0 0 52

Чудовище на холме ( Разное ) Проза: Миниатюры, отрывки

Братья Плосковы - ambrothers@yandex.ru


ЧУДОВИЩЕ НА ХОЛМЕ


Меня духовно бросила любимая женщина. Сказала, собирай манатки и выметайся. И бросила. Я собрал и умотал. Бросил её физически. Она бросила меня духовно, а я бросил её физически. Духовно расставаться с любимыми мне тяжко, вместе с тем я не рождён для долгих отношений и совместного проживания. Противоречие, внутренний конфликт. Для долгих отношений и совместного проживания необходимы ответственность и мужество. У меня этого нет. Я рождён для малого, всего лишь для совместного возлежания с женщиной. Я скромен, мне этого хватает, развивать этот навык в нечто большее не хочу. Она поняла это и бросила меня. Какое отношение к жизни, такая и судьба. Всё закономерно, причин для нытья нет. Это на трезвую голову. На пьяную голову причины поныть найдутся всегда. К тридцати годам пора привыкнуть к горечи расставаний, стать эгоистичным, независимым и циничным. Кто-то называет это мужественностью. Уж не знаю почему. Я решил стать мужественным и цинично купил поллитра водки вместо обычных двух. Для меня это очень волевой поступок.

Мужественно напившись, я отправился к отцу плакаться. Плакался час. Через час отец снял со стены охотничье ружьё, направил сдвоенный ствол на меня и заявил, что не потерпит, чтобы его собственный сын называл его тупеющим уёбком в его собственном доме. Тупеющий в собственном доме уёбок. Есть что-то фатальное в этой фразе. Отец предложил варианты: 1) я выметаюсь сию минуту; 2) я выметаюсь сию минуту с простреленной ногой. Третий вариант подразумевал простреленную голову. Я сказал отцу, что он жалок и больше меня не увидит. Вывалился на лестничную площадку, споткнулся, покатился по лестнице, вышиб головой подъездную дверь и выпал на улицу. Была середина августа. Накрапывал дождик.

Очнулся я за автостоянкой гипермаркета “Карусель”, на берегу залива. Живописное место, с чайками. Пекло солнце. Пара острейших камней впились в поясницу. “И даже днём в твоё окно не светит солнце”, - первая мысль. Непонятная и чужая. Далее выводы: окна нет, солнце светит. Пошарил по карманам. Ещё вывод: денег нет. Но рядом, у кустов, чернел пакет. Из него выглядывали пивные баклаги. Я потянулся к ним, как младенец к мамкиной сиське. И вот тут стало страшно, а потом пришло отчаяние. Болит башка, сушняк жёсткий, солнце печёт, всё тело потное и горячее. Пиво лежит в полутора метрах от меня, в тенёчке, вожделенное, прохладное! Запястья на руках жгло как раскалёнными угольями. Но прямые касания солнца не были единственной проблемой. Я не мог пошевелить ногами. Тело от поясницы до ступней словно парализовало. Проклятые камни!

По-настоящему я перепугался, перепугался до самой усрачки, когда увидел этого лысого бледнокожего ублюдка. Он взобрался на ближайший холм, метрах в 30 от меня. Усевшись по-лягушачьи, он таращился на меня выпученными глазищами. Бледное костлявое тело прикрывала грязная набедренная повязка. Создание было очень худым. В глаза бросались выпирающие рёбра и очертания мышц на тощих руках и ногах. Лысая, безбровая голова формой походила на волейбольный мяч. Глаза, крупные выпуклые и блеклые, будто в глазницы вставили яйца. Существо сидело неподвижно. Его облик, настолько непривычный и неестественный, сам по себе внушал страх. Не будь странного онемения, я бы убежал. Правда, сейчас назвать его страшным не получится. Мерзкое, отвратительное, отталкивающее, но не страшное. Скорее всего, сыграл эффект неожиданности и моё состояние.

Я закричал, желая напугать существо. Оно не обратило на крик внимания. Тогда я схватил камень и швырнул им в уродца. Камень взял правее и упал у основания холма. Бросал-то полулёжа, неудобно. Однако существо на сей раз среагировало. Оно спрыгнуло с вершины холма и скрылось. Я напряженно смотрел, ожидая его возвращения. Поднял ещё камень, изготовил руку для броска. Но странное создание не появлялось. Я совершил попытку подняться. Ноги слушались вяло, словно отпахали 16-часовую смену, таская мороженное мясо. Но слушались.

С величайшим наслаждением присосался к баклаге с пивом и выдул литра полтора. Отрыгнул и отлил, поглядывая на холм. Кроме пива в пакете лежала бутылка коньяка и коробка яблочного сока, который доказывал, что я покупал его в хламину бухой. Терпеть не могу яблочный сок. С большим усилием, кряхтя, как старик, поднялся и пошёл к автостоянке, поближе к людям, часто озираясь. Казалось, безволосое костлявое создание с выпученными глазищами только и ждёт, чтобы подкрасться, напрыгнуть и придушить меня. Впрочем, я благополучно добрался до автостоянки, перелез через ограждение и пошёл домой.

Вечер коротала бутылка коньяка. Я сидел на столе у открытого окна, разговаривал с соседской псиной, запертой на балконе, и пел ей песни, которые сочинял тут же. Хотелось петь известные песни, но пелись только свои. Потом сосед открыл балкон и забрал псину от греха подальше. Я допил коньяк и пошёл спать. С соседом разговаривать не хотелось. Весь следующий день я провалялся в постели, страдая от похмелья и болей в пояснице и ногах. К обеду я понял, кем было это существо. Это был подросший младенец из автобуса, который когда-то пялился на меня, они растут быстро. Он продолжал меня преследовать.




Комментарии

Ваш комментарий