0 0 429

Я был красив и молод Проза: Миниатюры, отрывки: Философские, религиозные

Нет. Ну, согласитесь! Когда мужчина так красив и совсем уж ещё молод, то это — не зазорно, нет, совсем не зазорно, что ему нравится какая-нибудь девушка.

И даже при всех нынешних новомодных тенденциях… Нет?

А ещё я был ужасающе скромен — как вспомню, так вздрогну…

Я и курить-то начал лишь в армии. Когда мне дембель аж на месяц отложили. Учи, сказали, желторотиков… Забыл предупредить: Внимание! Здесь встречаются страшные слова, упоминание курения и прочие… не рекомендуемые Минздравом сочетания букв.

А целоваться я и до сих пор не умею.

Нет… Ну… я ж сказал — в армии служил. В самоволку ходил. Самогонку — пил. И всем прочим вещам, полагающимся по Уставу, обучился… Иначе бы не оставили ещё на месяц после дембеля в казарме…

Но одно дело уметь чинить сливную систему в унитазе… И совсем другое дело — летать в космос или молиться Богу… Я не прав?

Заправить правильно язык за щеку во французском поцелуе — эт я вам пожалуйста! А вот прикоснуться к щеке возлюбленной… губами!!! Вот внешним краешком верхней фаланги большого пальца правой руки… Щека должна быть обветрена. Дело, видимо, в пустыне. Я спасаю её от маджахедов. Вокруг тысча душманов перекликаются: — Тыоэкей? Тыоэкей?А я так это — из шестьнадцатидульного пулемёта поливаю всех огнём… А после так это Вот внешним краешком верхней фаланги большого пальца правой руки, пропитанной запахом тухлых яиц — это так ПРАВИЛЬНЫЙ порох пахнет — провожу по её чуть-чуть шершавой щеке… Ну… дальше я ещё не придумал. Я ж говорю: я целоваться ещё не умею…

Короче.

На третий день по приезду домой после дембеля я полетел на такси в Киляковку — они там картошку от института убирали.

Сел во дворе общаги.

Коньяк уже кончился. Пил запасённую чачу. Ждал…

А они, оказывается, после пашни в баню подались…

А у меня тут — дождь. Последняя позолота с эполет стекает…

Когда девчонки подошли к дверям общаги — я открыл правый глаз.

Когда к ним подбежала ОНА… и сказала: «Ой, девочки, я так пысать хочу!» — я таки успел открыть и второй глаз и выдохнуть ей то, что хранил для неё ещё с пятого класса: — А можно я тебя провожу?..

Короче. Целоваться я так и не умею…

Помните у Коссовича?

— Я был красив и молод

Пока под жизни молот

Со всем своим народом

Не вмиг, а постепенно…

Да ладна!..



Комментарии

Ваш комментарий