2 0 78

„СОРТИР”. Проза: Миниатюры, отрывки: Юмористические

Случилось это в 1985 году и был я тогда на первом курсе. В главном корпусе мединститута были в основном кафедры физики, химии, общественных наук, ректорат, деканаты и так далее. А все остальные кафедры – разбросаны по всему городу.

И вот, занятия по нормальной анатомии (нормальная, это значит не патологическая, потому что такая тоже есть). Кафедра находится в очень старом здании в самом центре Гродно.

Говорят, что здесь было произведено первое (на территории будущего, а теперь уже бывшего СССР) официальное патолого-анатомическое вскрытие умершего короля Польши Стефана Батория, который, как раз перед смертью, планировал поход на Русь. На Ивана IV Грозного.

Планировал, да с почками проблемы имел и помер.

Туалета в этом здании не было (по крайней мере для студентов). Но, во дворе, между какими-то там бараками, находился (как говорил Лёлик) „туалэт типа сартыр”.

Картина маслом. Конец апреля (или начало мая), второй семестр (но до сессии ещё ой как далеко). Солнышко светит, птички щебечут. Мы стоим на крыльце „анатомички”, курим, отдыхаем от формалина, лениво о чём-то там болтаем...

И вдруг..! Идиллистическая эта картинка прерывается жутким истошным визгом и криком на высокой, невообразимо высокой ноте. Болтовня резко прекращается. Кто-то выронил сигарету. Кто-то поперхнулся дымом.

Резко распахивается дверь сортира и на пороге (если это можно назвать порогом) появляется женщина.

Вид ещё тот! Лицо белое, глаза по пять рублей (пять копеек даже не приходят на ум), платье задрано, трусы на коленях. И начинает бежать. Правда, бегом это можно назвать с очень-очень большой натяжкой. Подол платья она прижимает к груди, путается в собственных трусах и едва ли делает шаги больше, чем десять сантиметров. Однако, исчезает она на удивление быстро.

Мы, естественно, заинтригованы и осторожно подходим к сортиру. Почему осторожно? А фиг его знает, что там может быть за чертовщина. Вон, как та баба резко испарилась. Даром, что трусами стреножена. Так что мы так аккуратно, помаленечку...

Но, потом мы услышали то, что придало нам уверенности и заставило поверить в собственные силы.

Мат. Трёх-, а может даже и пятиэтажный отборный русский мат.

Ни одна нечисть в мире не в состоянии так изящно упражняться в русской словесности, как обычный (ну, очень разгневанный, естественно) мужик. Ну, мы немного повеселели.

Только одна странность всё же была – мужик матерился откуда-то из под земли. Голос звучал как-то глухо.

Однако, ситуация прояснилась.

 Через пару минут около сортира появился мужичок с лестницей на плече и начал эту лестницу запихивать в... „очко”.

Казалось бы – сплошной дурдом!

Но вдруг, в очке показалась голова (одновременно злая и счастливая) и вылез тот, кто так виртуозно матерился „из под земли”.

История, которую поведал нам „матершинник”, оказалась невероятно простой и смешной. Хотя, для некоторых, немного грустной и поучительной .

„Получил я, понимаешь, сегодня и зарплату, и отпускные. Это ж куча „бабок”! Взяли мы с напарником „фауст”, только разполовинили, тут меня и припёрло.

Пошёл я на „очко”, дело своё сделал, штаны подтянул, смотрю – а все мои денежки внизу, в дерьме. Я ж их в задний карман сунул.

Да нет, не плавают, лежат себе – видно выкачивали недавно.

Ну что, напарник меня вниз на ремне спустил и пошёл лестницу искать, потому что наверх на ремне не выкарабкаешься. Я себе „бабульки” свои собираю, вдруг темно так сделалось. Поднимаю голову, а там во-о-от такая задница.

Я как заору: „Куда ты ссышь, дура, здесь же люди ходят!!!”

Смеялись мы долго, да только вот ту насмерть перепуганную женщину было немного жаль.

Вильнюс, декабрь 2000 года.



Комментарии

Ваш комментарий


Михаил Муравьев Михаил Муравьев Администратор 10.05.2020

Печальная и одновременно забавная история. Посмеялся. Спасибо!