1 0 285

Мы - дети войны. В списке лучших по мнению редакции за 9-s@Model.selectedAsBestInMonth.year Публицистика: Очерк: Гражданский

                                                          МЫ  -  ДЕТИ ВОЙНЫ

                                       Автор Тарасова Галина Викторовна, 

                              родилась 12 декабря 1942 года в городе Якутске. 

 

Шёл декабрь 1942 года. В самом разгаре была Сталинградская битва. Грохот канонады, разрушенные дома, холод, снег, грязь, кровь ... и смерть ... Тысячи наших солдат отдают свои жизни за страну, своих близких, за детей, за их светлое и свободное будущее. Дух павших бойцов взмывает ввысь, чтобы своим защитным покровом оберегать нарождающееся в этот момент новое поколение.

В это же время за тысячи километров от Сталинграда в городе на далёкой сибирской реке Лене родился новый человечек – малюсенькая черноволосая девочка. На улице мороз под 40 градусов, в роддоме холодно и голодно, почти нет лекарств. Мама после тяжёлых родов не в состоянии кормить малышку – нет молока, да и, дай Бог, чтобы сама выжила .... Девчушка вскоре после рождения заболела пневмонией. Как уж там врачи боролись за её жизнь без антибиотиков, одному Богу известно. К концу месяца мать кое-как поднялась на ноги, но малышку ей не показывали – боялись, что слабая ещё женщина потом не выдержит потери своей дочки, на которой уже почти поставили крест. Отец новорожденной, приехавший забрать жену из больницы, закатил персоналу громкий скандал, настаивая, чтобы ему отдали и ребёнка. (По ранению он был комиссован и отправлен в тыл на военное предприятие).

Девочку вынесли в приёмное отделение – пусть посмотрят родители на своё безнадёжное дитя. И правда: еле живой комочек кое-как шевелил ниточками ручек и ножек. Тело – скелетик, обтянутый тонкой полупрозрачной кожицей, головка беспомощно болтается, и только трагические гримаски сморщенного личика да прерывистое, слабое попискивание выдавали в этом несуразном создании ещё живое существо. У мужчины на глазах навернулись слёзы и тихо потекли по щекам. На войне он видел кровь и смерть, беду и горе, но никогда не плакал, а тут не выдержал. Рядом навзрыд плакала его жена.

Дочку родители, конечно, забрали домой, под подписку. Бог знает, как они умудрились выходить девочку, но через несколько месяцев это уже был почти упитанный, живой и весёлый ребёнок. Младенческие её невзгоды в дальнейшем сказались постоянными болезнями, особенно, детскими инфекциями, от которых тогда не делали прививок. Но, несмотря на оставшиеся последствия, природная жизнестойкость позволила ребёнку расти и развиваться. Как и остальные выжившие во время войны дети, девочка закончила школу, затем институт и всю жизнь трудилась на благо родной страны.

Это я родилась в 1942 году, и это всё про меня. Моё детство, как и детство других «детей войны», пришлось на тяжкие годы - вместе со взрослыми нам довелось хлебнуть военного лиха, испытать голод, непосильный детский труд, безотцовщину, сиротство и страдания. Наши отцы сражались и погибали за лучшее будущее Родины и своих детей, а после Победы за считанные годы советский народ восстановил из руин и пепла разрушенные города, построил могущественное государство.

Наше детство было овеяно славой фронтовиков, вернувшихся с войны. Мы имели счастливую возможность непосредственно общаться с очевидцами тех военных событий.

Предметом особой радости послевоенной детворы было - пройтись рядом с человеком в военной форме. Мы всей дворовой ватагой с гордостью сопровождали солдата, пока он проходил по нашей улице. Особым шиком и несказанным счастьем считалось, если солдат брал кого-нибудь из нас за руку или ласково трепал за вихры. Рядом с этим героем мы ощущали свою причастность к великим событиям победоносной войны. Надо ли говорить, что нашей самой популярной уличной забавой была игра в войну, когда мальчишки с криками «Ура!» носились по двору и его окрестностям, поражая на «танках» и «самолётах» воображаемого противника, а мы, девчонки-«санитарки», прямо на ходу перевязывали полученные ими в боевых сражениях «раны».

 Никогда мне не забыть рассказов моего отца, когда вечерами в кругу семьи с замиранием сердца я слушала повествование о его фронтовой жизни: как совсем молодым парнем он ушёл на войну, как сражался в артиллерийских войсках, как был ранен и как юная медсестра вытащила его контуженного с поля боя. Рассказывал отец интересно, и перед моими глазами вставали живые образы людей, его фронтовых соратников. На таких рассказах мы воспитывались настоящими патриотами своего Отечества. 

И вполне естественно, что по мере взросления «дети войны» вместе со старшими принимали участие в восстановлении страны, которая, фактически, созидалась заново.

Нас, «детей войны», остаётся  совсем немного, причём, по статистике численности населения, от нашего поколения и поколения наших детей  регистрируются две, так называемые, «демографические ямы» из-за малочисленности, а также из-за не родившихся или умерших во время и после войны детей. Тем не менее, наше и ближайшее послевоенное поколение стали основой для дальнейшего пополнения народонаселения России.

К сожалению, на долю «детей войны» выпало не только безрадостное полуголодное, плохо одето-обутое военное детство, но теперь ещё и нелёгкая полунищенская старость. По существу, государство нас, детей победителей, теперь уже беспомощных стариков, бросило на произвол судьбы  и поддержку «детям войны» отдало на откуп местным властям, которые не очень-то торопятся её оказать.

Почему-то власть, общественность и сами пожилые, порой немощные, претерпевшие страдания люди, застенчиво замалчивают этот вопрос. Пока были молодыми и относительно здоровыми, мы не думали ни о какой поддержке и сполна отдавали свои способности и силы на благо Родины, но теперь в старости заметно сказываются на здоровье перенесённые  в детстве лишения.

Тем не менее, мы – «дети войны», не унываем: как можем, сражаемся с возрастными болезнями, по возможности, занимаемся общественной работой и посильным творчеством. Помним и почитаем подвиг своих отважных отцов и дедов, гордимся ими и тем, что мы, их прямые потомки, своей жизнью и трудом не посрамили честь и славу героев войны.

Стараемся также воспитывать гордость за дедов и прадедов у своих детей, внуков и правнуков. И подтверждением этому является  повсеместное мощное общественное движение – Бессмертный полк. И когда над шествием колышутся портреты наших родных, погибших во время Великой Отечественной войны, кажется, что, как когда-то, дух павших бойцов реет над колоннами, чтобы памятью разных поколений защитить, такой дорогой ценой доставшийся нашей стране, мир!



Комментарии

Ваш комментарий


Аноним 12.09.2019

Михаил,спасибо за искренний отзыв и признание моего творчества. Когда я писала этот очерк, то плакала. Неужели последующие поколения наших детей, внуков и правнуков забудут подвиг своего народа? Это очень опасно для них, да и для страны в целом...

Михаил Муравьев Михаил Муравьев Администратор 08.09.2019

Меня тронула эта зарисовка. Потому что во мне живы рассказы моего отца, почти ровесника автора, 1939 года рождения. Он рассказывал, как они были с семьей в эвакуации. Как плыли через Каспийское море, бросив все вещи. Как жили впроголодь. И первую конфету папа попробовал уже после войны. И это было чувство восторга. Неведомое сегодняшним детям. Война и события, связанные с ней, постепенно покрываются дымкой истории. Мне, подходящему к рубежу 40 лет, еще помнится, что в детстве мы играли в войну. Совсем как рассказывает автор. И были санитарки, "наши", фашисты, которыми никто не хотел быть. Современные дети, к сожалению, играют в планшеты и компьютеры, впитывая западную культуру, в которой нет места героизму наших дедов. Галина Викторовна, спасибо вам за ваше творчество. Надеюсь, что этот очерк прочитают представители власти. И он заставит их задуматься. Но будем честными. Надежды на это мало. Добавляю это произведение в список лучших по итогам месяца.