1 0 2140

"Куда уплывают тучи". Глава 17-22. Проза: Повести: Гражданские

Глава семнадцатая.

Поселок Таежный.

Тане надоел глупый фильм, и она выключила телевизор. Комнату обуяла темнота, лишь белый снег за окном да фонарь слегка освещали квартиру.

Девочка не поднялась с дивана, а продолжала сидеть, подперев рукой подбородок. Они были дома вдвоем: Таня и ленивый кот. Бабушка с родителями ушли в гости.

Экспериментировать с физикой Марковой не хотелось. Она немного подумала, подошла к шкафу и вытащила оттуда коробку с искусственной елкой. Зажигать свет девочка не стала, а принялась в темноте собирать зеленую красавицу.

Ее напугал громкий телефонный звонок. Переведя дух, Таня поднялась с полу и схватила трубку.

На проводе был… О, боги! Эдгар Разумовский.

-Привет, - слегка севшим голосом проговорила Таня.

-Как дела? – помедлив, спросил красивый голос на том конце телефонного провода.

-Хорошо. А у тебя?

-Тоже… - Эдгар, казалось, задумался. – Я хотел спросить, что по урокам задано?

-Биология -  таблицу составить, алгебра – страница семьдесят девять, уравнения, - Таня все помнила наизусть. Она сама недавно закончила с выполнением домашнего задания. – Литература…

Эдгар делал вид, что старательно все записывает. На самом деле, в его дневнике аккуратным почерком были выведены задания по каждому предмету. Ему очень хотелось поговорить с девочкой, и более ловкого трюка Эдгар не придумал.

-Спасибо, - мальчик поблагодарил Таню, когда она закончила диктовать. – Чем занимаешься?

Ребята еще долго болтали: смешили друг друга и хохотали до упаду, словно были знакомы уже много лет. Хотя, надо сказать, Тане так и казалось.

***

На уроках в пятницу друзья сидели сами не свои. Больше всех волновался Женька – он то и дело вертелся, оборачивался то к Арсюше, то к Эдгару, делал им какие-то знаки и никак не мог сосредоточиться на математике. Татьяне Николаевне надоело такое поведение, и она вызвала Женьку к доске. Мальчик не учил вечером алгебру – слишком многое пришлось обдумывать. Однако Женька получил тройку, а не двойку – все-таки он умел изворачиваться и вовремя соображать.

В школе тремя районами дальше в параллельных классах сидели, отсчитывая минуты, Стас и Люба. Только девочка, глядя на часы, успевала еще записывать материал, а Стасу это казалось совершенно неразумным. Списав с доски две формулы, он довольным взглядом обвел весь класс и пригорюнился.

Какие заботы у этих ребят? Закончатся уроки, они побегут домой, где их поджидают вкусные обеды, приготовленные мамами или бабушками, телевизоры, компьютеры, лыжи, тусовки во дворах – беззаботные выходные, которые и должны быть у десятиклассников. Саша Смирнов сейчас, наверняка, пойдет в шахматный клуб, Валя Миронова - кормить своих кошек, лентяй Белоусинцев – лежать на диване в наушниках. И никто даже представить себе не может, каково сейчас Стасу Ильину с его проблемами в одинокой квартире, в которой можно ожидать теперь чего угодно.

 Стас вздохнул и провел рукой по лицу. Как же не хотелось ему ехать в Таежный! Еще вчера он горел желанием сесть в поезд, но, сейчас мальчика обуревало какое-то нехорошее предчувствие… Но какое? Что может поджидать ребят в глухом, далеком поселке на краю Севера? Стас помотал головой, отогнав непрошеные мысли.

«Все будет хорошо», - подумал он и улыбнулся.

Люба тоже была слегка напряжена. Она несколько раз проверила в уме, все ли вещи положила в небольшую дорожную сумку. Благо, родители отпустили ее «на дачу к Стасику».

Любина соседка по парте Алена с любопытством поглядывала на девочку. Та что-то затеяла, это верно, но спросить Алена боялась. В конце концов, списывать на контрольных соседке было гораздо нужнее и интереснее, чем влезать в чужие дела и злить тем самым Любу.

***

Пожилая женщина из соседнего дома, которую «подкупили» ребята, не заметила никаких следов «людей в этом районе» за целый день. Вечером слежка тоже не дала ровным счетом ничего. Бандиты не горели желанием проверять книгу. А может, они были в заброшенном доме ночью? 

«Надо пробить в милиции номер машины», - шепнул на ушко Эдгар Арсению. Темноволосый мальчик согласился: «Будем искать знакомых ментов».

В одиннадцать вечера поезд отошел от железнодорожного вокзала, все больше набирая ход и увозя троих друзей на Север. Эдгар и Арсюшка стояли на платформе и махали руками.

«Возвращайтесь с победой», - почему-то захотелось крикнуть Эдгару, но он вовремя прикусил язык.

-Скоро Новый год, - вдохнул морозный воздух Арсюша. – Через четыре дня.

-Да… - покачал головой Разумовский. – Пора заканчивать с этой историей.

Мальчики помолчали, затем пожали друг другу руки и разбежались по домам, договорившись, что Эдгар начинает слежку в девять утра. Несмотря ни на что, надо подстраховаться.

-Удачи на соревнованиях! - крикнул он Арсюшке. Тот кивнул, достал из кармана мобильный телефон и уже на ходу начал набирать номер Юли Соболевой. Он ужасно соскучился.

***

В семь утра сонные и не выспавшиеся, после проведенной ночи в сидячем вагоне на жестких скамейках, Женька, Люба и Стас вышли на станции «Деревки». Поезд постоял две минуты, а затем вновь двинулся в путь. Ему предстояла еще долгая дорога.

Ребята очутились посреди заснеженного поля. Декабрьская темнота еще не опала, но на небе уже поблескивал рассвет. Позади друзей шли дорожные пути, а впереди, у подножия холма и дальше расстилалась небольшая деревушка, где из-под шапок снега едва виднелись маленькие домики. В кое-каких избушках горели окна – деревенские жители привыкли вставать рано. Вокзала на станции не было, не считая маленькой будки, вокруг которой бродил заспанный постовой в форме, хмуро поглядывая на ребят.

Стас зевнул, закрывая перчаткой рот. Женька поежился и посмотрел через Любино плечо в карту, которую она только что раскрыла.

-Значит так, - сказала девочка. – Идти нам вдоль путей, здесь, - ткнула она пальцем, – повернуть направо и прямо вплоть до леса, обогнуть…

Девочка задумалась. Этак они до 31 декабря плестись будут.

-Подожди, - придумал Женька. – Давай у того товарища спросим, - и не дожидаясь ответа, он побежал по направлению к железнодорожнику.

Ребята не слышали, о чем они разговаривали. Однако, судя по довольному лицу Женьки, он понял, как им добраться до поселка Таежный.

-Я вас доведу, - с важным видом сказал мальчик, подбежав и выпустив пар изо рта. – Тут не очень далеко.

Друзья двинулись вниз по холму.

Идти, как оказалось, минут сорок. Когда впереди показались огоньки маленькой деревеньки, у Женьки оживленно забилось сердце.

-Ура! - радостно произнес он.

-Надеюсь, ты не ошибся, - облегченно выдохнув, сказала Люба.

-Достань фотографию, Люба, - попросил Стас. – Ту, которую ты в заброшенном доме нашла. По ней можно определить.

-Тридцать лет уже прошло, - покачала головой девочка, но открыла сумку и вынула оттуда фото.

Ребята шли по проселочной дороге, по бокам заваленной снегом. Снегопад в этом году не обошел никого, хорошо хоть в поселке чистят дороги.

«Значит, жилой, - подумалось Стасу. – И то ладно».

На улице значительно посветлело, стоял утренний морозец. Люба и Стас были тепло одеты, а вот Женька то и дело хлопал в ладоши перчатками. Девочка пообещала себе, что как только они войдут в помещение, она заставит мальчика натянуть на себя женскую кофту, которую предусмотрительная Люба положила в дорожную сумку.

«Ему не привыкать», - усмехнулась она, вспомнив про красный теткин пуховик, надетый на Женьке.

Друзья остановились перед кривой, ржавой вывеской «Таежный». Впереди виднелись крыши домов, прямо шла главная дорога поселка, которая потом сворачивала вправо, под откос. Хотя, похоже, других дорог тут не было – Таежный оказался небольшой глухой деревенькой.

В столь ранний час людей тоже не было видно. Люба посмотрела на фотографию, затем на ребят, вздохнула…

-Будем искать домишко? – покосилась она на Стаса.

Ильин кивнул.

-Как там ребята, мне интересно? – заговорил Женька, закуривая сигарету, пока они шли по дороге.

-Минздрав предупреждает... – не удержалась Люба, увидев, как Женька деловито прячет пачку «Парламента» в карман.

-У меня тяжелые будни, мне можно, - отмахнулся мальчик.

-Можно раком легким заболеть?

-Люба! – хором возмутились мальчики.

-Курение убивает, а сейчас в моде здоровый образ жизни, - как ни в чем не бывало отреагировала Люба. – А сигарета в шестнадцать лет творит такое зло...

Женька скорчил ей рожицу.

-Давайте лучше к нашей теме вернемся. Так как там ребята?

-А что? – пожал плечами Стас. – Арсюха на соревнованиях, а Эдгар дома, ждет звонка от бабули…

-Арсюшка всех раскулачит, это верно, а вот новенький…  Боюсь я за него, не случилось бы чего… Не в прятки играем.

-Все будет хорошо, - попыталась успокоить его Люба. – Он сообразительный, четко работает. У меня другой вопрос, - девочка прикусила губу, помолчала. Мальчишки с интересом посмотрели на нее. – Как же все-таки связан тайник в поселке с нашей историей? – почти шепотом спросила Люба.

Ребята переглянулись. Женька бросил окурок и топнул по нему ботинком.

-Да никак, - ответил Стасик. – Мы же ради истории, ради восстановления справедливости сюда добирались, - произнес он, широко размахивая руками.

-Ради драгоценностей, - подхватил Женька.

-И еще чего-то, чего дедушка в письме не указал, - почти неслышно пробурчала Люба. – Но мне интуиция подсказывает: неспроста это все… - устремляясь вперед, эту фразу ребята уже не услышали.

Дорогу свернула – ребята вместе с ней. Им до сих пор не попалось ни одного человека - дома безмолвствовали, хотя во многих светились окна. Уже совсем рассвело, и сон постепенно начал забываться.

-Наслаждайтесь тишиной, - философски заметил Стас и внезапно налетел на Женьку, резко остановившегося.

-Люба, - дрожащим голосом попросил Антонов, – посмотри на фото, мне кажется… - он замолчал, увидев расширенные глаза девочки.

Она не смогла ничего ответить, потому что сходство было разительным: холм, идущий под откос, запорошенная снегом водокачка, дом с проломленной крышей с левой стороны. Стас вздрогнул.

-А какой из этих домов наш? – ткнул он пальцем в старую фотографию.

-Надо думать, который ближе всех, - пожала плечами девочка. – Здесь он на переднем плане.

Друзья задумались. Дом не выглядел слишком заброшенным, впрочем, дорожки в нем расчищены не были, скособочившийся забор не говорил об аккуратности хозяев. Может быть, внутрь попасть труда не стоило, но как объяснить, что ребятам надо вскрыть тайник? Вряд ли жители Таежного разрешат им это проделать…

-Будем действовать по обстоятельствам, - свел брови к переносице Женька. – Пошли.

Стас едва смог открыть калитку, почти наполовину заваленную снегом. Друзья грустным взглядом обвели снежное поле, но выхода не было – пришлось идти.

Стас первым добрался до крыльца. Обернувшись, он посмотрел на ребят, переложил из руки в руку Любину сумку и робко постучал в дверь. Сзади подоспели остальные.

Несколько секунд они ждали. Дверь никто не открывал.

Стас постучал еще, на этот раз настойчивее. Дом безмолвствовал.

Женька прислонился ухом к двери, но ничего не услышал.

-Эй, - крикнул мальчик. – Есть здесь кто-нибудь?

Его голос эхом разнесся по округе.

-Может, нам не сюда? – спросила Люба, исподлобья поглядев на друзей. – Или они спят: время-то…

Стасик подергал дверную ручку.

-Жди халявы, - пробурчал Женька, и тут послышались шаги. Скрипнула половица.

Женька стих. Стас прислонил палец к губам, а Люба удивленно раскрыла глаза.

-Кто там? – прошамкали изнутри.

-Ээээ, - только и смог произнести Стас.

-Студенты-практиканты, - громко перебил его Женька. – Пришли проверять дом на пожарную безопасность.

Люба заулыбалась. Стас отвернулся, чтобы не рассмеяться.

-Чаго-чаго? – повторил голос снова, и дверь открылась.

На пороге возникла щупленькая древняя старушка в платке, закрывавшем весь лоб, в выцветшей кофте и длинной юбке, купленной, похоже, еще в начале двадцатого века. Серо-голубые живые глаза странно смотрелись на ее  почти не морщинистом лице с узкими, практически невидимыми губами, маленьким носом и впалыми щеками.

-Здравствуйте, - очумело произнес Стас.

Старушка кивнула и нахмурилась:

-А вы кто такие будете?

-Студенты-практиканты, - повторил с умным видом Женька. – Пришли проверить пожарную безопасность. Можно нам пройти?

Бабуля обалдело спросила:

-А чаго так рано?

-Учеба, - опять не растерялся Женька. – После вас еще пятьдесят домов надо осмотреть, и – на занятия. Жизнь тяжелая сейчас, - картинно вздохнул он.

-Чаго? – она опять потеряла слух.

-Жизнь, говорю, тяжелая сейчас, - наклонившись вперед, выкрикнул Женька.

-Да, что ты, милок, - замахала руками старушка. – Я ведь не глухая, все слышу. – А это ты верно сказал, - ожила вдруг она, - раньше не так все было, вот помню в сорок втором и то…

-Слушай и развлекай ее, - шепнул Женька Любе, и вошел без приглашения в дом. Остальные последовали за ним под бесконечный рассказ о военных годах.  

Женька тихонько вытащил из рук Любы письмо, где было указано точное расположение тайника.

-Может, чаем угостите, Софья Аркадьевна? – услышал Женька из комнаты, в которую он успел войти.

-Уже познакомились, - тихо сказал он Стасу, который неотступно следовал за ним.

-Ага, - кивнул тот, обозревая пространство.

В доме было три совершенно обычных комнаты. Советская мебель, фотографии на полках, вазочки, диван и две кровати, телевизор. Стас осмотрел каждую фотокарточку, но ничего общего с персонажами из письма или какими-то важными для них лицами, он не обнаружил.

-Стас, - пробормотал Женька, выходя из спальни. – Надо действовать. Тут сказано, тайник спрятан в половице между третьим и четвертым окном второй комнаты. Но здесь всего три окна.

 

Глава восемнадцатая.

Случайная встреча.

 

Эдгар проснулся от резкого звонка на мобильный телефон. Он простонал: половина восьмого. Кто звонит в такой ранний час в субботнее утро?

-Алло, - взял он трубку.

-Милый мой, - сказал голос. – В энтот двор какие-то люди тока что приехали. Не видать, хто и чаво там делают, но на машине, на машине…

Дальше можно было не продолжать. Выкрикнув «спасибо, с меня стольник», мальчик вскочил с кровати и бросился к шкафу. Молодец, бабуля, не подвела! Теперь только бы успеть в этот двор, благо, Эдгар живет неподалеку.

Кое-как напялив джинсы и свитер, он на цыпочках вышел в коридор, по пути заглянув в родительскую спальню. Папа уехал в командировку до понедельника, а мама спала крепким сном. По субботам она не встает раньше десяти, поэтому можно было спокойно убегать.

Разумовский закрыл дверь и бросился вниз по лестнице. На ходу застегивая куртку и натянув на лоб шапку, Эдгар втянул всей грудью морозный воздух и побежал через дворы.

Утро сегодня выдалось как нельзя удачное. На небе светило чуть яркое солнышко, но в декабре это было приятное зрелище. Стоял легкий морозец, заставивший застыть дороги, полные снега, который теперь  чудесно хрустел под ногами. Наконец, можно было не прятаться от бесконечных ветров и вьюги.

Эдгар пересек последнюю улицу, и впереди показались заброшенные дома. Мальчик сбавил шаг, и теперь старался идти неслышно, чтобы не попасться на глаза Серому или Косому. Он издали пытался узреть автомобиль бандитов, но его не было видно.

«Может бабке почудилось?», - пронеслось в голове у Эдгара, когда он спрятался на всякий случай за деревом. Мальчик боялся столкнуться лоб в лоб с бандитами.

Короткими перебежками Эдгар добрался до одного из домов. По словам Любы в прошлый раз автомобиль стоял за двумя березами. Сейчас мальчик приближался с другой стороны, но, ни типов, ни машины видно не было. Может, он опоздал? Эх, ну что им стоило приехать на часик попозже? Эдгар был бы уже тут.

Внезапно он на что-то налетел. Потирая ушибленную голову и подняв глаза, он увидел перед собой машину марки «Лада» синего цвета. Машинально сделав один шаг назад, Эдгар услышал где-то перед собой голоса и быстро ретировался за стену близко стоящего дома.

-Эй, - услышал мальчик мужской голос из-под машины. – Марк, посмотри-ка в этих развалюхах, может, там найдется лопата?

От высокого сугроба, находившегося неподалеку от автомобиля, отлетел мальчуган лет одиннадцати и бросился в подъезд дома, за которым прятался Эдгар.

-Нету, папа, - спустя две минуты, крикнул ребенок. – Можно палками, если хочешь.

-Тащи, - отец вылез из-под машины со стороны багажника.

-Черт, - пробормотал он. – Мало того, что застряли в этом старье, так еще и шина прокололась. Эх, надо было ехать нормальной дорогой.

Эдгар не знал, что ему делать: плакать или смеяться. Бабуля, конечно, молодец - следила в обе стороны. Вот только не тех выследила. По всей видимости, отец с сыном ехали коротким путем и застряли. После недельного снегопада не грех такому случиться. Разумовский вздохнул и вышел из-за дома.

-Вам помочь? – крикнул он, когда мужчина заметил его.

Через тридцать минут колеса вытащили из-под толстого слоя снега. Помогли и палки, которые нашел Марк в заброшенном доме.

-Не знаю, чем тебя отблагодарить, - словно извиняясь, произнес отец мальчугана, закуривая сигарету и предлагая сделать то же самое Эдгару. Разумовский отказался – он вел здоровый образ жизни. – Может, подвезти? – он кивком указал на салон.

-Спасибо, но я сам, - ответил Эдгар. Было бессмысленно возвращаться домой, и он решил начать слежку прямо сейчас.

-Зачем вы тут поехали? – спросил Разумовский у мужчины. – Проспект отремонтирован, а здесь двор заброшенный.

-Знаю, - покачал головой мужчина. – Захотелось молодость вспомнить, сыну Родину показать. Не здешние мы, а раньше я вон в том доме жил, - вытянутой рукой он показал на подъезд, в который еще недавно заходили ребята. В мозгу Эдгара блеснула смутная догадка.

- Забросили двор люди-то, - продолжал мужчина.

-Почему? – быстро перебил его Эдгар.

Он кинул окурок.

-Уехали, - пожал плечами мужчина. – В нашем доме крыша протекла, в другом - чуть ли не всей оравой водку пили, в остальных – молодежь в каменки съехала, старики поумирали… У каждого своя судьба.

Эдгар вздохнул: вот уж верно.

-Кстати, я не представился, Иван, - протянул руку новый знакомый. – Мой сын – Марк, - он притянул к себе мальчика.

-Эдгар, - машинально пожал руки и тому, и другому Разумовский. Иван стал что-то говорить про красивое необычное имя, про своих знакомых, названных в честь древних греков, – Эдгар слушал его в пол уха.

Иван. Ванечка, Ванюша. Сынок. Любимый мамой, уехавшей на Кубань с младшим сыном Андрюшей. Брат Антона, который неизвестным образом погиб. Ваня, служивший в «ненавистном, пропахнувшем гадкой войной Афганистане».

Много ли жило в том доме Иванов, примерно шестидесятых годов рождения, уехавших потом из города?

Эгар попытался вглядеться в его лицо. Мужчина сорока с лишним лет, с чуть поседевшими волосами, густыми бровями, носом-картошкой, карими глазами и широкими скулами. Марк был похож на отца цветом глаз, ртом и строением тела.

Иван замолчал. Вероятно, он договорил свою речь об именах. Эдгар сглотнул слюну и спросил, делая вид, что просто интересуется:

-Вы сказали, что нездешние. Откуда приехали, если не секрет?

-А что тут скрывать, - усмехнулся Иван. – С юга, с Кубани. Город Краснодар.

Эдгар почувствовал, как начинает болеть живот от волнения.

-А ты отсюда? – осмелел вдруг до этого молчавший Марк.

-Я? – от неожиданности переспросил тот. Внезапно он сообразил, как ответить. Тревожно вглядываясь в лица отца и сына, мальчик спокойно сказал:

-Из области. Поселок Таежный.

Ожидаемой реакции не произошло. Иван не изменился в лице. Марк пожал плечами.

-Аааа, - протянул Иван. – Не знаю такого.

«И письма не читал», - пронеслось в голове у Эдгара.

-Тридцать с лишним лет я тут не был, представляешь? – вздохнул отец, обнимая сына. -  С войны сразу на Кубань поехал.

-Вы служили?- притворился удивленным Эдгар.

Иван кивнул.

-Военным летчиком. Мать с братишкой уехали, а я в Афгане был. Повестка пришла о смерти матери, не дожила она, - помрачнел Иван. – Вот я к брату поехал сразу, вырвал буквально из рук органов опеки бумажку. В детском доме уже одной ногой Андрюшка стоял.

-Вот так история, - посочувствовал Эдгар. – И вы решили там остаться?

 -Ну, - опять кивнул Ваня. – Андрей в школу ходил, родственников мы всех лишились, зато собственный дом с садом был. Здесь жить уже невозможно было – затопило. Так и остались там.

-Папа, - дернул его за руку Марк. – Поехали, ты кафе обещал.

-Ах, да, - усмехнулся мужчина. – Давай, - он протянул Эдгару руку. – Может, увидимся еще. Мы в гостинице «Двина» остановились. Второго января уезжаем.

Они уехали. Эдгар посмотрел на номер с цифрами чужого региона и машинально запомнил его: 457 ВУ.

Мальчик остался один в заброшенном дворе. Ранним утром здесь было совершенно не страшно: просто одинокий безлюдный двор. Эдгар сбегал в соседний район, отдал очень довольной старушке обещанные сто рублей и разрешил ей в ближайшие пять часов отдохнуть. Вспомнив, что еще не завтракал, мальчик забрел в ближайший, только что открывшийся ларек, купил пирожок с сыром и пачку сока и по дороге умял еду. Когда он вернулся, то ни машины, ни бандитов до сих пор не было.

Эдгар зашел в сарай, где когда-то пряталась Люба и сел на сломанный табурет. Его черной куртке следы грязи не грозили, а сейчас Разумовскому было необходимо все обдумать в спокойной обстановке.

Значит, «Ваня из письма» и брат Андрюшка живы. В Таежном он не был, драгоценности не забирал и вообще, похоже, не проверял тайник. Заходил ли он в квартиру? Судя по всему нет. Не до того им с Марком было.

Эдгар нащупал мобильный телефон в кармане, и, вытащив его, решил набрать номер Женьки. Как проходит поиск документов? К тому же, Эдгару есть, что рассказать однокласснику.

Женькин телефон был отключен. Вероятно, в Таежном не ловит мобильная связь. Мальчик пожал плечами и сунул телефон в карман.

Шорох колес по твердому насту снега и гул двигателя заставили мальчика вскочить из табуретки. Из разбитого окна сарая он увидел, как навстречу к нему издали приближается черный джип. Эдгар быстро присел и начал судорожно соображать, где ему спрятаться.

Разумовский выбежал из развалюхи и забежал за стену сарая. Джип находился еще довольно далеко, и бандиты вряд ли сумели его увидеть. Зато он сможет услышать и увидеть, как они будут кричать от злости. Эдгар ухмыльнулся: и если что, смотаться оттуда.

В этот раз машина остановилась не в том месте, на которое указывала Люба, а в более укромном. Разумовский притаился.

Из салона вылезли двое. Те самые, которых тогда он видел около входа в фирму отца.

 

Глава девятнадцатая.

Клетка соображает.

-Женька, - дрожащим голосом позвал друга Стас. – Это не вторая комната. Глянь сюда.

Антонов резко обернулся и увидел, как Ильин проводит рукой за стенкой платяного шкафа. Женька быстро подошел.

-Я нащупал ее, точно, - с горящими глазами поведал Стас. – Сам потрогай.

Женька протянул руку за шкаф и пытался заглянуть туда. Перед глазами мелькнула металлическая ручка.

Стас облизал сухие от волнения губы.

Женька прислушался: Люба по-прежнему болтала о чем-то со старушкой.

-Значит так, - шепнул он. – Двигаем изо всех сил шкаф и входим в комнату. Сто пудов тайник в ней, иначе, зачем им закрывать комнату?

-Женька, а вдруг бабка услышит? – возразил Стасик. – Или дверь окажется запертой на замок?

Мальчик почесал затылок. Об этом не подумал.

-Действуем очень тихо, а дальше будет видно.

Ребятам удалось сдвинуть с места шкаф, благо, он был не очень тяжелый. Обошлось и без лишнего шума, к тому же двигать далеко не пришлось: худенькие мальчишки быстро пролезли в небольшую щель.

Дверь, естественно, оказалась закрытой.

Недолго думая, Женька нашел выход:

-Стас, поищи в комодах шпильку.

Друг бросился к тумбе. Шпилька вскоре была найдена. Стас стоял рядом и, дыша от волнения, следил за действиями Женьки. Тот вставил шпильку в замочную скважину и уже собирался повернуть, как внезапно оба подпрыгнули от скрипа половицы позади себя. Ребята в страхе обернулись – их было прекрасно видно из-за шкафа – и перевели дух. В комнату вошла Люба.

-Бабка сказала, до соседки дойдет, - удивленно взирая на них, произнесла девочка. – А вы тоже, молодцы, - помрачнела она. – «Пожарную безопасность» уже больше получаса в двух комнатах проверяете. Хорошо, старушка разговорчивая попалась, ничего не замечает. Кстати, что вы там делаете?

Стас на всякий случай прижал палец к губам и рукой поманил девочку к себе. Люба втиснулась за шкаф, а Женька аккуратно повернул шпильку. Замок повернулся. Дверь была открыта.

Затаив дыхание, ребята распахнули ее. Впереди была жуткая темнота, расстилающаяся далеко вперед, а сразу от двери вниз вела узенькая лестница.

Женька пожал плечами:

-Похоже, это подвал. Я достаю фонарь, а вы включайте телефоны.

Стас нетерпеливо толкнул его сзади:

-Пошли уже скорей.

Женька первым осторожно двинулся вниз. Им не пришлось долго спускаться – вскоре ребята оказались в небольшом помещении, очень похожем на предыдущие комнаты. Вдоль одной из стен – болгарская мебель, знаменитая в свое время; посередине – стол и четыре стула вокруг, в углу старый советский телевизор, накрытый тряпкой, рядом с ним – неработающий холодильник марки «Минск». Отличали комнату только серая пыль, вьющаяся колбасками, и невесть зачем заколоченные четыре окна.

***

Эдгар едва сдержался от восторга, выплескивавшегося наружу, когда услышал дикий  выкрик Клетки.

-Что такое? – нетерпеливо спросил Серый. Он только подбирался к тумбе, когда его напарник уже стоял перед открытым ящиком с разинутым ртом.

-Ее нет, - сипло произнес Клетка.

-Кого? Да кого же? – но тут он сам увидел, что книга пропала.

Эдгар посмеивался, слыша, как бандиты мутузят друг друга. Это продолжалось недолго. В конце концов, типы оправились и даже пожали друг другу руки, затем последовал разговор, который никак не понравился мальчику.

-Кто, по-твоему, взял антиквариат? – спросил Серый Клетку, закуривая сигарету. Они вышли на улицу, и теперь стояли в метре от похолодевшего от страха Эдгара.

-Тьфу, если бы я знал, - Клетка яростно растаптывал каблуком ботинка снег. – Может, бомжи нашли?

-Вряд ли, - Серый вытер губы рукавом куртки. – Если только любопытная мелкота ползала здесь, - и тут он остановился.

Клетка поднял голову. В его красных глазах мелькнул огонек.

-Дети… - медленно произнес он. – Ты тоже так считаешь?

Серый гневно кинул окурок и заходил вокруг. Эдгар сделал шаг назад.

-Здесь реально были эти сопляки! – воскликнул Клетка. – Они нас выследили. Ты понимаешь, они нас, а не наоборот!!

-Подожди, - нахмурился Серый. – Не делай спешных выводов, Клетка. Давай подумаем лучше, если мальчишки нас видели, куда они могли девать книженцию?

-Себе забрали, ясен пень, - буркнул Клетка.

-Если так, то нам ничего не стоит забрать ее обратно, - поднял вверх палей Серый. – Вместе с мальчишкой…

-Так поехали! – подпрыгнул от нетерпения Клетка.

-… но ведь они тоже не дураки! – как ни в чем не бывало, продолжал Серый.- И думаю, попросту перепрятали антиквариат.

-Куда? – спросил Клетка.

-А вот это уже вопрос…

-Мы не можем объехать весь город! – всплеснул руками друг.

-Думай, Клеточка, думай, куда они могли ее убрать? – занервничал Серый.

-Может, к этому, второму… - почесал затылок напарник.

-Полагаешь, детей только двое? – нахмурил брови Серый. – Мне кажется, дальше этого двора книжонка не ушла…

-Домов-то тут много, - пригорюнился Клетка.

Минуту они провели в молчании. Серый покусывал от нетерпения губы. Эдгар старался не дышать.

-Слушай! – внезапно вскрикнул Клетка. Эдгар вздрогнул.

Серый внимательно смотрел на него, не мигая.

-П-помнишь, - заикаясь, произнес Клетка. Никогда он так еще не волновался. – Историю рассказывал тебе. Пьяный мужик, которого еще лет пять назад я встретил в этом дворе (он тогда еще жилой был более-менее), пальцем мне на дом показывал, все про какой-то тайник говорил.  Я не поверил тогда, думал, бредятину несет. Алкаш даже рассказал, как квартиру найти, и говорил про какое-то стихотворение… Прочитать надо и откроется, что ли… Книга в середине, Эдуарда какого-то…Тьфу, - перевел дух Клетка. Он стал весь красным, а на лбу выступили пятна от пота.

-Ты гений, - прошептал Серый с горящими глазами. – Вот только, неужели дети догадались?

-Главное, открыть, - дрожащим голосом сказал Клетка. – Вдруг они тоже знали о нем.

-Куда идти? – опять нахмурился Серый.

Клетка указал дорогу.

Эдгар стоял ни жив ни мертв.

 

Глава двадцатая.

Что делать?

 

-Зачем они заколотили окна? – шепотом задал вопрос Стас.

-Лучше спроси, зачем закрыли дверь шкафом? – ответила Люба.

-Вдруг бабка знает про тайник? – испуганно оглянулся на них Женька. – Кстати, она нас еще не ищет?

-Сказала, что вернется через полчаса, - пожала плечами девочка. – Двигаем быстрее к четвертому окну, я полагаю, это оно.

Женька посветил фонариком туда, где было указано место тайника в письме. Ребята присели на корточки.

-Значит так, - твердо сказал Антонов. – Стас, быстро отрываем доску. Люба, иди наверх и как только бабка появится, сразу отвлеки ее. Похоже, она не шибко сообразительная, раз оставила нас одних в доме. Главное, не пускай ее в комнату.

Люба кивнула. Она поднялась по лестнице и вышла в комнату. Отсюда ребят даже не было слышно, хотя тайник находился не так уж далеко. Люба обошла дом, удостоверилась, что старушка еще не вернулась.

«Тем лучше», - подумала девочка и присела на диван.

В доме, впрочем, как и во всем поселке стояла необыкновенная тишина. За окном уже совсем рассвело, и Люба увидела снежное поле, расстилающееся перед ней, и калитку, через которую они недавно входили во двор. Еще дальше возлежал под белым покровом луг, а за ним блестел макушками елей хвойный лес. Опять Люба удивилась тому, что дорожка от крыльца до калитки оказалась совершенно нерасчищенной. Даже если помогать бабушке некому, так она что, из дома несколько дней не выходит? А сейчас вдруг неожиданно ушла к соседке? Это все девочке не понравилось, но она подумала, что, возможно, во дворе есть еще один выход.

Она наслаждалась прекрасным пейзажем и удивительным декабрьским солнышком, а Стас с Женькой все еще не вылезали из подвала. Внезапно (или Любе показалось?) за окном мелькнуло злорадно ухмыляющееся лицо Софьи Аркадьевны. Люба вздрогнула и помотала головой. Скорее всего, почудилось. На всякий случай она подошла поближе и уверила себя, что вблизи дома никого нет.

Ух, ты, как же высоко от земли сделаны в этом доме окна! Даже не выпрыгнешь – ноги переломаешь. Наверное, поэтому, столько лестниц. И рамы слишком узкие, и задвижки крепкие. Похоже, ручная работа, и явно не нашего века… Да уж, грабителям сюда не пролезть - не вылезти. Окна разбивать не стоит – человек среднего телосложения ни за что в них не войдет, а если ему повезет, то прыгать слишком рискованно. Как со второго этажа.

При мысли о ворах Люба вздрогнула: они сами, по сути, таковыми и являлись.

От нечего делать, девочка решила выйти на улицу. Заодно – встретить старушку. Однако входная дверь оказалась запертой. Люба подергала ее, но тщетно. Наверное, Софья Аркадьевна остерегалась краж. Девочка пожала плечами и вернулась в кухню.  

В душу закралось нехорошее предчувствие. Поскорее бы уж пришла эта бабка, и мальчишки вылезли. Интересно, поместятся ли немыслимые богатства в дорожную сумку? Девочка решила, что они возьмут самое необходимое.

Люба отошла от окна и тут почувствовала какой-то неприятный запах. Вместе с ним тишину нарушило легкое потрескивание. Девочка принюхалась: в воздухе пахло чем-то горелым.

Люба опять заглянула в окно. Небольшое разгорающееся пламя оставляло черные следы у самого подножия дома. Потихоньку загорались деревянные стены. В окнах соседней комнаты была та же картина.

Огонь разгорался с неимоверной скоростью. С еще большей быстротой заметались мысли в Любиной голове.

Женька со Стасом едва отковыряли от пола доску, как услышали дикий крик сверху: «Горим!!». Мальчики вскочили и бросились вверх по лестнице. Люба тем временем пыталась выломать входную дверь, но даже с помощью ребят ей это не удалось.

-Что, что нам делать? – в панике крикнул Стас Ильин. Его лицо было белым от ужаса.

-Быстро открываем окна! – принялся командовать Женька.

-Нельзя! - с отчаянием в голосе перебила его Люба. – Они слишком высоки, к тому же узки, нам их не сломать! А даже если будем прыгать, то разобьемся!

-Черт! – рвал на себе волосы Стас. – Да мы задохнемся скорее, чем эта громадина рухнет!

-Господи, да нас подожгли! – выдохнула Люба, поймав себя на простой, ясной, как день, мысли. – Эта Софья Аркадьевна оказалась не такой уж милой старушкой!

-Делайте же вы что-нибудь! Потом разберемся! – бесновался на кухне Женька, распахивая подряд все шкафы. – Да тут даже ни одной сковородки нет!

-Стой! – внезапно завопил Стас. – Если ты сломаешь окно, запах станет еще сильнее. Если мы не спрыгнем, то…

Мальчик вдруг резко переменился в лице.

-… сдохнем, - мрачно договорил до него Женька. – Но надо как-то выбираться отсюда!

-Ждите меня здесь! – неожиданная мысль пришла в голову Стасу. Он бросился в комнаты.

Люба с Женькой пытались найти место – хотя бы крошечный уголок в этом домище, который помог бы им выбраться наружу. Как-никак, а надежда умирает последней. Дом трещал по всем швам, запах гари был все сильнее.

Стас протиснулся между стеной и шкафом и сбежал вниз по лестнице. Он даже не стал включать телефон, на ощупь добрался до места тайника.

Пол в этой комнате был выложен широкими досками, и худенький Стас легко помещался на одной из них.

Мальчик с силой дернул доску и, нечаянно споткнувшись, упал в черную, зиявшую дыру из-под доски в полу комнаты.

Глава двадцать первая.

Тайник Якова Иосифовича.

Собственное решение не очень-то понравилось Эдгару – слишком много в нем было риска – но помощи ждать было неоткуда. Перебежками, на ватных ногах, между сараями и кучами наваленных досок, Эдгар добрался до дома раньше бандитов. Как бы хотелось мальчику, чтобы сейчас был вечер! В темноте его бы вряд ли заметили. При дневном свете приходилось остерегаться.

Эдгар спрятался за стеной дома, где находился тайник. До входной двери было чуть меньше полуметра – шагнуть и все. Труда бы это не составило, но бандиты упорно двигались вперед, и легко заметили бы мальчика. Время поджимало, совсем скоро они войдут в подъезд, а Эдгару во что бы то ни стало надо завладеть книгой! К тому же, на раскрытие тайника требуется время, учитывая то, что выезжает он с диким скрипом.

Словно провидение вмешалось. Клетка споткнулся невесть обо что и грохнулся оземь. Серый быстро перевел на него взгляд. Этой секунды мальчику хватило, чтобы вбежать в подъезд. Он бросился вверх по лестнице.

Влетев в квартиру, мальчику пришло в голову закрыть ее изнутри, но замки здесь отсутствовали напрочь.

Благо, сборник Эдуарда Багрицкого сразу попался ему на глаза. Страницу он запомнил и скороговоркой прочел стихотворение. Тайник раскрылся, когда подъездную тишину нарушили бандитские голоса. Эдгар схватил антиквариат и задвинул нишу обратно, заодно пихнув за пазуху сборник стихов.

Времени на раздумья не было: Серый и Клетка стояли на лестничной площадке, размышляя, в какую квартиру им войти. Эдгар бросился под пыльную кровать, когда дернулась дверная ручка, и он услышал радостный возглас Серого.

***

Стас недолго летел, хотя ему казалось, что целую вечность. Он приземлился и тут же наткнулся грудью на что-то острое. Мальчик закашлялся и, открыв глаза, ничего не увидел. Вокруг было темно, и стоял жуткий холод. Даже в теплой куртке Стас Ильин продрог. Он нащупал в кармане джинсов телефон и, посветив им, узрел узкую комнатку, размером походившую на гроб, заваленную книгами, какими-то коробочками, пыльными пачками документов. На одну из таких «ценностей» и налетел Стас. Конечно, это был тайник, о котором писала в письме мать Вани и Андрюши. Наконец, он попал в него.

Но разглядывать драгоценности времени не было. Стас посветил телефоном вперед и чуть не застонал от счастья: небольшая по ширине коморка компенсировала свои размеры длиной – вперед простилался туннель, конца которому не было видно. Сейчас он был важнее всех ценностей на свете. Речь шла о жизни друзей, и, вспомнив о том, что они в опасности, Стасик почувствовал, как разливается страх по его телу.

Лежа на животе, Ильин пополз в черный туннель, стараясь не поддаваться страху. Далеко позади оставались книжки и коробочки. Ильин пытался ползти как можно быстрее: нужно во что бы то ни стало спасти из горящего дома ребят. От низкой температуры телефон покрывался инеем и попискивал с предупреждением: «Зарядите батарею».  Внезапно рука мальчика больно стукнулась обо что-то. Перед собой Стас увидел стену.  Это был конец туннеля.

Стас не унывал: он вспомнил, как читал в старых книгах о том, что тайники выводили героев на свободу. И был заранее уверен: туннель поможет спастись. Стас потрогал пальцем земляной потолок, но ничего не нащупал. Рукой мальчик принялся откапывать его, в то же время сжимаясь от страха, что вот-вот потолок обвалится. Однако вскоре он наткнулся на что-то твердое. Устроив настоящие раскопки, Стас увидел сверху широкую доску, но гораздо уже и старее той, которая была в подвале. Облокотившись о доску, мальчик попытался привстать. Тут хлипкая деревяшка с треском проломилась, и на него посыпались опилки. Стас увидел кусочек солнышка и белый снег в дырке.

Разломать остатки доски не составило труда, и, выбравшись по пояс из туннеля, мальчик понял, что находится на мосточках вблизи главной дороги поселка.  Где-то совсем рядом бушевал черным дымом пожар.

***

-Ну? - спросил Серый Клетку, радостно потирая руки, когда они подошли к стеллажу. – Где твой Эдуард?

-Сейчас… - прищурившись, Клетка проходил указательным пальцем по обложкам книг.

-Быстрее, - поторапливал его Серый.

Терпение Клетки закончилось. Эдгар зажмурил глаза, с дрожью слушая, как с грохотом падают на пол книги, которые кидает из шкафа тип в куртке. Клетка тут же расшвыривал их ногами в разные стороны, пытаясь найти нужную. Но загадочного «Эдуарда» среди них не было.

Серый схватился за голову.

-Может автора по-другому зовут? – с перекошенным лицом он схватил Клетку за шкирку, как котенка.

-Нет, - оттолкнул его соратник. – Там еще строчки из стихотворения должны быть.

-Дурак, - отчеканил Серый. – Ты что же, всю книгу читать собрался? – последнюю фразу он выкрикнул.

-Если найду, то буду, - дернул плечом Клетка.

-Может, дети не знали вовсе о тайнике… Что тогда? – Серый заходил по комнате взад-вперед. Он не знал, что делать.

-Я убью мальчишку, - внезапно прошипел Серый. Эдгару почудилось, как ледяная рука крепко сжала его сердце. – Убью…

Клетка вжался в угол. Эдгар едва дышал.  Он не мог оправиться после этого страшного слова, произнесенного Серым с такой ненавистью, с такой злостью, с такой отчетливостью… Что же должен был натворить Стас Ильин? За что ему такая участь? В комнате воцарилась жуткая тишина.

-Здесь ее нет, - крякнул Клетка, кинув последнюю книгу на пол. Рваный «Тимур и его команда» с тяжелым стуком раскрылся на двадцатой странице.

Серый выругался.

-Уходим, - внезапно резко повернулся он так, что Эдгар смог увидеть его хищный взгляд. – Плевать, у меня есть план.

Эдгар смог перевести дух только, когда услышал с улицы рев мотора и шелест машины по гладкому насту снега.

Глава двадцать вторая.

Спасение.

-Бегом в тайник, там по туннелю, и вы на улице, - скороговоркой прокричал Стас в трубку Женьки. Тот отключился.

Ситуация в доме складывалась критическая. Ребята отчаянно пытались найти выход, но все было плотно закрыто. Похоже, что даже соринка не могла проникнуть в старинный особняк. К тому же, друзья волновались, куда пропал Стас.

Пожар тем временем разгорался. Запах стал невыносимым, и Женька с Любой начали усердно кашлять. Стояла невыносимая духота - огонь добирался до ребят.

Женька протиснул Любу между стенкой и шкафом, следом влез сам. Около тайника девочка остановилась.

-Что там? – звонко спросила она. – Ничего не видно.

-Кажется, там есть лестница, - Женька нащупал ногой ступеньку и полез первым, держа Любу за руку и ведя за собой.

Увидев море драгоценностей, ребята ахнули.

-Женька, да тут…

-Не сейчас, - оборвал Любу друг. Он уже посветил фонарем и увидел длинный туннель перед собой. Через несколько минут черные от сажа и пыли ребята, в грязной одежде, но жутко довольные, обнимали Стаса Ильина.

-Как ты только догадался, Стасик! – Женька радостно тряс за плечи Ильина.

Стас довольно улыбнулся. Мол, смотрите больше фильмов.

-Ты не представляешь, как мы тебе благодарны, - прошептала Люба на ушко мальчику. Она делала это нарочито тихо, чтобы рядом стоящий рядом Женька не услышал.

-Спасибо тому, кто придумал тайник и мобильники! - Стас прижал ее к себе, и оба секунду слушали, как бьются в унисон их сердца.

-Эй, - позвал вдруг Женька. – Смотрите, сколько народу к дому валит.

И вправду: поселок Таежный наконец-то проснулся. Однако бдительный Женька не дал друзьям насладиться собственной свободой.

-Бежим, - резко выдохнул он, словно вспомнил нечто важное. – Вдруг эта бабка наблюдает. К тому же, неохота, чтобы нас жители увидели.

Ребята помчались в сторону леса.  Когда поселок остался позади, Женька поднял руку вверх, подав знак, что здесь можно передохнуть.

Тяжело дыша, Стас присел на корточки. Люба последовала его примеру, а Женька вытащил сигареты.

-Как ты можешь сейчас курить? – удивилась девочка.

-Нервничаю, вот и могу, - Женька сплюнул.

-Зачем ей понадобилось нас поджигать? – посмотрел на друзей Ильин.

-Может, она нас с кем-то перепутала? – предположила Люба.

-Я так не думаю, - очень серьезно ответил Женька. – Поджог был намеренный, и в этом я уверен.

-Да? – подскочил на месте Стасик. – А вдруг нас не бабка подожгла? Вдруг все вообще произошло случайно?

-Случайно? – подняла вверх брови Люба. – По-твоему, старуха закрывает дверь, уходит якобы в гости, потом ее лицо появляется в окне и…

-Стоп! – громко перебил ее Женька. – Насчет лица в окне ты ничего не говорила!

-Не успела, - опустила глаза девочка. – Пока вы пытались открыть тайник, я сидела на кухне и мельком увидела в окне злющую-презлющую Софью Аркадьевну. Подумала, что померещилось. Я пошла в коридор, где дверь оказалась закрытой. Я вернулась на кухню, еще раз взглянула в окно и увидела, как горят стены дома.

-Это точно поджог, - покачал головой Стас.

Женька с невозмутимым видом смаковал сигарету.

-Между прочим, тайник мы так и не осмотрели, - Ильин зло покосился на друга. Стаса раздражал его слишком спокойный вид.

-Если мы и можем получить какую-то пользу от тайника, так только денежную, - вздохнула Люба. – Это, конечно, неплохо, но для нашего расследования не подходит. Кстати, помните, мама Вани писала: в тайнике есть «что-то еще, но что, дедушка не сказал». Что же имелось в виду, помимо драгоценностей и книг?

-Туннель, - отозвался Женька.

-Ты думаешь? – задумалась девочка.

-А вдруг…

-Для нас это было самым главным, Стас, - перебил его Женька, покачав головой. – Как бы там ни было, в тайнике больше делать нечего. Драгоценности не наша забота. Туннель спас нам жизнь, и мне думается, кто-то знал о нашем посещении дома, и поджог был умышленным.

Стас и Люба переглянулись.

-Бабка сразу меня насторожила! – воскликнула Серебрина. – Одну фразу пришлось ей раз пять повторить, а на другую она сразу откликнулась, хотя я нарочито сказала тихо.

-Выходит, либо она сама хотела уничтожить нас, либо... – Стас замолк.

Женька пожал плечами:

-Либо этот самый кто-то ее нанял, - закончил друг. – Одно неясно: зачем мы ей были нужны?

-Ребят, - тихо спросил Ильин после минутного молчания. – Поджог связан с той историей, в которую мы вляпались, или мне кажется?

-И мне так кажется, - опустила голову Люба. Оба посмотрели на Женьку.

-Да, - кивнул тот. – Хотя история становится все более странной. К примеру, зачем закрывать комнату-подвал шкафом? Чтобы никто не трогал тайник? К чему поджигать дом?

Люба ахнула:

-Женька, так тайник ведь остался в целости и сохранности! Дом разрушен, мы «сгорели в огне», в один прекрасный день бабка спокойно приходит и забирает все драгоценности. Вполне возможно, пожарные кого-нибудь из нас (хорошо, что мы остались живы!) приняли бы за погибшую в огне старуху. После такого пожара человек сам на себя не будет похож! Бабки как бы больше нет, и она спокойно покидает Таежный, уезжая, допустим, в Москву, где и живет себе припеваючи, сдав в ломбард драгоценности.

-Ты такая умная, - восхищенно прошептал Стасик. – Я в этом еще раз убедился. Осталось разобраться с одним: почему она решила нас поджечь?

Женька покачал головой.

-В поезде поговорим. А пока, идем на перрон, там спокойнее как-то. К тому же, кушать жуть как хочется, - он похлопал себя по животу.

-Точно, - подхватил Стас. – Люба, в сумочке еще осталась еда? – залебезил мальчик.

Люба хмыкнула.

-Знала, что вы голодные будете, запаслась, - ответила девочка. – Только у меня есть другое предложение: чем до вечера ошиваться на вокзале, поехали домой двумя поездами. К ночи будем в городе.

-На перроне все разузнаем, - сдвинул брови Женька.

Ребята собрались двигаться в путь, но тут Стас резко остановился.

-Не лучше ли будет, забрать весь «тайник» и увезти его с собой, пока бабка не подоспела туда? – посмотрел он на ребят.

Люба пожала плечами.

-К чему нам все это?

-Вы - дураки! - в сердцах воскликнул светловолосый мальчик. – Мало того, что старуха нас подожгла, так мы еще и драгоценности ей просто так отдадим? Получается, она выходит сухой из воды? Помнишь, Люба, ты говорила, что тебе интуиция подсказывает: «в этом доме кроется разгадка нашей истории»?

 Люба потупила взгляд.

-Честно сказать, мне до сих пор так кажется…

-Тем более! – выкрикнул Стас. Женька прижал палец к губам.

-Это опасно, брат, - похлопал он по плечу мальчика. – Тайник не горит, это мы поняли. Но нарываться на саму старуху что-то не хочется.

-Женька, она одна, а нас трое! – отпихнул друга Ильин. – Совершенно глупо уходить сейчас, не забрав с собой все драгоценности, - Стас обиженно скрестил руки на груди.

-Пожалуй, он прав, Женя, - тихо отозвалась Люба. - В конце концов, нас никто не увидит - выход из тайника находится далеко от дома. В Архангельске мы подумаем, что делать с этими вещами.

Стас утвердительно кивнул головой.

-Ладно, - нехотя согласился Женька. – Ерундой вы страдаете, но я с вами. Только идем очень тихо и незаметно.

Тихо идти не пришлось. Все жители поселка собрались возле сгоревшего дома. Несколько мужчин обливали его водой из ближайшей колонки. На глаза ребятам никто не попался.

-Вдруг бабка спряталась в одном из домов и следит за нами? – шепотом спросил Стасик.

-Пусть следит, сам же сказал: она одна, а нас трое, - грубовато ответил Женька. Он все еще не мог простить ребятам глупой, на его взгляд, выходки.

У разломанных досок они остановились.

-Я первый, - гордо вздохнул Стас.

-Ну, тебя, герой! - оттолкнул его Женька и влез в дыру, прихватив с собой дорожную сумку. Он привык оберегать Стаса еще с лагеря. Ильин нахмурил брови и уступил место Любе. Быть в середине – самое безопасное место. Как только Стас очутился под землей, Женька махнул рукой, что означало «ползем».

 Женька чертыхнулся, вспомнив, что положил фонарь в дорожную сумку. Теперь его некогда было искать. Мальчик вынул из кармана телефон и увидел черный экран. Батарея села от холода.

Благо, где-то сзади пыхтел с включенным мобильником Стас. Женька полз практически на ощупь, но просить телефон Ильина, не было времени: в любую минуту могли обрушиться доски в комнате-подвале. А задыхаться от огня и ползать среди развалин ему никак не улыбалось. Следовало торопиться.

Впереди себя Женька услышал легкий шорох.

«Пожар добрался», - мрачно подумал мальчик и попытался вглядеться в черноту впереди себя. Но ничего увидеть он не смог. Они должны скоро приползти, и Женька был готов в любую секунду повернуть друзей назад, заметь он признаки пожара.

Шорох впереди становился все слышнее, и Женька недоумевал, что же там происходит. Вдруг он наткнулся на острый уголок книги, и шуршание резко прекратилось. Следом за Женькой остановились ребята.

Стас вытянул руку, чтобы посветить, и случайно выронил телефон. Полная темнота обуяла ребят, запах дыма вбивался им в ноздри, где-то сверху слышался треск. И тут шорох возобновился вновь: только теперь к нему прибавился звук быстрых шагов по лестнице.

Ребята насторожились. Ильин тем временем поднял-таки мобильник и посветил им вперед. Первым ахнул Женька: нечто темно-серое, порядком серебристое сидело на лестнице, ведущей в тайник, и отчаянно пыталось найти выход.



Комментарии

Ваш комментарий


NEO Автор произведения 04.09.2011

Будет-будет))придет разгадка))

NEO Автор произведения 04.09.2011

Будет-будет))придет разгадка))

Laus Deo 03.09.2011

Когда же ребята поймают эту серую вредину?? И когда же разгадка???