0 0 15

«Порядок вещей», 2012 Проза: Миниатюры, отрывки: Философские, религиозные

Из цикла «Порядок вещей», 2012

http://ludmila.maksimchuk.ru/fragments/XXI.poryadok_veschey.html

Потолок 
Держите меня, держите, а то упаду! Прямо так и рухну! Куда рухну? На пол, куда же ещё! Почему рухну? Да от смеха рухну. А почему смеюсь? Смеюсь-то… Плакать мне, что ли, прикажете? Лучше буду смеяться. Упрекают меня, говорят, что я высокомерен, на всё смотрю с высоты своего потолка; да, и смотрю – с высоты, не с… табуретки же мне на всё это смотреть, не так ли? Может, вы думаете, что я – сам себе потолок, так ошибаетесь. Надо мной – ещё один потолок, а над ним – целых тринадцать потолков. Наш дом – многоэтажный, потолков хватает. Вот потолок самого последнего  этажа – тот главнее всех, кто же это отрицает? Хотя… И над ним – более высокопоставленные имеются. Ну, как высоко поставленные? Будьте уверены, достаточно высоко, хотя чердаками или башнями называться не желают, не афишируют себя, то есть. А над ними… Вот тут следует смеяться потише… Дайте собраться с духом и произнести: над ними – крыша! Поняли? А если не поняли – крышка вам всем. Это уж – верх всех потолков, это уж сверх всяких потолков, это уж всем потолкам потолок! Это – гарантия того, что «система потолков» никогда не рухнет. А… сказать ли напоследок чистую правду? Так… я-то, предположим, ещё смеяться над чем-нибудь могу, и потолок первого этажа может, да и потолок второго этажа тоже… Но вот чем выше… Там не до смеха. Там такие «потолки» заседают, такие «крыши» им на темечко давят, такие «чердаки» по тем этажам едут! А вы про меня сочиняете, смешно сказать… Нет, мне почему-то совсем расхотелось смеяться. 

Дверь 
Помилуйте, люди добрые, господа хорошие! Все хлопают и хлопают мною, как будто я – вертушка какая-то. Пробовала я их остановить – куда там, всё шибче расходятся. Можно подумать, что я согласие давала на такое жестокое обращение с собой. Ой, опять кто-то идёт, будет толкать меня, петли мои фигурчатые выворачивать, ручку мою бронзовую ломать… Нет, кажется, мимо прошёл; передохну немного. Признаюсь не без гордости: моя фундаментальная основа – массив сосны. Мои свойства и качества не вызывали сомнений у специалистов. А у этих, как их, жильцов-то... и своих никаких качеств нет, и мои их не интересуют... Так и маюсь! То оставят меня нараспашку, стыда-совести нет; какое право имеют сквозняк устраивать – это мне вредит, да и не только мне. Или что придумали? Берут и на замок запирают! Никто о моей пользе не хлопочет, а я только и знай, что распинайся перед всеми. Ну, добро бы, перед хозяевами, так ещё и перед гостями надо, а кто они такие? Пришли и ушли... Ой, опять… Все тащат и тащат что-то… Кому же позволено мои косяки обивать? Сил моих нет терпеть эти толчки, удары и трения, чтобы нос им всем прищемить!  

Пианино 
Скажу вам сразу: я – не рояль, и сравнивать меня с ним нечего; у нас с господином роялем разные габариты, мы находимся в разных весовых категориях, и тягаться с ним не имеет смысла. Я – инструмент скромный, стою в сторонке, по стеночке, полкомнаты не занимаю бесцеремонно, как некоторые вышеупомянутые господа. Функциональное же назначение у нас, заметьте, одинаковое! Недавно приходили гости важные, один за другим, все – «музыкант на музыканте»: «Ах, что у вас за инструмент? А какой фирмы? А какая механика? А струны – импортные? Что это за станина?!» И так далее… Я, конечно, молчу, но хотелось бы возмутиться: вам что, документ с печатями показать, или вы послушаете моё звучание – для начала? Или играть не умеете? Ах, на органе… Или на клавесине? Оба этих названия мне знакомы… А вы? И что мне с того, что вы… Вас-то пока не знаю; а помнится, заглядывали сюда и какие-то заслуженные артисты, дипломированные певцы, даже знаменитый дирижёр… Ни один из них ко мне не подошёл. Все слушали какие-то заунывные записи. Смешно… и обидно. Да нет, какие же вы музыканты, если третий раз спрашиваете: почему я – не рояль?

Диван 
Я, диван – всем диванам диван! Я – уникальное творение дизайнерской мысли, знаете ли... Как – не знаете? Да быть того не может, меня знают все, абсолютно все. Кого я имею в виду? Ну, не пингвинов, конечно. В Антарктиде диваны не нужны, и диванных дискуссий там не устраивают. А зачем вы меня отвлекаете от главного? Главное во мне – моя диванная мысль. Удивляетесь? Допускаю. А вы не стесняйтесь своего невежества, я вам всё объясню, ведь я, диван, не просто диван, я – Главный диван на Совете диванов. Ко мне все остальные диваны прислушиваются. Что? Не поняли… Странный народец пошёл… Да я вам большую честь оказал, поселившись в вашем доме, а вы… И обратите внимание: не зазнаюсь своим благородным происхождением и пружины  не выпячиваю при каждом удобном (или неудобном) случае – так воспитан. В то же время нисколько не стесняюсь своих бедных родственников, хотя, к слову сказать, все эти второстепенные особы, кровати, софы, кушетки, раздвижные кресла и так далее, должны бы сами знать своё место. Так нет. Ещё и норовят вытеснить меня – меня! – с моего законного, центрального места в доме! Представляете? Революционеры несчастные, террористы неприкаянные, голь перекатная… Уф, даже взмок от переживаний… Сделайте милость, набросьте на меня махровую простынку, нет, не эту, а мою любимую, пушистую, полосатую... Вот так, другое дело! Удобство и комфорт – вот мой девиз. И стол ко мне пододвиньте поближе, нужно срочное письмо написать и отправить в Совет диванов до полуночи, только отдышусь малость… А, опять навязывается в приятели этот ободранный и расшатанный стул! Зачем вы допустили бестактность, поставили его рядом со мной, это… это просто оскорбительно для меня?! Отодвиньте поскорее. Спасибо, спасибо, вы столь любезны и понятливы, что буду рекомендовать вас своим коллегам и друзьям. Мы, диваны, заинтересованы в налаживании тесных связей в своей среде, обожаем тёплые и мягкие контакты, какие установились со многими покладистыми партнёрами. Лично у меня – самые трогательные отношения с подушками, одеялами, пледами. А простыни, пододеяльники и наволочки – те просто «балдеют» от меня! Ну, что вы, какое там… Ведь должен же я каким-то образом раскрепоститься после интеллектуального труда на Совете диванов? Ах, мои лапочки, душечки, «думочки», подушечки… 

 Балкон 
 Это невыносимо, и хоть стыдно признаваться приличной публике, терпеть такое положение дел нельзя. Нет, поверьте, я бы молчал себе и молчал, как рыба в морозильной камере, где на рыбу смотрят только… такие же, как она, её безразличные к дальнейшей судьбе «сокамерники». На меня же (извините за прямоту) смотрят не только заинтересованные балконы-соседи, а главное – смотрит вся улица. Да-да, и не доказывайте мне, что, мол, высоко, что с тротуара или со двора ничего не видно. Видно, ещё и как! Меня – да не видно? Всё больше и больше убеждаюсь: нет у них понятия, что такое балкон, и для чего он нужен. Для чего? А для того, чтобы относиться к балкону как к подарку фортуны, а не… наплевательски – в прямом смысле слова. Плюют натурально… Стыдно, прямо сгораю со стыда, если... в самом деле не сгорю от случайно брошенной сигареты с того балкона, который надо мной, такого же бедолаги, как и я… Захламили меня всяким мусором, чуть что – запылаю в момент! Что, я – кладовка какая-то или мусорный бачок? А если бельё повесят сушить, оно по три дня болтается, словно рваные паруса на пиратском корабле, попавшем в шторм… Опасно, да ещё и как… Слышу, говорят: «Жалко, что у нас балкон, а не лоджия». Вот ненасытные! Представляю, что у них творилось бы на лоджии… Так до сих пор и не знаю, куда обращаться за помощью, но надеюсь, что в нашем доме, или в нашем городе, или… хоть где-нибудь существует Ассоциация балконов или нечто подобное. Ну, не может же быть такого, чтобы царило полное балконное бесправие, балконный «беспредел». Как вы думаете? Пожалуйста, сообщите адресок, если узнаете, не сочтите за труд… … 



Комментарии

Автор ограничил комментирование анонимными посетителями. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь