0 0 1735

Девочка Проза: Повести



Девочка.



Его мало кто любил и хоть как то к нему по дружески относился. И вовсе не потому, что у него был злобный вид, или какие внешние уродства. Просто он был мрачным человеком, собравшим в себе все внутренние отталкивающие недостатки. Людей он видел как бы насквозь, отдавая адекватное должное их душевным качествам. Но вот не знал, как быть с добрыми и нежными и поэтому не находил понимания ни у тех, кого ненавидел, ни у тех кому нравился.
Конечно, нельзя было сказать что он совсем уж ни кому не нравился, из женского состава базы, на него, конечно, обращали внимание в первую очередь из-за его внешности. Он был высок атлетичен, а светлые волосы в сочетании с темно-карими глазами, доставшимися ему от матери, производили на молодых девушек должное впечатление. Но вот более зрелые женщины оставались к нему холодны, скорее всего из-за теста на совместимость, который показывал, что в качестве мужа и тем более отца для их детей он им не подходил. А он страстно был влюблен в свою ровесницу отмечая ее красоту и непринужденное поведение, но все таки в первую очередь обращая свое внимание на ее интеллект, совершая тем самым глупую ошибку.
Среди руководства базы, он не сыскал, большой любви за свою прямолинейность и не гибкое поведение, но его послужной список и профессиональные качества служили для него надежной защитой. Некоторые за глаза его называли бесчувственной машиной, он конечно знал об этом, но не понимал, зачем нужно было дважды делать акцент на его бесчувственности. Вследствие такой некоммуникабельности и отчужденности, работа стала заменять ему друзей и все прочие удовольствия жизни, о которых он не очень то и сожалел.
После многолетнего, масштабного конфликта, на межгалактическом совете было принято решении о пользовании порталами всеми цивилизациями, входящими в «Великий Союз» и создании специальной базы, которая контролировала бы их эксплуатацию.
База располагалась по ту сторону порталов и занималась помимо прочего, еще обеспечением безопасного прохождения через него. На ней было размещено, множество отделов, которые занимали отдельные помещения и выполняли свои строго определенные функции.
Около двухсот лет назад, ученые стали замечать хаотическое увеличение количества порталов, что могло привести к гибели некоторых космических кораблей. Порталы выходили в открытый космос и каждый из них имел свою координатную точку и наскочит вслепую на вновь открывшийся было опасно. Было принято решение оставить и эксплуатировать только три существующих, а вновь образовавшиеся закрыть путем ликвидации. Ликвидировать их можно было только со стороны земли, там, где они и начинали образовываться. Для этой задачи был создан специальный отдел в котором он и работал. Этот отдел был единственным на базе, который занимался практической работой на планете «ЗЕМЛЯ» и отбирали в него самых опытных и дисциплинированных людей из галактической разведки.
Всюду, где руководству приходилось рассматривать его анкетные данные, их удивляло, как сирота, смог добиться таких высоких показателей. С раннего детства, оставшись на попечении родственников, он проявлял высокие способности к изучению науки и так же был очень прилежен и терпелив к другим предметам. Никто не понимал, как получилось, что он с отличием закончивший «Высшую академию», вдруг вступил в ряды галактических разведчиков. Ни то что бы там не были нужны люди с ученой степенью, просто туда отбирали по другим критериям, отдавая предпочтение природным инстинктам человека. Но он и там не затерялся включая свои природные данные на полную мощность.
Планета П16 была в списках по изучению в связи с аномально завышенным фоном радиации. Приборы не смогли установить вследствие каких причин это происходило и создавалось впечатление, что ее облучили искусственным образом. На планету была высажена группа из семи ученых, для проведения научных исследований и пять разведчиков, для обеспечения их безопасности. Разумная жизнь здесь отсутствовала, хотя отдельные признаки говорили, что она, когда-то здесь была, а вот крупные насекомые здесь обитали в изрядном количестве. Особенно жутко было наблюдать, как в гигантских воронках копошатся, извиваясь, крупные многоножки, каждая из которых представляла для человека смертельную опасность. Края этих воронок были рыхлыми и сыпучими, подходить к ним близко было опасно. Но одному человеку из группы исследователей все же не повезло, земля поехала вниз у него под ногами, когда он не дошел до края и двух метров. Он рухнул с кучей земли прямо на это скопление изголодавшихся насекомых. А они как будто только этого и ждали, бросившись на него. Те кто видел эту картину замерли в оцепенении, не зная, что предпринять и только он выхватывая у одного из разведчиков дополнительное оружие прыгнул вниз. На выручку ученому. В течение пяти минут он с переменным успехом пытался вырвать человека из клешней этих тварей, сам получая при этом опасные увечья. Но этих пяти минут хватило, что бы остальные пришли в себя и смогли вытащить их оттуда. Ученому удалось сохранить жизнь, несмотря на то, что он получил травмы несовместимые с жизнью, а ему досталось куда меньше, но в секторе реабилитации побывать все-таки довелось.
После этого случая его сослуживцы стали посматривать на него с некоторым непониманием. Этот казалось бы героический поступок не был с их точки зрения разумным и целесообразным, хотя он и показал себя вполне надежным товарищем.
Прибытие на базу верховной комиссии ожидали уже давно, но они как всегда нагрянули без предупреждения и неожиданно. Уже через час после появления высокого руководства, вместе с представителями от науки, его затребовал в зал заседаний непосредственный начальник отдела. Но объяснять суть дела ему начал один ученый из числа этой группы. Этот портал, как начали ему растолковывать, не был таким как все, а имел временное искривление в пространстве. И как себя он может повести во время ликвидации они могли только предполагать и рассчитывать на его профессиональные навыки. Это дело было для него привычной работой, которую он знал наизусть и был готов к любым неожиданностям. Его начальник понимал, что в своем деле он лучший, но и он знал, что руководитель не будет сильно горевать о его потере.
Как всегда ему отвели стандартную подготовку, которая составляла десять часов на отдых и два на сборы. Сборы включали в себя посещение костюмерной комнаты, в которой была представлена полная коллекция одежды жителей земли этой эпохи. Хорошо ориентируясь во времени и том месте, где ему предстояло побывать, он выбрал себе теплую куртку, скорее напоминающую шкуру убитого зверя, утепленные штаны и обувь под названием валенки. После отдыха он собрал свои вещи и подобрал подходящее оружие, прихватил на всякий случай индивидуальную аптечку, двинулся на посадку.
Его душу всегда будоражил климат этой планеты, словно бы специально созданный именно для него. Леденящий холод и ужасающая жара, обволакивающая сырость и знойная сухость, приводили его организм в эйфорическое состояние. Эта планета проверяла его организм на прочность, не на минуту не давая расслабиться. На тех планетах, где жили его соплеменники, климат был практически идеальным на семидесяти процентах площади материков. И люди на них жили такие же мягкие и добродушные, как и сама погода.
Удаленность высадки от ликвидируемого портала была обусловлена рядом факторов, таких как максимально- допустимое расстояние от населенных пунктов, необходимая площадка для высадки, и ряд других. Ему один раз довелось прошагать километров двести, да и то, только в одну сторону. А в это раз все обойдется гораздо проще. Пятьдесят километров туда и пятьдесят обратно. До полета оставалось, чуть меньше пяти минут, после чего он оденется и на выход.


*****

Потревоженный медведь в зимней спячке, это беда для всей округи. Вот и здесь.
- Вот сволочь, что натворил, показал егерь Ваське на разорванную корову.
- Да, корову жалко, да только и лошадь в соседней деревне тоже жалко. Вот Степан точно дубина, взял и жахнул в него из окна дробью.
- Да еще какая, теперь бегает с дробью в заднице, злее прежнего – согласился егерь
- Но что сделано, то сделано, а хутор предупредить надо, чтобы в лес не совались.
- Никак к Светке Лукошкиной намылился. – загоготал Васька.
- Жалко ее, с дитем малым и старым дедом нянчится, а помочь некому – оскалился на него егерь
- Да ладно ты, я же пошутил. Туда далече, а ко мне ближе. Пойдем по маленькой пропустим, а потом и на хутор.
- Уговорил, пошли.

*****
Его высадили в двухстах метрах от леса, на большом заснеженном поле. Стоял небольшой мороз, но глубокий и рыхлый снег будет мешать быстрой ходьбе, а пройти предстояло пятьдесят километров по лесистой местности. Сам портал находился на берегу небольшой речушки, пробившей себе путь сквозь скалистые породы, и видимо добраться до нее без остановки, не получится. Шел небольшой снег и снежинки, попадая ему на лицо, вызывали интересное и приятное ощущение. Набрав в грудь побольше морозного, свежего воздуха и резко выдохнув его, он двинулся в путь.
Он старался идти постоянно в одном темпе, настраивая свой организм на определенную частоту ударов своего сердца. В школе разведчиков их обучали максимальному использованию возможностей человеческого организма в сложных условиях. Некоторые из выпускников школы могли даже приостанавливать свою сердечную деятельность на длительное время, при этом контролируя свое состояние и не подвергая свой организм серьезной опасности. Он пробовал этому обучаться, но ничего не получалось, его сердце постоянно работало в одном ритме, в каких бы ситуациях он бы не оказывался. Но другими возможностями он владел на хорошем уровне, и видеть в абсолютной темноте, и оказывать психологическое воздействие, полностью подчиняя своей воле, он умел в совершенстве.
Он побывал на многих планетах, где мог наблюдать красивые и величественные деревья, сплошь облепленные огромными и прекрасными цветами. Знал планеты покрытые коркой вечного льда, или полностью безжизненные, с пыльным бурями, но эта планета вобрала в себя все, что он видел. Лес заваленный снегом, как будто был законсервирован на определенный жизненный цикл и это зрелище было великолепно. Мягкий и пушистый снег вызывал неподдельное желание искупаться в нем и добавить своему телу новых, необычных ощущений. А рассвет, начинавший пробираться сквозь верхушки деревьев, добавлял к его впечатлениям все больше разнообразных красок. Может быть, он и впрямь был нездоровым человеком с неадекватным содержанием внутреннего мира. Ведь не зря же люди, старались не поддерживать с ним близких отношений, а то и вовсе обходили его стороной. До конечной цели своего маршрута ему оставалось менее десяти километров пути.


*****
Егерь проснулся, как только начало светать. В ушах звенело, в голове стоял колокольный звон. Безуспешно попытавшись разбудить Ваську, он опохмелившись, начал собираться. Конечно, в одиночку выследить и пристрелить этакую зверюгу, было рискованным занятием, но куда деваться, если Васька даже говорить не может, а только мычит. А ему надо сходить на хутор и предупредить их об опасности. Выйдя за калитку, он не пошел по дороге, а решил срезать путь через лес. Светка ему нравилась, и прав был Васька в этом. Но беда была в том, что уж больно молода для него, и как сказать ей о своих чувствах он не знал. Бороздя сугробы ногами, он слегка упарился, но продолжал настойчиво идти вперед, ощущая в своей голове мощные удары сердечного набата. Жена покойница, бывало, говорила ему что хватит пить, а то сердце, мол не выдержит, а не выдержало у нее от постоянного упоминания. Вот бабы дуры.
Скорее почувствовав, чем услышав присутствие постороннего шума за своей спиной, он оглянулся. На него в упор смотрела мелкая и злобная пара кровавых медвежьих глаз. Что только и успел сделать егерь, так только сдернуть карабин с плеча, как когтистая медвежья лапа выбила из него все мечты и воспоминания.

*****
Зима была снежная, да и снег, постоянно падавший, все увеличивал свое количество прямо на глазах. Идти по целине было утомительным делом и когда рядом показалось очертание мало-мальски напоминающее дорогу, он вышел на нее. Прямо за поворотом открылась небольшая полянка, освещенная лучами солнца, уже успевшего подняться выше макушек деревьев. Не дойдя и до половины ее, как услышал быстрый топот приближающегося животного за своей спиной. Он развернулся и стал ждать. Из за поворота на полном ходу вылетела перепуганная лошадь, запряженная в сани и, стараясь не сбить человека, неожиданно возникшего у нее на пути, резко свернула в сторону не снижая своей прыти. Из саней от такого резкого маневра, вылетел меховой мешок и шлепнулся прямо в мягкий снег. Следом за лошадью выбежал здоровенный медведь и, увидев человека, стоящего на дороге и лошадь, уносящуюся в сторону, замер в нерешительности, как бы осмысливая сложившуюся ситуацию. В это время мешок зашевелился и из него с жалобным хныканьем вылез ребенок, а когда мягкая накидка сползла с его головы и из под нее показались длинные светлые волосы, он понял что это девочка. Медведь, кажется, уже принял решение и сделал шаг в сторону ребенка. Но этот шаг был последним в его жизни. Зачем выстрелил из своего парализатора два раза подряд, он так и не понял, так как и одного раза, было достаточно, даже для более крупного зверя. Медведь сделал шаг, после чего его тело как будто свела судорога, он дернулся в последний раз и грохнулся на бок, поднимая снежные брызги вокруг себя. Девочка, глядя на это, замерла в испуге, резко оборвав свое хныканье. Она была уже достаточно взрослая, чтобы ходить, но вот могла ли она говорить, было не ясно. Он выучил земные языки тех народов на территории которых находились стандартные порталы и сейчас было кстати, что язык этих людей он знал хорошо. Он присел перед ней и, глядя в ее расширенные от испуга голубые глаза, понял, что спрашивать ее было бесполезно. Не было никакого смысла выяснять кто она и откуда, ведь все равно одна дойти до дома она не сможет, а оставлять ее здесь было равносильно убийству. От этой мысли у него что то ухнуло внутри, вызывая легкий озноб. По следам на свежем снегу он сможет определить где ее дом, но тогда что то придется объяснять ее родителям. В инструкциях было четко указанно, что вмешиваться в текущие процессы, происходящие на земле нельзя, если только твоей жизни не угрожает опасность. А ее как раз сейчас и не было. Взглянуть бы в глаза тому умнику, который написал их и спросить, что делать в этой ситуации.
Это был один из его недостатков, из за которых его недолюбливало руководство, что на все он имел свое, твердое мнение.
Он поднял мягкую накидку, слетевшую с ее головы, повязал ее опять, как сумел, потом взял на руки и пошел по следам саней в обратную сторону. Девочка молчала, крепко вцепившись в него своими маленькими ручками. Метров через сто, он увидел лежащего у дороги человека и чтобы не травмировать еще раз психику ребенка, он постарался подойти так, чтобы она этого не увидела. Судя по одежде, это была женщина, по тому какую травму головы она получила, он понял, что определять состояние ее здоровья бессмысленно. Идя дальше он размышлял над случившимся, и хотел надеется, что хоть кому то сможет отдать ребенка.
Следы вывели на одиноко стоящий дом, расположенный на опушке леса. Пройдя по двору и утихомирив собаку бросившуюся на него пинком, он зашел внутрь и поставил девочку на пол. Окинув жилище взглядом, он удивился, как только человек может существовать в подобных условиях, оставаясь при этом разумными. Возле стены на кровати зашевелилось бородатое существо и уселось на нее. Девочка с радостным визгом бросилась к нему и обняла его своими ручонками. Ну вот и все, он сделал что смог и объяснять, что случилось видимо было бессмысленно долго, да и незачем ему. Он развернулся и пошел обратно.
Еще раз проходя мимо того места, где лежала женщина, остановился. Он никогда еще не видел человека, так безнадежно никому ненужного, словно лежащий манекен, обозначающий человеческое существование на этой планете. И у него в данный момент не было времени и никакой возможности, хоть как-то отдать должное ее смерти. Ему надо было выполнять свою работу, от которой он и так отступил. Все время пути, до конечной его цели, он никак не мог избавиться от угрызений совести, терзавших его душу. Он никогда не находился в такой ситуации и всем своим сознанием ощущал, что поступает не хорошо. Постоянно вспоминал инструкции, пытаясь тем самым отгородиться от случившегося, как бы скрываясь за их формулировками. Но когда вышел на берег реки, то опять погрузился в цель и задание своей миссии. Достав анализатор, он определил, где и в каком месте находится портал и подойдя к нему на расстояние броска ликвидатора, остановился.
Ликвидатор представлял собой небольшой цилиндр, обладающий большой мощностью при взрыве, которого энергия не распространяется вокруг, а наоборот, как бы сжимаясь, собирая в себя всю материю, находящуюся рядом. Радиус действия его был незначительным, но обладал очень большим эффектом. Достав цилиндр, он снял защитный колпачок и еще раз огляделся по сторонам перед его активацией.

*****
Тишка был боярским холопом, но положение его среди другой челяди было особым. Он был хорошим охотником. Боярин любил гулять на широкую ногу, развлекать и угощать своих гостей разными деликатесами. Поэтому потребность в удачливом охотнике была постоянной и необходимой. Конечно, удачу в таком деле Тишка не исключал, но скупым не был, и поэтому приплачивал монеткой тому или иному за верную информацию о зверье обосновавшемся в той или иной части леса. В этот раз заказ был особый – глухарь. Его должны были приготовить в собственном соку, обложить печеными яблоками, а на шею повесить алмаз, добытый на местных копях. И водрузить это на стол, перед его святейшеством, которого ждали со дня на день.
Один хороший приятель шепнул Тишка на ухо, где можно раздобыть эту птицу, но тут была одна загвоздка, что место это было не хорошее. Ходила дурная молва, что мол там обитает нечистая сила и поэтому соваться туда было боязно. Но куда Тихону было деваться, или птицу добудет, или шкуру спустят, поэтому решил, была не была, еду туда.
Место было самым обычным, каких много в здешних краях. Лес выходящий на пологий берег речки с одной стороны, а с другой каменная стена сопровождала ее вниз по течению. Местный охотничий народ сюда не совался, и поэтому зверья здесь хватало в избытке. Обследовав берег, Тихон и приметил красавца, сидевшего на толстенном березовом суку. Расчехлив лук и приладив на него тетиву, охотник стал подкрадываться к своей пернатой добыче. Когда до птицы оставалось метров тридцать, Тихон вдруг обратил внимание, что чуть правее того дерева, где сидел глухарь прямо в воздухе, появилось белое пятно, постепенно расползаясь и увеличиваясь в размерах. Оно напоминало ему бычий пузырь, растянутый до гигантских размеров, покачивающийся в воздухе как листик на волнах. Он не был трусом, но и его вдруг затрясло от ужаса, когда сквозь пленку этого пузыря он увидел расплывчатую фигуру человека. Человек внимательно, как ему показалось, смотрел на него, имея при этом жуткий демонический вид. Точно демон решил Тишка. Демон начал медленно оглядываться по сторонам как бы призывая, своих помощников, или выискивая очередную жертву, как померещилось охотнику. И не осознавая, что творит, со страху Тихон пустил в него стрелу и по тому как демон дернулся, понял, что попал. Но когда демон не упал, а повернулся и посмотрел прямо на него, Тишка ломанулся прочь со всех ног, не разбирая дороги, бросив свой лук и лошадь, и опомнился только когда стукнулся лбом о ворота боярской усадьбы.

*****
От сильного и острого удара в плечо его толкнуло вперед, и он чудом устоял на ногах. Правую руку как будто что-то парализовало, лишая ее движения. Он посмотрел на свое плечо и увидел наконечник стрелы, торчащий у него из под ключицы. Стреляли со стороны портала, пронеслось у него в голове, и остальное он тут же, сделал автоматически. Переложил цилиндр в левую руку, предварительно активировав его, бросил в портал, а небольшой еле слышный хлопок известил о том, что портал был ликвидирован. Затем, достав аптечку, он ввел себе обезболивающий стимулятор и, отломав наконечник, попытался выдернуть стрелу. Со второй попытки ему это удалось и он попробовал заблокировать кровотечение жидким бинтом, но если спереди у него это получилось, то сзади вышло явно плохо. Эвакуировать с этого места его было невозможно, и надо было выкручиваться самому и рассчитывать на ресурс моего организма. В такой ситуации инструкции давали ему все полномочия в его действиях, но уже лучше бы они давали транспорт, подумал он, а с остальным как ни будь, разберусь сам.
Без длительного отдыха обратный путь он не пройдет, это точно. Поэтому надо было идти хотя бы до того места, где он оставил девочку, а там уже посмотреть на свое самочувствие.
Последний километр пути до хутора ему дался с трудом. Действие стимулятора давно закончилось, и он шел на том багаже природных данных, которыми наградила его судьба и той силе воле, которую воспитал в себе сам. Дороги он уже не замечал и только ориентировался по расстоянию между деревьями, обозначавшими путь.
Он не будет никому ни чего объяснять, а просто зайдет в дом и ляжет, где посчитает нужным, ведь они тоже люди и должны будут понять.
Вместо собачьего лая он услышал лошадиное ржание, вот и хорошо, она то уж точно не кусается. Он зашел в дом и в буквальном смысле грохнулся на кровать. Сколько часов провалялся, он точно не знал, вспомнив только что надо было ввести общеукрепляющее средство, которое лучше действовало в состоянии покоя. Он огляделся по сторонам и никого не заметил, кроме девочки, сидящей на полу и смотрящей на него своими голубыми глазами. Открыв аптечку и подумав, он ввел себе двойную дозу препарата, и не сильно сопротивляясь, опять погрузился в сон. Во второй раз он очнулся куда легче, о чем говорило отсутствие жара и головной боли. Голова соображала хорошо, а зрение приобрело былую четкость, и поэтому он огляделся по сторонам. Девочка теперь сидела не на полу, а рядом с ним, на кровати и больше ничего не напоминало о присутствии живого существа. Вдруг за окном раздалось лошадиное ржание и он тут же вспомнил о ней и о санях, которые обходил, что бы войти в дом. Вот он и транспорт, на котором можно будет добраться.
Он с трудом встал и направился к выходу, но тут заметил еще одну кровать на которой лежало бородатое существо. Подойдя поближе, он опознал в нем старика, но только вид его, судя по цвету кожи, был не совсем живым. И что теперь было делать с девочкой, вот вопрос. Выйдя на крыльцо он окинул взглядом свое средство передвижения, и судя по всему оно было голодным. Как ухаживать за лошадью он не знал, но судя по тому как она выщипывала сушенную траву сквозь щели сарая, кормили ее именно этим. Он открыл дверь сарая, вытащил охапку соломы и бросил лошади, она стала с жадностью есть, он сходил за соломой еще.
Придя в дом, он улегся на кровать, перевести дыхание и собраться с мыслями. С одной стороны все складывалось удачно, а с другой были большие проблемы с совестью. Куда девать девочку, он не знал. И все его мысли как бы вернулся обратно на ту поляну, где он и убил медведя. Оставить ее здесь и тем самым пойти на убийство он однозначно не мог. Передать кому либо из людей у него не было физической возможности. Нарушить инструкции, забрав ее с собой, он не имел права. Если с разрешения «Совета», то пожалуйста, а по собственной инициативе нет. А ведь инициативы он и не проявлял, а был просто поставлен в безысходное положение. И что мне надо будет сказать «Совету», по поводу этого положения. То есть, кто меня в это положение поставил. Как мне им объяснить, что у меня есть совесть. Подобных ситуаций в нашем отделе еще не возникало, и то, что меня выкинут из него предварительно, облив грязью, это точно. Он еще долго предавался размышлениям о сложившейся ситуации , хотя давно знал, что будет делать.
Он довольно быстро научился управляться с лошадью, и она легкой трусцой побежала по нужному ему маршруту. Экипаж корабля не будет интересоваться лишним пассажиром на борту, так как это было не их дело, а вот по прибытии на базу ему достанется хорошо. Да еще и лошадь жалко, которую надо будет бросить на произвол судьбы.
На базе все произошло так как он и предполагал. Он был обвинен своим начальником во всех грехах и отправлен в «Верховный Совет» для определения его дальнейшей судьбы.
На территории «Верховного Совета» ему отвели отдельную комнату, больше напоминающую камеру для злостных штрафников. За час до рассмотрения дела к нему в комнату зашел человек в мундире «первого генерального советника». Передвигался советник как-то неуклюже. У него создалось впечатление, как будто советника собрали по частям после великой катастрофы. А вопрос, который тот задал, вообще привел его в замешательство
- Как вы поступите с девочкой? Отдадите ее на попечение «Совета» или захотите удочерить?
- Я и не думал над этим вопросом, но если бы мне разрешили, я бы скорее всего удочерил ее.
- Можете возвращаться на базу. Все права оформите у своего нового руководителя.
- Извините, я вас, что-то не совсем понимаю.
- В свое время – начал советник – вы оказали мне неоценимую услугу, спася мне жизнь, теперь вы спасли жизнь другому человеку. Мне очень неудобно перед вами, так как я не находил времени чтобы отблагодарить вас. Так что теперь принимайте свой отдел в свои руки, а за оформлением статуса зайдите к начальнику базы.

*****
Любовь Тимофеевна часто ходила на кладбище, на котором был похоронен ее дорогой Матвей, и по доброй воле ухаживала за соседними, сиротскими могилами,. приводя их в порядок. Но тут, подойдя, просто оторопела. На могиле Светки Лукошкиной и ее деда, лежала куча цветов. Оглянувшись по сторонам, она рядом никого не увидела, лишь обратила внимание, как в сторону выхода по дорожке идет светловолосый, рослый мужчина, ведя за руку девочку, лет десяти с длинными, светлыми волосами.


30.04.2010г Илья Семенов.







Комментарии

Ваш комментарий