1 0 309

Мудрость старого человека! Проза: Рассказы: Философские, религиозные

     Однажды я гостил у бабушки по отцовской линии, вместе с родителями. Это была вымершая деревня с населением в пять семей. Находилась она в тайге. Когда-то процветала. Здесь добывали золото. Сейчас зачахла. 

     Я сидел на валуне. Прогретый терпимо, камень был гладок, с небольшим возвышением у одного края, будто специально для сиденья. Я бросал камешки в воду, стараясь попасть в шныряющую рыбёшку небольшой речушки. Но как ни старался - это мне не удавалось. Однако, я не злился, я даже был доволен. 

     Бабушка, находящаяся здесь, несколько раз уходила в дом, потом возвращалась. Она поставила чугунок с картошкой и стала полоскать какое-то бельишко. В конце концов, мне надоело моё занятие и я стал осматриваться в надежде найти новое развлечение. Ничего стоящего не попалось и я углубился в изучение рельефа. 

     Деревня, кругом поляны, горы, на склонах деревья, речушка. А вот отчего на всём видимом протяжении ручья много камней, да таких гладких и разного размера? 

     - Баба, - меня настолько это заинтересовало, что и не стал мямлить, - баба, а почему здесь так много камней? 

     Бабушка, помогая спине рукой, выпрямилась. 

     - Золотишко тут было. 

     - Золото, - поразился я. Ни отец, ни мать как-то об этом не говорили. 

     - Оно. 

     - А сейчас его можно найти? - загорелся я. 

     - А кто его знает, да на что оно тебе? - бабушка опять полоскала. 

     - Так просто, - действительно, зачем? 

     - Скверный металл, - она вновь выпрямилась и кажется затаила какую-то мысль. 

     - Золото, что ль? 

     - Да, оно. 

     - А нам говорили, благородный металл. 

     Но бабушка вдруг помрачнела. 

     - Не верь этому. В нём благородства ровно столько, сколько в дьяволе порядочности. 

     - Баба, да оно же дорогое и красивое. 

     - Дьявольский металл, - упорствовала бабушка. - Эта красота столько душ сгубила - не сосчитать. 

     И так не кстати она просветлела. 

     - А ты постой тут. Я сейчас. 

     Легко пружиня походку, она кинулась в дом. Тем же темпом и вернулась, держа в руке старинной расшивки мешочек. 

     - Твово деда, Царствия ему Небесного. 

     Она долго распутывала узел, применяя и зубы, а когда развязала, то на ладошку ссыпала что-то блестящее. 

     "Золото", - догадался я. 

     - Оно, оно, - угадала мои мысли бабушка и руку мою, потянувшуюся за ним отстранила. - Не бери никогда и ничего сверх меры, - и правда, я хотел захватить горсточку. - Ты его разглядеть хочешь - возьми чуть-чуть. Этот металл имеет довольно поганое свойство: чем больше его возлюбишь, тем явственнее твоя погибель. 

     От удивления я широко раскрыл глаза. 

     - Помрёшь? 

     - Это полбеды было бы. Не успел бы вконец испоганить душу. 

     Я держал крупинку, я восхищался цветом этой крупинки. 

     - Ну хватит, давай сюда. 

     Я повиновался, отдал. 

     - Сторонись его, - произнесла она и всю горсть распылили по руслу ручья. 

     - Спасибо тебе, - мягким, доброжелательным голосом поблагодарила остолбеневшего меня. - Я забыла про него. Если бы не ты!.. - она ужаснулась. - Не дай Бог на похороны приехали бы да нашли! Нельзя делать зла на этом свете - Господь за всё спросит, - она встала лицом на восток и три раза поклонилась, перекрестившись. 

     - Фу-у, - с облегчением выпустила воздух она, - камень с души сняла, - она подошла и нежно обняла меня. 

     Вот тогда впервые случилось со мною, что называется, раздвоение личности. Мне стало ясно - да не темнота она вовсе: она глупа, да дура она. Я обозлился. Но с тем я почувствовал притягательную силу этого человека. Я видел, как она не притворяясь радовалась своему действу. Со мною началось непонятное - я, злясь, стремился в её объятия. Мне несказанно хорошо сделалось, хотя, глаза бы мои не смотрели на родственницу. 

     Я давно стоял в одиночестве, а нахлынувшее противоречие не покидало. И в какой-то момент перевес оказался на стороне неблагоразумия. Я потерял серёдку, благодаря которой сохранялось равновесие чувств. 

     - Ой и дура, - возмутился я и невольно потащился к месту, где успокоилась совесть бабушки. 

     Ручей не всё успел спрятать. На дне, в закутке я чётко разглядел несколько крупинок золота. Оно, увеличенное слоем кристально чистой воды, затуманило воображение. На миг мне показалось - нет в мире разума. Я кинулся в ручей. Ил, поднятый мною, загадил слезу гор, но я шарил, шарил, шарил и шарил рукою по дну. Но нет: камешек, ещё попался, ещё. Следующий - нет, этот великоват и вот что-то... Оно! 

     Да, это была крупинка. Ах, как обрадовался! А ещё нельзя ли найти? Нашёл. И третья попалась в мои руки. 

     Зубом на зуб не попадая, вылезал я с речушки. Кулачок мой посинел не только от воды. Я силился его разжать, но замкнулся он. Что же делать, куда идти? Однако, прежде надо насытиться скотской страстью. И кулачок разжимается. И, о Боже ты мой!.. 

     - Брось сейчас же, - слышу строгий голос бабушки. 

     Я вздрагиваю и бессознательно подаю руку вперёд. "Тюк, тюк, тюк", - прошлось по воде. А я оглядываюсь и вижу бабушку, но она там, вдалеке, в огороде. И стоит-то ко мне спиной, и занята-то непонятно чем, и дел-то до меня ей никаких нет. Ну не обидно ли?           


Комментарии

Ваш комментарий