0 0 532

В холода, в холода. От насиженных мест… Проза: Миниатюры, отрывки: О любви

А Белка точно сука. Ну, то есть баба. С этой их с женской психологией…

А вся хрень в том, что я рождён восьмого ноября… Это прежде седьмого у нас был самый первопрестольный… Хотя тоже… мутотень: Великую октябрьскую мы отмечали в ноябре. Ну вот теперь её отменили. Подсунули цыганское золото — день Согласия и Примирения… Все материмся на него, но кто ж откажется от выходного?

А мне сторожить…

Стою в дверях вагончика, тоскую: вот сейчас вот все сидят за столом, давятся, но пьют, а на днюху на мою всем придётся работать, никого не дозовёшься…

А тут Белка на глаза попалась

— А дай, — говорю, — хоть тебе добра сделаю! А то скоро холода…

А Белка как будто бы оттелепатировала или просто обучилась русскому — пулей нырнула в будку. И раскорячилась — никак не вытащишь…

Я уж и так, и эдак её убеждаю: — Да для тебя ж, душа моя, стараюсь!..

В конце концов, не выдержал, взбесился и просто перевернул конуру и вытряхнул собаку.

Победил, короче.

Заглядываю внутрь — твою ж бабушку обнять! Да как ты вообще в этой стлани жила?! Ты ж вон уже и не Белка стала, а Зелёнка — проплесневела вся в этом гнилье…

А она всё равно так и норовит проскользнуть на свою прежнюю лежанку: да ладно, типа, мол, может, не стоит трогать хоть эту вот кучку?

Я и коленками её отодвигал, и локтями отдавливал… Но всё же вновь вспыхнул.

— Брысь! Сука, неразумная женщина… Не был бы я до того уже женатым, я б тебе, может, и поверил бы… Уйди! А то зашибу…

Вычистил всё. Днище отскоблил. Вспомнил, где заныкал кусочек серной шашки — от блох и прочей нечисти прокурил. Сходил в степь, набрал метёлку из чернобыля, обмахнул от остатков серы. Потом серой, бархатной полынью ещё раз прошелся. Вырезал из пенопласта двадцатки подложку, устелил… Ещё раз все подушечками пальцев прощупал — хорошо! Сам бы поселился, да меня матушка ждёт дома…

Поставил конуру на место.

Белка, что всё время мне коленки обтирала — да ладно, можь, да хватит, типа, а так ли не сойдёт? — тут же нырнула внутрь. Улеглась. Ну только что не замурлыкала…

А я то за весь день так натоптался… Присел рядом, закурил…

— Ну? Душа моя, ты одобряешь?... Вот сейчас ещё последний штрих…

Принёс кожушок с весны припасённый. Натуральная овчинка. Практически мутон. Моя б жена — и то б тебе б обзавидовалась…

А эта сука опять упирается!!!

Хвостом там внутри по стенкам стучит, но не выходит. Мало того — рычать стала. Зубами клацать!!!

Ну тут уж я совсем взорвался.

— Да мать твою, суки, что ж вы нам мужикам не верите?!.. Мы ж не только размножаться умеем.

Слышу — притихла. Даже нос показала.

А я её всё уговариваю:

— Ну не люблю я мыть посуду. И полы мыть терпеть ненавижу. Носки не всегда в одну кучку сваливаю… Но вот микроволновку отремонтировал. И стиралку запустил… А какой я чахохбили готовлю — ты пойди поспрашивай!.. Да геть отсюда! Что б я тебя до утра не видел…

Выскочила. Спряталась. Исчезла.

Я кожушок расстелил. Обойными гвоздиками по стенкам и даже потолку прихватил. И ещё старую джинсовую куртку на пол расстелил…

Сам себе ликую, трудом рук своих любуюсь…

— Белка! Белка!!.. Ну вот теперь совсем готово. Иди сюда принимай работу.

А та совсем, как оказалось, обиделась — забилась под вагончик и только всё больше бычится.

Я её шваброй наружу вытолкал — она даже из клубка не развернулась. Лежит. Моргает. Но и ухом не ведёт…

Блин! Как я устал от вас, от баб! Слышь, ты, морда черноносая! Я только официально трижды женат. Меня на эту вашу хрень не проведёшь — сгробастал в охапку да и затолкал в конуру.

   

На третий день меня мужики спрашивают:

— Ты что с Белкой сделал? Совсем в подполье ушла. Запартизанилась. Из будки не кажется…

— Ничего не сделал. Хибару починил…

Они недоверчиво переглядываются…

И тут выходит наша Белка.

Не выходит — вытекает.

Как потянулась.

А как зевнула!

Хоть ролик рекламный снимай.

   

А когда все разъехались, я подошёл к конуре, закурил.

Слышу — хвостом по стенкам изнутри лезгинку отбивает… Но на мировую не идёт. А я ж — тоже с гонором.

Докурил.

Окурок чуть ли не до самой литосферы в землю втёр.

Ушёл.

Но всё ж не выдержал — обернулся:

— Да что ж вы, бабы, нам мужикам не верите?!.. Ведь мы же ж тоже не пальцем деланы, а как раз тем самым, чем от вас отличаемся…

А ты говоришь — день Согласия и Примирения!..

Нет. Как ни крути, а Белка — точно сука. Ну, то есть баба. С этой их с женской психологией…

И если б я не был бы лишь только официально трижды женат…

Да лана!..



Комментарии

Ваш комментарий