0 0 96

Прекрасен мой город Содом. Яков Азриэль. С английского Поэзия: философская, религиозная

Прекрасен мой город Содом. Яков Азриэль. С английского













Прекрасен мой город Содом. Яков Азриэль. С английского 

Прекрасен мой город Содом. Яков Азриэль. С английского 

«Смотря вниз на Содом и Гоморру и всю равнину, 
он (Авраам) увидел дым печи. 
Ибо это произошло, когда Бог разрушил города равнины, 
Бог вспомнил Авраама и удалил Лота из разгара светопредставления». 



Прекрасен мой город Содом: 
В нём нежные сапфировые шпили покоятся на призрачных хрустальных куполах; 
А шоколада, кофе аромат доносится с чернодеревных башен на Хамосе; 
Мозаично сменяет свет на тень 
На бирюзовой черепичной крыше 
Прямоугольной и большой тюрьмы, 
Что сложена из валунов базальта добытых на Голанах хеттскими рабами; 
А рядом с ней весь в розах обелиск Ваала, 
И Верхние Врата Орла в порталах медных, с аркой мраморной, 
И виселица главная, что ждёт как инородцев, так и нищих; 

А Нижние Врата Шеола богаты керамическим письмом, 
Там место встречи знойных куртизанок; 
На склонах парков между пальм мы видим буйство лилий и сирени, 
Где в сумерках горят призывно очи и манят загорелые тела; 
Невольников на рынке я продаю семь дней в неделю, 
Имеется товар на вкус любой; 
Галеры Тира ждут юношей, похищенных из Куша, 
Бордели заждались зеленоглазых девственниц Таршиша; 
Кровь обжигает священный Молоха алтарь 
Из вырванных сердец ещё живых детей; 
А в праздник Новолуний толпа из Колизея приветствует бойцов, 
Преступникам кроящих черепа. 
Мой Содом: без инородцев, нищих и бездомных смрадных. 
Мой Содом: великолепный город-сад правопорядка, 
В пустыню соли обращён. 


Моё прекрасное озеро: 
Сапфировой сияет красотой, 
Где рыба в пресной плещется воде; 
Так сладострастно, похотливо, 
Как жрицы в Храме золотом Астарты; 
Так мужественно, храбро и маняще, 
Как в Храме мускулистые священники Таммуза. 
Залито озеро моё сейчас лишь жидкой серой. 
И стало морем соли. 

Моя прекрасная жена: покорна и скромна, 
Послушная во всех моих капризах, 
Желания мои встречает как свои. 
Моя довольная чудесная супруга, 
Желающая оставаться в серебре и злате, 
В столб соляной навечно обратилась. 

Мои две дочери прекрасные младые, в завидном возрасте, 
С невинными глазами, красавицы с налитыми грудями. 
Какой за них я мог бы выкуп получить, 
Теперь всё бесполезно, 
Беременные обе. 
Награды две мои - 
Вынашивают соляных детей. 

Явился ангел ночью мне во сне, 
Чтоб осушить глаза мои от соли, 
И прошептал: 
Дочь дочери твоей 
Оставит позади поля из соли, 
Чтоб снова в Авраамов дом вернуться. 
И народятся света и мечты цари, 
Отстроят Божий Храм, 
Народ Его накормят миндалём, изюмом 
И будут править царством 
Молока и мёда. 

Оригинал: 

Yakov Azriel 




Sodom, My Beautiful City 

“Looking down toward Sodom and Gomorrah and all the land of the Plain, 
he (Abraham) saw the smoke of a furnace. 
For it came to pass, when God destroyed the cities of the Plain, 
God remembered Abraham and removed Lot from the midst of the upheaval.” 
(Genesis 19:28 – 29) 

Sodom, my beautiful city: 
Delicate sapphire spires atop translucent crystal domes; 
Three ebony towers on the Temple of Chemosh, its incense 
The aroma of coffee and chocolate; 
The constantly changing mosaic and sunlight and shadow 
On the turquoise-tiled roof 
Of our royal prison, black and huge and rectangular, 
Built of polished basalt boulders brought from the Golan by Hittite slaves; 
Next to the Phallus of Baal adorned with fresh roses, 
The upper Eagle Gate, with its marble arch, copper-plated portals, 
And the main gallows for hanging beggars and strangers; 
The lower She’ol Gate, with multicolored ceramic inscriptions, 
Gathering place of crimson-dressed courtesans; 
Parks lush with lilies and lilacs, palm trees and verdant slopes, 
At dusk filled with inviting, stabbing eyes and suntanned torsos; 
My stall in the slave market, open seven days a week, 
Stocked with the best merchandise, the latest models: 
Young males kidnapped from Kush for the galleys of Tyre, 
And green-eyed virgins from Tarshish for the brothels; 
The sacred bronze Altar of Moloch, drenched with sizzling blood 
Of pulsating hearts ripped from the still-living children; 
The coliseum of New Moon festivals, crowds applauding the gladiators 
Who smash the skulls of lawbreakers. 
My Sodom: no paupers, no foreigners, no smelly homeless. 
My Sodom, this immaculate, splendid garden-city of law and order, 
Overturned — 
A plain of 
Salt. 

My beautiful lake: 
Blue like the sapphire spires, 
Overflowing with fish and fresh water; 
Voluptuous and lascivious 
Like the rouged priestesses in the golden Temple of Astarte; 
Virile and vibrant, throbbing and tempting 
Like the muscular, mustached young priests in the Temple of Tammuz. 

My lake: now liquid sulfur and brimstone, 
Overturned — 
A sea of 
Salt. 

My beautiful wife: submissive and blushing, 
Obedient to all my whims, 
Obliging to all my desires. 
My wonderful, contented, consenting wife, 
Unwilling to break loose from silver chains and golden straps, 
Overturned — 
A pillar of 
Salt. 

My two beautiful youngest daughters: the perfect age, 
Eyes innocent, breasts full and attractive. 
What a price I could have gotten for them, 
What a fortune: and now worthless, 
Pregnant, both of them. 
My two prizes: 
Overturned — 
Carrying children of 
Salt. 

Last night an angel descended 
Into my dream 
To wipe salt from my eyes, 
And whispered: 
Your daughter’s daughter 
Will leave behind fields of salt, 
To reenter the House of Abraham 
And bring forth 
Kings of light and lyres 
Who will build God’s Temple 
And feed His people raisins and almonds 
As they rule a kingdom 
Of milk and honey.
Послесловие:
В качестве иллюстрации: картина Фриды Шутман "Жена Лота". Бумага. Пастель.



Комментарии

Ваш комментарий