0 0 571

"Инкубационный период желтой лихорадки" Часть II. Глава 2-Индивидуальная резистентность.4 Проза: Романы: Социальные

4.

Серый волк присоединился к нему, когда он шёл по дороге, выбираясь из гаражного кооператива. Сначала он хотел уехать на машине Саши, предварительно найдя того и обыскав на предмет ключей. Машину бандитов он отбросил сразу. Во-первых, надо найти ключи, во-вторых, слишком приметная, ну и в-третьих, при отсутствии машины, сразу бы стало понятно, что был ещё четвёртый и искать надо его. Насчёт машины Саши он всё-таки тоже не стал рисковать, по тем же обстоятельствам. Кроме того, он может оставить в машине какие-нибудь следы или его может кто-нибудь случайно увидеть. Благодаря огромной массе фильмов и сериалов криминальной направленности, даже при отсутствии желания их просмотра, волей неволей можно было увидеть некоторые из них и узнать элементарные способы сокрытия следов преступления. Сейчас же когда он возвращался пешком, он обрадовался, что не сел за руль. Исчезновение машины выглядело бы подозрительным, а так, вполне можно предположить, что Саша, не поделил что-то с азербайджанцами, застрелил одного из них. Тут неожиданно появляется волк и нападает на второго. Саша, в страхе убегает, волк его догнал и загрыз. Пока Саша бежал, в панике выронил где-то пистолет. Поскольку все трое из криминальной сферы, вряд ли кто-то будет упираться в поиски пистолета. Главное, что тремя болячками в стране стало меньше, а что там было в действительности, мало кого будет интересовать.

Волк, как обычно, тихо подбежал к нему, после чего рыкнул и стал мордой показывать в другом направлении, когда Дима посмотрел на него. Сегодня этот волк спас ему жизнь и избавил от ненужного свидетеля, а потом показал верное направление домой.

В отношении смерти ненужного свидетеля – Саши «Заплатки», Диму успокаивало то, что тот был ничем не лучше Эльшада или Эльнура, по его собственному мнению. «Перепродажа краденного, посредник в торговле оружием, наркотиками и Бог знает, что ещё за ним могло стоять. Сплошной антисоциальный элемент», – подумал Дима и потрепал ещё раз волка по холке.

Они стали подходить к лесу, как Дима неожиданно вспомнил про деньги, которые он отдал за покупку пистолета. Их взял Эльнур и передал Эльшаду. А на этих купюрах отпечатки ЕГО пальцев. «Тела однозначно найдут, – думал Дима. – А вместе с ними и деньги с его отпечатками пальцев и так могут выйти на него. Надо обязательно вернуться и забрать деньги». Он корил себя за то, что забыл об этом, когда у гаража всё было закончено. Но вместе с тем, такая оплошность была понятна – не каждый день он совершает то, что совершил менее часа назад. «Постой «Серый», – обратился он к волку, – мне надо вернуться к гаражу и кое-что сделать. Я забыл там одну вещь. Ты можешь бежать по своим делам, я понял, куда надо идти. Спасибо тебе». Волк рыкнул. «Всё в порядке, – присел Дима перед волком и почесал ему за ухом. – Честно, неудобно тебя гонять туда-сюда, ты и так много для меня сделал». Дима встал и кивнул волку, после чего тот, отбежав метров на десять, обернулся и, получив ещё один утвердительный кивок головы, побежал в сторону леса.

Дима быстро дошёл до гаражного кооператива и пройдя по его территории тем же путём каким волк вывел его, благо путь не петлял, а шёл всё больше по окраине кооператива, вышел уже к знакомой ему площадке. Как только он заприметил свет, льющийся из открытой двери, то сразу замедлил свой шаг. Было страшно возвращаться на место своего преступления. В этот момент он почувствовал явное неприятие всей этой ситуации и внутреннее отторжение от лицезрения картины, которая ждала его. Он не мог понять, почему говорят, что преступников тянет на место своего преступления. Желание, пусть даже самое незначительное, посмотреть ещё раз на трупы для собственного самоутверждения, у него отсутствовало. Сейчас, подойдя к гаражу, он был готов развернуться и тут же уйти, если бы не забытые им купюры.

Освещённое тело Эльнура, лежало практически перед открытой дверью гаража. Дима не смотрел на него, но, несмотря на это, внутренне ощущал, как что-то неприятное начинает копошиться в нём. Ему было неприятно находится в этом месте и его единственным желанием было убраться, даже не уйти и не убежать, а именно убраться отсюда. Он не мог понять тех людей, которые испытывают внутреннее, психическое удовлетворение, от присутствия мёртвых, и особенно, от мёртвых, причиной смерти которых стали их действия. «Как можно получать удовольствие от убийства, – подумал он, – и что совсем непонятно, как можно получать удовольствие от наблюдения за убитым тобой человеком, вновь переживая то, что ты ощутил в момент убийства? Это же явно психически не здоровые люди, неспособные получать удовольствие от самых простых, порой незначительных моментов в жизни. Они явно неспособны радоваться рассвету или закату, разве что убийству на рассвете или закате. Убийство, если оно и совершилось, должно быть актом самозащиты или наказания, при чём без жестокости, издевательств и ненужных обрядов, в случае наказания. Просто один выстрел, чтобы сразу и тут же похоронить. В убийстве нет ничего хорошего, но и плохого нет, если оно совершается в целях самообороны или возмездия». Рассуждая так, Дима не заметил, как подойдя к Эльшаду, стал обыскивать его карманы и осознал свои действия лишь когда в руках захрустели деньги, его деньги. Увидев, что он склонился над трупом, Дима встрепенулся, выронил деньги, от чего они упали на тело Эльшада. Часть купюр лежали на окровавленной футболке. Он приказ себе подойти и забрать деньги с трупа. Ещё раз склонившись над Эльшадом, он забрал все купюры. Сложив их пополам и убрав в карман, Дима уже хотел было убраться с места преступления, как ещё одно обстоятельство, внезапно было осознанно им.

Пистолет, пистолет, который он купил, точнее уже просто забрал у Эльшада, уже был использован им. Повторное использование одного и того же оружия в разных местах, как Дима опять же знал из современного кинематографа, сужает круг поиска и может стать доказательством совершения им обоих деяний. В этот момент он обрадовался тому, что сразу забыл взять деньги, переданные Эльшаду, так как про пистолет он мог вспомнить гораздо позже, когда было бы уже поздно что-либо предпринимать. А так, он находился у гаража и мог тут же всё сделать. Решив, на всякий случай, не использовать личные пистолеты бандитов, он вновь зашёл в гараж, подошёл к сумке с пистолетами, предложенными ему Эльнуром, раскрыл её и осторожно забрал второй переделанный из газового в боевой «Иж». Вставив второй магазин в новый пистолет, он убрал его в карман куртки. Выйдя из гаража, он достал первый полученный «Иж», отсоединил магазин, протёр его рукавом куртки, вставил обратно, после чего, держа через манжет куртки пистолет, так же протёр его рукавом и отойдя недалеко от гаража, выкинул его в сторону. «Значит найдут тебя», – улыбнулся про себя Дима, посмотрев туда, куда бросил пистолет, после чего, тем же путём быстро покинул гаражный кооператив и устремился по уже знакомой дороге.

Пройдя то место, где он отпустил волка и войдя в лес, Дима очень скоро вышел к развилке. «Хоть убей, не помню её, когда с Сашей на машине ехали. – подумал он, ощутив легкое волнение перед новым обстоятельством, да ещё и неизвестным. – Да-а, одна и та же дорога может быть разной, в зависимости от того пассажир ты или водитель». Что тут делать? Подкидывать монетку, Дима не хотел, он был не сторонник этого, считая, что человек сам должен принимать решения, чтобы не винить потом других или обстоятельства. Ночь была темна, поэтому разобрать какой путь был более укатан, было сложно. Всмотревшись в очертания убегающих рогаткой дорог, он посчитал, что левая более широка и пошёл по ней, решив, что всегда можно повернуть назад. Не прошёл он и двухсот метров, как дорога вновь раздвоилась. Жаль ему стало потраченного времени и сил, и вновь он посчитал, что левая дорога более широкая и устремился по ней. Ни долго, ни коротко, но пройдя ещё немного, вывела его дорога к очередному выбору. Плюнув в сердцах и решив на этот раз повернуть, Дима разглядел, что дорога, уходящая влево, ведёт к каким-то огням, пробивающимся сквозь сучья деревьев. «Ну всё, видимо на трассу вышел», – подумал он и направил свои ноги на лево.

Вывела, однако, его дорога на поляну. «Да, что за…», – чуть не выругался Дима, как разглядел, что огни, которые он посчитал за освещение заасфальтированной дороги, освещали по периметру какой-то старый сруб. «Может лесника, или вообще частный, – прищурился он. – Во всяком случае, подскажут дорогу». Дойдя до забора, он был ошарашен тем, что источником света были то ли свечи, то ли небольшие факелы, которые от ветра прикрывали черепа разных животных. «Охотничий, – опечалился он. – Лишь бы вообще кто-нибудь был». Печаль его усугубили черные глазница окон, но решив, на всякий случай, проверить, он ступил за ограду. «В самом деле, может только спят люди, да и столько прошёл. Не поворачивать же, когда дело за парой минут встало», – начал он искать вход. «Дом, вообще не разбери какой, видно лишь, что рухлядь одноэтажная. Ага, а вот и вход», – разглядел он его со стороны леса, который практически упирался в дом.

Поднявшись по покосившимся скрипучкам, Дима осторожно постучал в дверь. Потом ещё раз и добавил: «Есть кто дома?» услышав лишь тишину. Сделав контрольный стук в дверь, он как будто услышал то ли чей-то вздох, то ли шуршание одежды, но доносившееся явно из дома. Чуть смелее толкнув дверь, переступил он через порог.



Комментарии

Автор ограничил комментирование анонимными посетителями. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь