0 0 232

"Инкубационный период желтой лихорадки" Часть II. ФАЗА МОЛНИЕНОСНОГО РАЗВИТИЯ. Глава 1-Метафизика недуга. 1 Проза: Романы: Социальные

Часть 2. ФАЗА МОЛНИЕНОСНОГО РАЗВИТИЯ

«Как пряму ехати – живу не бывати – нет пути ни прохожему, ни проезжему, ни пролетному; направу ехати – женату быти; налеву ехати – богатому быти»

Надпись на Вещем камне из былинных текстов русского фольклора

Глава первая. Метафизика недуга

 

1.

Антон потёр веки и вновь открыл глаза. Ощущение тяжести и жжения сохранялось. Несколько часов напряжённой работы оперативников и следователей были позади. Он хоть и не участвовал в проводимых мероприятиях, но постоянно находился в следственном отделе. Сначала Антон вообще хотел остаться в стороне от этого дела. Заместитель прокурора употреблял алкоголь вместе с человеком, которого спустя какое-то время убили с особой жестокостью. Восприятие информации в таком ключе вызывало только негативные эмоции. Антон это понимал. В городской прокуратуре явно бы, не вдаваясь в ситуацию, могли сгоряча принять соответствующие решения. Так же он понимал, что от его показаний толку было бы мало. Поэтому он хотел попросить Диму, чтобы тот сказал, что они с Игорем были в баре вдвоём. Поразмыслив немного, он подумал, что официантка или бармен могли сказать, что за столом потерпевший был с двумя, а не с одним человеком. Возможно в баре были камеры видеонаблюдения, на которых он однозначно засветился. Учитывая же что у Игоря в баре был конфликт с кавказцами была вероятность, что возможные преступники они и в случае их установления они дадут показания о нём, а никак не о Диме. Как ни крути, а на него бы вышли рано или поздно. Тогда бы ситуация была ещё хуже, так как он не только пил с будущим мертвецом, а ещё и сокрыл факт этого, а значит чувствует свою вину. Это не к лицу заместителя прокурора и Антон сразу же сообщил как всё обстояло.

От Димы уже давно получили показания, но он просил остаться на тот случай если найдут тех кавказцев и установят их причастность. Дима объяснил Антону, что у него с утра занятия в вузе и ему надо хоть немного поспать. Если же он будет нужен, то за ним опять же могут отправить машину. Антон понимал и его, и коллег по «цеху», особенно проблемы с нехваткой бензина для доставления свидетелей, но дружба победила, и он заверил Сафонова Евгения – старшего в группе следователей по убийству Игоря, что лично съездит за Димой. Он же его и отвёз домой.

Сейчас, когда оперативники неистово разыскивали кавказцев, а следователи доделывали бумажные формальности, Антон вновь погрузился в то состояние переоценки текущей жизни, которое возникает со смертью близкого человека. Последний раз это нахлынуло, когда убили адвоката Ясного. Сейчас терзания сознания и совести были ещё острее, так как Игорь был всё-таки товарищем, а не вынужденным коллегой по ту сторону «линии фронта» в борьбе с преступностью. В сознании смерть Игоря просто не укладывалась. Всего несколько часов назад он сообщил Игорю, что его проблемы с Борзом и Крымским разрешились. Буквально вот-вот, он в баре сидел вместе с ним, а сейчас его уже нет. Он никак не мог принять этого факта. Мысли же о том, что будет с Мариной, женой Игоря, он выкидывал из головы, как наижутчайший кошмар.

Размышления Антона прервал Мухин Слава, следователь, так же работающий по убийству Игоря. Антон сидел в его кабинете. Слава зашёл и бросил папку на стол.

- Ну и денёк да, Антон Леонидович? – он снял очки, прошёлся ладонью по лицу, помассировал пальцами веки и прищурив глаза, вернул очки на переносицу. – То узбеки эти… Я только-только по тому делу закончил и спать завалился, как на тебе… Ещё одно убийство. Кошмар какой-то.

- Мм, да, – только и протянул Антон, не зная, как поддержать разговор. – А этот … второй узбек, как его?

- Алишер, – посмотрев сначала в замешательстве на заместителя прокурора, наконец выпалил Слава.

- Да, Алишер. На него что-нибудь нашли? – Антон устало посмотрел на Славу.

- Пока нет, но опера до сих пор с ним работают, – Слава включил чайник. – Кофе будете?

- Давай, хотя я уже как кофе-машина. Столько кружек за сегодня … А он что, до сих пор у них?

- Узбек-то? – Слава взглянул на заместителя прокурора и увидев его вялый кивок головой, продолжил. – Да, они никак не могут успокоиться, всё роют под него.

- Главное, чтобы не переусердствовали в подкопе, – Антон напряг скулы.

- Да нет, всё в порядке, – махнул рукой Слава.

На какое-то мгновенье воцарилась тишина. Слава насыпал кофе в кружку, следом бросил кубики сахара, протянул пустую кружку и кофе заместителю прокурора и сев на стул, уставился на чайник. Антон медленно протянул руку к кружке и сонно повторил процедуру Славы. «Да, интересное обстоятельство с этим узбеком …, Алишер, который, – медитативно начал Слава. – У оперов же в кабинете до сих висит фотография той женщины …, Эрметовой …, подозреваемой по делу Ясного». Антон непонимающе посмотрел на Славу. «Ну узбечка эта или кто она там …, которая в подъезде перед появлением Ясного появилась». Антон вспомнил и кивнул. «Так вот, Маматов …, Алишер который, долго на её фотографию смотрел, а потом как спросит, есть ли у неё пупок? Представляете? Мы чуть со стульев не попадали». Слава от удивления расшил глаза. «Но надо будет следаку по делу Ясного сообщить. Значит узбек этот, знает её».

Антон сразу взбодрился. Кофе уже был не нужен. Старая история, уже фактически позабытая им, вновь напомнила о себе. Он смотрел на Славу в ожидании, что ещё тот скажет. Но Слава замолк. Он молча уставился на чайник и дождавшись, когда вода закипит в нём, налил себе полную кружку. «Молоко жалко закончилось», – только и добавил он. Антон ощутил, как сердце его стало биться чаще. Он лихорадочно прокручивал те или иные комбинации как ему сейчас же побеседовать с Маматовым. Вспомнив всё, что он знал по делу Эрметова, Антон решил во что бы то ни стало встретиться с задержанным узбеком.

- А по делу этого Эрметова, насколько я помню, какая-то загадочная история со следователями вышла, – подошёл он к чайнику и взяв его, налил воду в кружку. – Кто-то умер, кто-то пропал.

- Ну да, – после небольшой паузы тихо сказал Слава и посмотрел в окно.

- Да и Ясный тоже странно погиб …, был убит, судя по уголовному дел, – рассуждал Антон не смотря на Славу, который покусывал губу и нервно теребил большими пальцами указательные. – Я, насколько помню, тоже эту женщину видел, когда с Ясным из суда выходил, как раз по делу Эрметова. Слава, а как можно с этим Маматовым побеседовать!? Если уж он её знает, то расспросить бы его, что можно от неё ожидать. А то ведь я был обвинителем по делу Эрметова, как никак.

- Да очень просто, – быстро выпалил Слава, – сейчас операм позвоню и всё устроим. Вы к ним поедете или сказать, чтобы они узбека сюда привезли.

- Давай сюда, – на секунду задумавшись, ответил Антон, хотев сначала поехать сам.

- Сейчас, – сказал Слава и поставив кружку на стол, достал мобильный и вышел в коридор.

Антон посмотрел на полную кружку кофе. Сделав пару глотков без особого желания, он поставил её на стол. Он не верил в совпадения и как бы случайным не казалось то, что задержанный узбек знает, возможно знает об Эрметовой, он считал это своеобразным знаком. Каким именно? Он не мог сказать. Это предстояло ему выяснить. «Но как поговорить с Маматовым? С чего начать?» Вот о чём он сейчас думал. Антон понимал, что этот узбек, так неожиданно подвернувшийся по делу о серийном убийстве мигрантов-нелегалов, может многое осветить и по делу Эрметова. «Как не спугнуть его, как сделать так, чтобы Маматов не подумал, что над ним смеются? И как расспросить его обо ВСЁМ, когда рядом следаки и опера»? Антон не знал, как стратегически и тактически правильно поступить, когда доставят узбека. Он не обратил внимания, как зашёл Слава и что-то стал говорить ему. «Что?» – спросил он того с не понимающим взглядом, выйдя из ступора мыслей. Слава в свою очередь недопонимающе посмотрел на заместителя прокурора, не зная, что именно тот не понял. Немного замешкавшись, он ответил: «Маматова сейчас привезут». Антон кивнул.

Слава походил из стороны в сторону и поняв, что работник прокуратуры мыслями сейчас где-то далеко, сел на стул, широко зевнул и отдался усталости. Он был рад, что по убийству Щукина старшим в группе был не он. Ему вполне хватило серии мёртвых нелегалов. Антон погрузился в себя. Он даже не заметил пролетевшее время, как в кабинет вошли два оперативника и ввели узбека. Тот был в наручниках.

- Это Маматов, – сказал один из них.

- Садитесь, Маматов, – Антон властно показал на стул перед собой, не посмотрев на доставленного. Но пока тот садился, Антон мельком окинул его взглядом. «Запуган до смерти», – сложилось о нём первое мнение.

- Маматов, я заместитель прокурора и у меня к вам несколько вопросов, но не по тому делу, по которому вас задержали, – строгий взгляд и тон, Антон медленно начал снижать до почти товарищеского и неожиданно окинул взглядом всех остальных. – Коллеги, вы бы могли нас оставить наедине?

Слава посмотрел на оперативников. Те переглянулись. «Антон Леонидович …», – начал было один из них. «Никуда он не денется, – Антон слегка улыбаясь посмотрел на узбека. – Правда, Маматов? Вы же никуда не собираетесь бежать, так как ни в чём не виновны?» Алишер испуганно посмотрел на Антона и нерешительно закивал. «Но если надо, можете пристегнуть его к стулу, с ним он точно в форточку не вылетит», – обратился Антон к оперативникам. Те ещё раз переглянулись и тот, кто хотел было возразить заместителю прокурора, подошёл к задержанному. «Антон Леонидович, мы, если что, за дверью будем, – сказал оперативник, перестегивая наручники, на что заместитель прокурора кивнул.

После того как Антон остался наедине с доставленным, он, уже очень спокойно посмотрел на него.

- Как ваше имя? – в голосе не осталось ни тона строгости, ни превосходства.

- Алишер, – тихо ответил тот.

- Вы из какой части Узбекистана, Алишер? – речь заместителя прокурора лилась, как тихая река.

- Пахтаабад… который в Андижанской области, – всё ещё с бегающими глазами ответил Алишер. – Там сейчас живём, но родился в Навои.

- Алишер из Навои? – удивлённо спросил Антон, улыбнувшись уголками губ.

- Да, – уже твердо сказал Алишер.

- У моего товарища родители жили в Узбекистане, пока не началось всё это перестроечное волнение. Жили себе люди вместе, жили и тут на тебе …, – Антон многозначительно развёл руками.

- Успели уехать? – настороженно спросил Алишер.

- Да, слава Аллаху, – махнул рукой Антон, – товарищи, узбеки кстати, помогли. Политика политикой, но не только это определяет отношение к соседу. Среди простых узбеков, говорил отец моего товарища, много хороших людей и им эта междоусобица тоже не нужна была. Но куда деваться, миром правят не они.

- Да-а, – протянул задумчиво Алишер. – Мой отец так же говорит, что если бы не политики, люди бы не убивали друг друга из-за нации или религии. Простые люди просто хотят жить и работать.

- Да-а, – поднял брови Антон и выдержал паузу, – но позвал я вас Алишер по другой причине. Мне сказали, что в кабинете у оперативников … они с вами кстати хорошо обращаются?

- Да, да. Дай Бог им здоровья.

- Да и нам всем, – Антон опять приподнял брови. – Они говорят, что вы, увидев в их кабинете фотографию одной женщины, спросили есть ли у неё пупок.

- Да это я так, товарищ прокурор …, – усмехнулся Алишер.

- Алишер …, – Антон серьёзно посмотрел на него, выдержав паузу, – у неё нет пупка.

Алишер долго смотрел в глаза прокурору, а потом тихо рассмеялся. Он хотел было поднять руку, но её остановили браслеты.

- А также у неё пасть вместо рта, напичканная острыми зубами, а тело тянется как жвачка, – Антон хотел закончить на этом, но решил добавить. – От неё пострадало уже много людей и только мне известно, что она это ОНО. Что это такое, Алишер?

Тот долго смотрел на Антона ни проронившего после этого ни слова. Подняв лицо к потолку Алишер выдохнул и откинувшись, на сколько это было возможно, на спинку стула, посмотрел в окно. «Когда я был подростком, тогда наша семья ещё жила в Навои, как-то вечером отец показал мне на ту женщину с фотографии и сказал, что это Ювха – древний дракон Аждарха, который по прошествии лет превращается в девушку. Один товарищ моего отца, когда они ещё были молодыми, взял её в жёны и она извела его до сердечного приступа», – Алишер остановился, прерванный Антоном. «Что значит извела?» – не понял Антон. «В постели… Это я уже позже понял. Если она выходит замуж, то она либо изводит его так, либо сжирает, если конечно он не убьёт её первым. Но убить её можно только вдали от воды, от неё она черпает силы, – Алишер на какое-то время замолчал. – На фотографии она точно такая же, какой мне её показал тогда отец. Пупок, то есть то, что его нет, это один из признаков не человека. Говорят, что если Ювху погладить по спине, то можно нащупать или увидеть чешую. Товарищ прокурор, простите за наглость, но не можете ли вы сказать, что она делала тут»?

Алишер с опасением посмотрел на Антона и опустил взгляд. Тот слегка заёрзал на стуле, опустил голову, после чего так же посмотрел в окно.

- Она приехала сюда вслед за своим мужем, видимо очередным. Эрметов, так его звали, видимо понял, что она такое и решил сбежать в Россию. Здесь в силу разных обстоятельств он оказался на какое-то время в недосягаемости для неё, – закончив, Антон посмотрел на Алишера.

-Но вы, товарищ прокурор, так говорите будто его уже нет, – тихо сказал Алишер.

- Его уже нет, но она тут ни при чём, – Антон потёр указательным пальцем лоб. – Просто хотелось узнать, что ещё можно ожидать от неё. Как я и сказал от неё пострадало уже много людей… пока был жив её муж.

- Тогда наверно уже ничего, – задумавшись на какое-то мгновенье, ответил Алишер. – Её целью был её муж. Если его нет, то и ей тут больше делать нечего, если только не начнёт искать мужа тут. Ей же без разницы кого и где сожрать.

- Это плохо, – задумался Антон. – Как видите Алишер, убивают не только из-за принадлежности к другой нации или религии, а даже просто потому, что хотят жрать. Даже если откинуть эту женщину-дракона, то люди убивали друг друга ещё задолго до того, как появились нации и религии. Убивали за пищу, воду, территорию. Таков человек … Да, кстати, Алишер. А вашего-то брата как угораздило в такую историю влипнуть?

- Это товарищ прокурор всё она, женщина с которой он тут жил, Хилола. Она и меня не хотела у них в квартире видеть. Всё брату моему говорила, чтобы я с ними не жил. Вот он меня у знакомых и поселил. Я и сюда-то только из-за брата приехал. У него же семья в Узбекистане, а он тут и как обычно не приехал в том году, и ничего не объяснил. Вот меня и отправили родители узнать, что и как у него. Я сначала подумал, что он с этой Хилолой тут жить собрался. Сколько я ему из-за этого говорил, а вышло вот как, – искренность и простота так и светились в глазах Алишера.

- А где можно найти эту Хилолу? – быстро, но спокойно спросил Антон.

- Не знаю, товарищ прокурор, – тут же, не меняя позы ответил Алишер. – Я про неё кроме имени ничего не знаю. Брат мне о ней ничего не рассказывал.

Антон покивал головой, думая о чём-то своём, потом бегло посмотрел на Алишера и снова на какое-то мгновенье погрузился в себя. «Ну вот собственно и всё, – он снова посмотрел на собеседника. – Спасибо Алишер и о том, что вы знаете об особенностях этой женщины лучше не распространяться. Остальные могут подумать, что вы их за дураков держите». «Что вы, что вы, товарищ прокурор и не думал даже», – Алишер хотел поднять руки, но наручники остановили одну из них. «Алексей!» – крикнул в сторону двери Антон. Буквально тут же вошёл тот опер, который беспокоился за то, что Алишер останется один на один с заместителем прокурора. «Мы закончили, можно его уводить», – сказал Антон. Алексей перестегнул наручники задержанному и отправил его со вторым оперативником, а сам задержался в кабинете. В кабинет так же вернулся Слава и широко зевнув сел на стул за своим столом.

- Антон Леонидович, что скажите, – судя по виду, сон не сильно одолевал Алексея.

- Да ничего особенного, – машинально вскинул плечи Антон. – Вы конечно с ним поработайте, но я думаю к убийству мигрантов он никакого отношения не имеет. Хотя походить за ним не мешало бы. Вдруг с подельницей его брата увидится.

- Хорошо, – Алексей задумчиво закивал головой. Подняв брови и посмотрев на Антона, он видимо хотел ещё что-то спросить, но передумал. – Ну мы тогда пойдём?

- Давайте, – тихо ответил Антон.

Антон вытянул вперёд ноги и запрокинул назад голову. Потянувшись, насколько это было возможно сидя на стуле, он посмотрел на Славу. Тот хмуро смотрел перед собой.

- По делу Ясного его спрашивали? – начал тот прикрывая кулаком через чур широкий зевок.

- Да. Заинтересовала эта новость об отсутствии пупка, – небрежно бросил Антон, не посмотрев на следователя.

- А такое вообще может быть? – Слава бросил быстрый взгляд на Антона.

- Не знаю, говорит, что видел её, а может и похожую на неё, … ну на ту женщину с фотографии …, – Антон стал перебирать пальцами руки в воздухе, как будто ища нужные слова.

- Я понял, – вставил Слава.

- Сказал, что видел давно в Узбекистане, – закончил Антон, посмотрев на Славу.

- А при чём здесь пупок, точнее его отсутствие?

- Да кто его знает, – быстро дёрнул плечами Антон. – Может есть он, может и нет. Это по большому счёту уже никакого значения не имеет. Ясный и Эрметов мертвы. Один следователь с сердечным приступом отошёл, другой и вовсе пропал. Да, так и не нашли его?

- Нет, – подняв нижнюю губу, еле заметно замотал головой Слава.

- Ну вот, остались только я, да судья, которая рассматривала дело Эрметова, – перечисляя всё это Антон думал явно о чём-то другом.

Слава пристально смотрел на бубнящего себе под нос заместителя прокурора. После того как он закончил, следователь ещё какое-то время помолчал, напряжённо о чём-то раздумывая.

- А вы знаете, ведь я про отсутствие пупка уже не первый раз слышу, – Слава смотрел перед собой.

- Это как? – Антон явно не понял смысл сказанного.

- Меркулов Олег, следователь который начинал дело Эрметова. Он как-то сказал мне, что у жены Эрметова нет пупка, – не меняя тона и позы ответил Слава.

- Это который пропал или скончался? И как он про пупок узнал? – Антон сонно посмотрел на следователя.

- Он с ней спал, – помолчав немного ответил Слава. – Но об этом лучше не распространяться, как вы понимаете. Вам-то я говорю потому что и дело то странное было, и вы к нему отношение имеете.

- Спал в смысле сексом занимался? – прищурив глаза, Антон недоверчиво посмотрел на Славу.

- Занимался сексом? Да он с неё не слазил, – широко открыл глаза Слава. – Говорил, что такой он ещё не встречал и вряд ли когда встретит – ненасытная и без каких-либо комплексов и границ. Говорил, что позволяла всё что он хотел и делала то, о чём он даже не думал.

- Видимо это он от приступа скончался? – у Антона сон как рукой сняло. – А как начальство ваше это пропустило?

- Да они и не знали и вообще об этом только я знал. И то, это он мне по пьяне разболтал. Потом просил никому не говорить. А так да, наверно загнала она его в кровати.

- А второй следователь по Эрметову … тоже с ней спал? – Антон уже не на шутку был заинтересован.

- Не знаю, – покачал головой Слава. – Но видимо с ней он тоже встретился, раз до сих пор не могут найти. Не просто же так такие совпадения.

- Или она его встретила … как Ясного, – Антон почувствовал, как мурашки пробежали по его спине.

- Думаете, что Ясного убила Эрметова?

- А что, у нас так много женщин без пупка? – Антон посмотрел на Славу. – И совсем с этими постельными делами забыл главное. Меркулов что-нибудь говорил, как Эрметова объясняла отсутствие пупка?

- Травма какая-то, операция или что-то тому подобное, – Слава опустил уголки рта, наклонив голову.

- Ерунда какая-то, – махнул рукой Антон и вновь посмотрел на Славу. – А у Меркулова же, насколько я знаю, жена и дети маленькие были.

- Вы про то, что он с женой обвиняемого спал?

- Ага.

- И многих мужчин это когда-нибудь останавливало?

- Ну да, – подумав, скривил рот Антон.

Он встал со стула подошёл к окну и посмотрел в ночь. «Возможно где-то там сейчас бродит Эрметова Садорат, древний дракон в образе эталона неприкрытой сексуальности. Древний дракон из чужой страны. Бродит чтобы сожрать или довести до инфаркта очередную жертву. И эти встречи и с Эрметовой и с Маматовым не простая случайность. Благодаря им я понял то, о чём уже давно предполагал. Культура этих мигрантов сжирает и растворяет нашу культуру, медленно и пока что незаметно кусок за куском сжирая и нашу страну», – подумал Антон и его мысли снова вернулись к Эрметовой. «А может быть я всё-таки убил её тогда. Ведь после этого ни я, ни судья не встречались с ней?» – эта мысль давала надежду. Но беда была в том, что Антон не знал и не мог знать, жива или мертва Эрметова Садорат, и это беспокоило и пугало его.



Комментарии

Автор ограничил комментирование анонимными посетителями. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь