывали в мире без любви, где вас презирают и ненавидят даже близкие, разрушили подземную базу, построенную нацистскими фанатиками на далёкой планете, спасли фэнтезийную страну от захвативших её големов и, наконец, пережили глобальную катастрофу, то это либо явь, либо...

В книге «Кома» в нашей реальности соседствуют две параллели, в одной из которых живут и совершают подвиги главные герои, а в другой действуют незнакомые читателю люди, каким-то образом связанные с происходящим в первой и с самого начала становящиеся загадкой номер раз.

 

Все персонажи – плод фантазии автора.

Любые совпадения случайны.

 

Глава 1

Реальность раз.

В палате интенсивной терапии попискивали приборы, кардиомонитор на фоне прямой линии раз в десять-пятнадцать секунд отображал пик удара сердца, и снова наступало затишье. Врач – сорокалетний мужчина с тёмными волосами и не совсем правильным, но привлекательным лицом, глядя на энцефалограф, от которого к голове женщины тянулся пучок проводов, расстроено хмыкнул.

– Я так и не удосужился поинтересоваться, кто оплачивает её пребывание здесь, – пожаловался он медсестре, меняющей раствор в капельнице.

– Фирма, где она работала, – не отрываясь от дела, отозвалась та.

– А родные у неё есть? – продолжал выспрашивать терапевт.

– Не знаю. В больнице никто из них не появлялся.

– Но кто тогда подпишет согласие на отключение аппаратов жизнеобеспечения? Её контора?

– Неужели всё настолько плохо?

Врач кивнул.

– Активность мозга нулевая. После такой травмы это не удивительно, но я всё же не переставал надеяться.

Женщина долго смотрела на пациентку, а потом вздохнула:

– Жалко, молодая ещё. И красивая.

Мужчина пожал плечами.

– Да. Мне будет нелегко лишать её жизни. Но ведь это уже не человек, а растение.

– Дело ваше, но я не хочу иметь к этому никакого отношения, – решительно сказала медсестра и вышла, аккуратно притворив дверь.

Врач постоял, задумчиво глядя ей вслед, придвинул стул и сел рядом с больной.

– Почему же ты не борешься, девочка? – тихо сказал он. – Тебе бы ещё жить и жить – такой красавице и умнице, а видишь, что получается…

Он помолчал, пытаясь справиться с эмоциями, и пробормотал:

– К смерти невозможно привыкнуть, она – вековечный враг человечества.

И погладил предплечье пациентки.

– Ну, прошу тебя, сделай усилие.

Снова возникла пауза.

– Да что это я, право? – снова заговорил врач. – Мало ли таких случаев? Если из-за каждого сходить с ума…

Терапевт вернул руку женщины на кровать и разжал ладонь. Но длинные пальцы вдруг судорожно сдавили его запястье, и мужчина вздрогнул, заворожено глядя на выцветшие губы, на которых появилось слабое подобие улыбки. Не веря глазам, он перевёл взгляд на энцефалограф и чуть не закричал, когда на экране возник такой всплеск, какие редко бывают даже у здоровых людей, а сердце несчастной забилось в ровном ритме со скоростью сорок ударов в минуту.

Осторожно высвободив руку, терапевт отошёл к окну, и волна, вздыбившаяся на дисплее, немедленно опала, линия на кардиомониторе выпрямилась, и женщина застыла, словно большая восковая кукла. Лицо её, слегка порозовевшее в момент оживления, снова побледнело, но теперь врач знал, что ему делать. Промокнув платком вспотевший лоб, он двинулся на приступ крепости под названием «кома».

 

Реальность два.

Скорее, мама, скорее! Папа, помоги ей, она не справится.

По волнам бескрайнего водного бассейна плыли три человека. Над волнующейся поверхностью виднелись только их головы, да мелькали руки, когда мужчины размашистыми гребками штурмовали упругую субстанцию.

 Мать отстала. Лёжа на спине, она качалась на волнах, не пытаясь двинуться с места. Один из пловцов уже собирался повернуть назад, когда рядом с хозяйкой появилась большая немецкая овчарка. Перевернувшись на живот и вцепившись в шкуру собаки, женщина с её помощью неторопливо преодолела несколько метров, но внезапно, громко закричав, заставила спасительницу прибавить скорость.

– Что случилось? – донеслось от берега.

Мужчина и юноша лет семнадцати уже встали на ноги и брели по мелководью.

– До меня что-то дотронулось. Живое и скользкое...

Её прервала овчарка, взвизгнувшая, когда около её головы щёлкнули усаженные острыми зубами челюсти на вытянутом, заострённом рыле.

Нащупав ногами дно, женщина, преодолевая сопротивление воды, кинулась бежать. Вслед ей и перепуганной собаке устремилось крупное, метра два в длину, существо, пытающееся схватить животное, игнорируя при этом его спутницу, возможно, показавшуюся рыбе слишком большой. Когда беглянки выскочили на берег, преследователь, не успев затормозить, тоже вылетел из воды и, шлёпнувшись на песок, злобно уставился на ускользнувшую добычу.

Мужчины, замерев, разглядывали невиданное создание, а  оно, рывками изгибая туловище, поползло к морю. Но вернуться в родную стихию ему не удалось. Когда рыбина миновала полосу прибоя, над ней вздыбилось тело размером с трёхэтажный дом, длинные челюсти перекусили незадачливого морского обитателя пополам, и одна из его частей исчезла в глотке чудовища. Ошеломлённые люди, открыв рты, наблюдали за происходящим, собака заливалась лаем, а неведомый монстр, пообедав, подпрыгнул и, подобно киту, спиной вниз ушёл под воду.

– Что это было? – прошептала женщина.

Муж не ответил, на него напала неудержимая икота. А молодой человек, подойдя к родителям, слабым голосом произнёс:

– Мам, пап, вы, наверное, не поверите, но это был плиозавр[1].

Икота у отца прекратилась, как по мановению волшебной палочки.

– Динозавр?! – изумлённо переспросил он. – Господи, да откуда же он взялся?

– Вопрос не в том, откуда появился он, – откашлявшись, хрипло сказала женщина, – а в том, куда попали мы? Вспомните, когда теплоход начал тонуть, мы спрыгнули и поплыли прочь, чтобы нас не накрыло волной, а когда обернулись, корабля и след простыл, словно его никогда не было.

– И все касались друг друга, – подхватил юноша, –  ты, мам, обнимала за шею Рэту, а папа и я поддерживали тебя на воде. Отсюда вывод…

– Что мы переместились, – подавленно подытожил мужчина. – Похоже, нас спасли от гибели на море, которая нам не грозила, кинув в пасть первобытных рептилий. Интересно, а здесь-то какая у нас может быть миссия?

– Не знаю, Дима, – садясь на песок, ответила собеседница.

И обратилась к сыну:

– Кирюш, мы попали в юрский период?

Молодой человек, разглядывающий заросли, начинающиеся неподалёку от воды, покачал головой.

– Скорее, в меловой, мам. Видишь, какие яркие цветы. В юрском таких не было, они появились позже. Да и плиозавры тоже.

– А что за тварь гналась за нами? – осведомилась женщина.

– Думаю, это был ихтиозавр[2]. Жаль, что я потерял свой рюкзак. Там лежала книга с изображениями ящеров...

– Этот? – прервал Кирилла отец, протягивая ему мешок.

– Ура, – почему-то шёпотом сказал молодой человек, вытаскивая и раскладывая на песке промокшие вещи и толстый фолиант со слипшимися страницами.

Наступила тишина, но ненадолго. Напряжённо размышляющий Дмитрий поинтересовался:

– И что теперь делать? Вне всяких сомнений, нам конец. Мы либо умрём от голода, ведь у нас нет оружия, чтобы добывать дичь, либо на нас откроют охоту хищники, живущие в этой чаще.

Он махнул рукой в сторону густого леса и дополнил:

– Кроме того, я нигде не вижу пресной воды.

Ника подавленно молчала, но Кирилл, положив руку на плечо отца, сказал:

– Пап, с этой книгой мы не пропадём. В ней описаны многие съедобные растения мелового периода, изображены динозавры, которых нам следует обходить, и безопасные тоже. А во второй части рассказывается, как выжить робинзонам.

– Автор Верзилин[3]? – заинтересовалась женщина.

– Нет. Писала большая научная группа. Очень познавательно.

– Не сомневаюсь, – повеселел отец, – иного ты не читаешь. Ну, что ж, на берегу мы ничего не высидим, идём.

И погрозил пальцем собаке.

– Что бы ни случилось, тишина. Тихо, ясно?

Склонив голову набок, Рэта выслушала хозяина, и людям почудилось, что умное животное кивнуло в знак согласия. Взяв рюкзак, Дмитрий уложил туда просохшую одежду и остальное, Кирилл зажал подмышкой книгу, и люди, ставшие пионерами[4] поневоле, озираясь, двинулись к зарослям.

 

В гостях у динозавров.

 

Когда, с трудом продираясь через колючий кустарник, они прошли несколько километров, их ждал сюрприз. Из-за огромной сосны вдруг вывернулся вооружённый человек. Всмотревшись в мужчину, Ника вскрикнула:

– Игорь!

– Фу ты, ну ты!

Старый знакомец кинулся к друзьям.

– Как вы здесь оказались? – обнимая их, спрашивал он.

– Мы отправились в круиз, – начал рассказывать Дмитрий, – но едва отошли от берега, как что-то взорвалось, и судно стало тонуть. Конечно, шлюпок на всех не хватило, и нам пришлось прыгнуть в воду, благо берег находился недалеко. А потом корабль растаял, словно сновиденье, и мы оказались здесь. Причём Нику с Рэтой едва не сожрал плю… плиозавр

– Очень похоже на то, что случилось со мной. Только плыл я на лодке через озеро: решил побраконьерничать и пострелять вальдшнепов[5]. И, по всей видимости, налетел на подводную корягу. Помню, что меня ударило бортом по голове, я отключился и очнулся уже на берегу. Ружьё и рюкзак лежали рядом. Оружие я просушил, а патроны не подмокли, потому что были хорошо упакованы. Благодаря этому я сыт вот уже три дня, и могу не опасаться, что кто-нибудь попытается меня скушать.

– А где же ты живёшь? – полюбопытствовала Ника.

Игорь улыбнулся.

– Разбил палатку на дереве, там безопаснее. Добро пожаловать домой.

Он двинулся вперёд, показывая дорогу, но внезапно неподалёку  раздался рёв, затрещал валежник, и путешественники в страхе замерли на месте.

– Это кто-то очень большой, – прошептал Игорь и нырнул в тёмную нишу, образованную сросшимися стволами. Высунувшись, он поманил спутников.

Вжавшись в стенку и стараясь не дышать, люди наблюдали за парой огромных ног, топтавшихся около их убежища, слушали тяжёлое дыхание вынюхивающей добычу рептилии  и обмирали от страха. Лишь Кирилл, движимый любопытством, рискнул выглянуть наружу, но тотчас, тихонько ахнув, спрятался снова. Схватив книгу, юноша перелистал её и показал родителям и другу картинку с надписью: «тарбозавр».[6] Глаза тех округлились от ужаса, а Дмитрий застыл, не вытирая лившихся по щекам слёз. Ника никогда не видела его таким напуганным и подумала, что в этом мире он едва ли сумеет их защитить.

Между тем динозавр, никого не найдя, шумно вздохнул и двинулся прочь; заглянуть под деревья он, конечно, не додумался. Вскоре тяжёлые шаги затихли в отдалении, и несостоявшиеся жертвы выбрались наружу. Игорь изумлённо взирал на Дмитрия, проявившего чудеса храбрости в городе мёртвых, а сейчас выглядевшего полной развалиной.

– Что с ним? – вполголоса спросил он у Ники.

Та покосилась на мужа, возле которого суетился сын, и шёпотом ответила:

– Непреодолимая фобия [7]. С детства. После японской «Легенды о динозавре». Игорь, ты здесь уже несколько дней. Велоцирапторы[8] тебе не встречались? Вот кто, судя по фильмам, действительно, опасен.

– Нет, не видел.

– Им здесь нечего делать, – произнёс подошедший Кирилл, – они обитают на открытых пространствах. Бояться стоит только здоровяков, а тех слышно издалека. Дядя Игорь, может, мы всё-таки отправимся в ваш лагерь?

– Да-да, – согласился мужчина, – идём. У меня четырёхместная палатка, в ней поместятся все, а Рэта поспит снаружи.

Пришедший в себя Дмитрий тихонько рассмеялся.

– А как собака заберётся на дерево? – поинтересовался он.

Игорь  хитро подмигнул другу.

– Увидишь.

И пошёл вперёд. А Ника, попирая ногами валежник, с сочувствием слушала кающегося мужа:

 – Прости, мне так стыдно за своё поведение, но я ничего не могу с собой поделать, это сильнее меня. Я, как сапожник без сапог.  Просто смешно: психиатр, не сумевший справиться с детскими страхами.

– Тебе не за что извиняться, – отозвалась жена, – с каждым может случиться. Я, ты сам знаешь, до смерти боюсь пауков и с визгом удираю от самого маленького. В нашем мире у тебя не было нужды бороться с этой фобией, ведь там нет динозавров.

– Да, знать бы, где упадёшь… – печально сказал мужчина и замолчал.

Молчали и его спутники. Лес становился всё гуще, и люди, понимающие, какие опасности он таит, ускорили шаги, спеша добраться  до надёжного пристанища.

 

Глава 2

В тишине они дошли до огромного, развесистого дерева, в густых ветвях которого пряталась палатка. К площадке, на которой она стояла, вела естественная лестница с широкими «ступенями» из сучков.

– Ого, – только и смог сказать Кирилл.

А остальные, потеряв дар речи, смотрели на это чудо природы.

– Да-а, – наконец протянула Ника, – до нашего бивака ни наземные, ни летающие рептилии не доберутся. Первым высоко, а вторым сквозь крону не видно, да и не развернуться.

В момент, когда они собирались начать восхождение, ближайшие кусты раздвинулись, и из них вышел небольшой ящер. Вид у него был вовсе не угрожающий, но Дмитрий снова оцепенел от страха. Равнодушно взглянув на окаменевших людей и замершую в стойке собаку, животное повернулось к ним задом и, покряхтывая, принялось меланхолично жевать зелень. Подняв ружьё, Игорь прицелился, но передумал и сделал знак друзьям, чтобы те поднималась наверх.

Первой к убежищу рванула Рэта. За ней карабкались Ника, Кирилл и Дмитрий, а хозяин замыкал процессию.

– Почему ты не стал стрелять? – поинтересовалась женщина.

– Опасно охотиться рядом с домом, – объяснил Игорь. – Запах крови может привлечь хищников. И, кто знает, вдруг те, что помельче, окажутся достаточно умны, чтобы воспользоваться лестницей.

– Ой, сомневаюсь, – подумала Ника, но промолчала.

Когда гости уже стояли на площадке, образованной, как и спасительная ниша, сросшимися в центре стволами, снизу вдруг донёсся отчаянный вопль, рычание, ещё один мучительный крик и звуки разрываемой плоти, чередующиеся с громким чавканьем. Посмотрев вниз, люди увидели, что несчастное травоядное лежит на земле, а тело его терзает хищник, метров пять в высоту, с челюстями, похожими на крокодильи. Кирилл, судорожно листающий книгу, прошептал:

– Это барионикс – родич спинозавра. Помните такого здорового из третьего фильма «Парк юрского периода»?

– А почему его родственник такой маленький? – задал вопрос Игорь.

Юноша пожал плечами.

– Понятия не имею. Тут написано, что он должен быть больше. Возможно, это детёныш. А его жертва – пситтакозавр[9].

– Зачем нам это знать? – нервно произнёс Дмитрий. – Важнее научиться на глаз определять, кто плотоядный, а кто нет.

Отвернувшись от ужасного зрелища, он сел на сук и смежил веки, борясь с собой, а Игорь негромко произнёс.

– Ну, вот мы и сыты без траты патронов. Всё зверюга не съест, и, когда она уйдёт, мы спустимся, чтобы отрезать кусочек себе на обед.

Так они и сделали. Друг ухитрился развести костёр прямо на дереве, и вскоре по лесу поплыл чудесный аромат жареного мяса.

– Это не привлечёт других? – поинтересовалась Ника.

– Не думаю, – улыбнулся Кирилл. – Динозавры не едят обработанную добычу, и этот запах им незнаком. А дым только отпугнёт, потому что на уровне инстинктов они опасаются пожаров.

Быстро темнело, и вскоре уставшие путешественники, накормив собаку, забрались в палатку и крепко уснули, не задумываясь о том, что их ждёт завтра.

 

Проснувшаяся среди ночи Ника почувствовала, что Дмитрий не спит. Муж лежал на спине, и в призрачном свете женщина разглядела слезинку, застывшую у него на щеке.

– Дима, милый, что случилось? – прошептала она.

– Ничего, – сказал он тихо, продолжая смотреть вверх. – Видишь, какая луна?

Действительно, ночное светило, льющее холодный свет сквозь ветви и пластиковое окошко палатки, выглядело настолько необычно, что могло либо восхитить, либо устрашить.

– Она такая огромная, – продолжал Дмитрий, – как перед катастрофой.

– Надеюсь, ты это не всерьёз? Про катастрофу? – поинтересовалась Ника.

– Нет, конечно, – беря жену за руку, ответил мужчина. – Но всё здесь меня пугает, и я нахожусь в состоянии непреходящей паники.

– Иди сюда, – сказала женщина, притягивая Дмитрия к себе.

Тот вскоре задремал, как ребёнок, уткнувшись ей в шею, а Ника глядела на громадный диск, накрывший лес, и думала, что, к счастью, Дима уверен в её чувствах к нему, иначе не решился бы обнаружить свой страх, опасаясь презрения. А теперь она твёрдо знала, что в этой реальности может рассчитывать только на свои силы.

И вдруг женщина осознала, зачем они здесь. Причина казалась настолько нелепой, что Ника чуть не вскрикнула, но сдержалась, опасаясь потревожить Дмитрия. Решив поговорить об этом с ним и остальными утром, она обняла мужа и через несколько минут уже спала.

Разбудили перемещенцев злобный рык и удары, от которых сотрясались деревья. Выскочив из палатки, путешественники увидели внизу двух сцепившихся в смертельной схватке тарбозавров. То один, то другой отлетал в сторону, ударяясь о мощные стволы.

– Что же нам так везёт-то? – пробормотал Игорь. – Неужели они не могли найти другого места для разборок?

Но вот, наконец, более крупный хищник вцепился противнику в глотку, и тот, обливаясь кровью, рухнул наземь, едва не выворотив в агонии один из растительных монолитов. Площадка накренилась, и люди заскользили к краю. Если бы они упали, то угодили бы прямо в пасть торжествующе ревущей рептилии.