1 0 2418

"Куда уплывают тучи". Глава 28-32. Проза: Повести: Гражданские

Глава двадцать восьмая.

Ночные похождения.

 

Посередине ночи Женька проснулся. Он потянулся и, случайно задев рукой ножку стула, от неожиданности и боли ойкнул. Мальчик присел. Все-таки не очень удобно спать на полу, хоть и на мягком матраце. В квартире больше не осталось места, ведь приехала тетя из Оренбурга, молодецкий храп которой (вперемешку с папиным, доносившимся из спальни) раздавался сейчас с дивана, стоявшего в гостиной.

 На Женькином диване мирно посапывал Стас, раскидав во сне руки и склонив голову на бок. Женька посмотрел на часы: три утра. Странно, что он проснулся в такое время.

Мальчик поднялся на ноги и прошел на кухню. Попив из стакана воды и сполоснув кружку, он посмотрел в окно. Тихий, темный архангельский дворик.

«Хорошо, хоть метель не бушует», - подумалось Женьке. Он зевнул, прошел в свою комнату и снова лег.

Сна не было ни в одном глазу. Женька перевернулся на левый бок и почувствовал внутри себя непонятное чувство, похожее на смесь тревоги и жажды чего-то. Что-то так и подмывало мальчика вскочить и бежать на край света…

Нет, не на край света.

«Только на секундочку… Только заглянуть и все…», - проносилось в голове у Женьки. Он снова сел и покусал губы.

«Я ведь только на чуть-чуточку. Никто даже не заметит, все спят вокруг», - оправдывал он себя, хватая в темноте первые попавшиеся джинсы и натягивая свитер. Вместо себя Женька сунул под одеяло огромного зайца, подаренного ему родителями еще в первом классе, и тщательно укутал игрушку.

Убедившись, что Стас крепко спит, а тетка с папой все еще соревнуются в храпе, он даже не стал «проверять» маму и сестру. Показав удивленному коту язык, невольно вставшему ему на пороге, Женька нацепил ботинки и, схватив с вешалки куртку, стал искать шапку с перчатками. Но ни той, ни других на полке не попадалось. Женька хлопнул себя по лбу: после прихода мальчиков домой, мама схватилась за голову: даже на темной Женькиной шапке ясно виднелись следы грязи. Вспомнив, что шапка сохнет сейчас на балконе, Женька тихонько прошел туда. За ним хвостиком следовал кот.

-Отвяжись! - шикнул на него Женька.

Но котяра не отставал. Уж очень он был любопытным.

Женька так торопился, что сдернул ногой какие-то крышки банок, стоявшие на балконе. Но разглядывать, а тем более, наводить порядок времени не было. Он плотно закрыл балконную дверь и вышел в коридор.

Через минуту Женька бежал по безлюдным улицам. А через двадцать оказался возле дома Стаса Ильина. Тщательно обозрев весь двор, Женька не нашел среди машин того самого джипа и аккуратно вошел в подъезд друга. На седьмой этаж он тоже шел очень аккуратно. Но никто на пути ему не попался.

Возле квартиры Стаса мальчик остановился. Ключ от двери был у него в кармане – предусмотрительный Женька вытащил его из сумки Ильина. Но входить он почему-то не решался.

Женька с минуту послушал уже привычную ему тишину подъезда, затем прислонил ухо к двери – из квартиры не доносилось ни звука. Посмотрев  в скважину, он наткнулся на угнетающую темноту и  почувствовал, как чешутся в нетерпении руки. На свой страх и риск Женька повернул ключ в двери.

Он еще раз осмотрелся.

«Надеюсь, Люба не слышит каждый шорох», - подумал Женька. Но девочка, похоже, и не собиралась просыпаться.

Женька вошел в темную прихожую, чувствуя, как трясутся от страха поджилки.

«Зачем я это делаю? – то и дело проносилось в его светлой голове.  – Если, как мы решили, этим типам нужна была книга, тогда к чему им появляться здесь еще раз? Наверное, они сюда больше не придут»

От собственных мыслей Женьке полегчало. Он обследовал всю квартиру с фонариком, который тоже не забыл взять с собой. Включать свет в целях предосторожности Женька не решился.

Эдгар с Любой оказались правы. Беспорядок в квартире царил еще тот.  Женька аккуратно обходил «завалы», тщательно осматривая каждый угол. Никого и ничего. Особенно мальчик рассматривал наличие антикварных штучек. О существовании некоторых из них светловолосый Женька знал - Андрей Владиславович любил рассказывать о появлении любого антиквариата в этой квартире.

«Интересно, - думал Женька, - бандюги наверняка знали, когда стасовы предки сваливают за границу. Вовремя решили ребеночка пугать. Ну, ничего, мы еще покажем, кто кого»

При одном только воспоминании о бандитах у Женьки похолодело внутри, и он решил, что ловить в этой квартире ему больше нечего. Женька повернул назад и вышел в длинный коридор, но тут услышал тихий скрежет ключей в дверях. Мигом покрывшись ледяным потом, мальчик сделал шаг назад и, сам того не думая, бросился за длинные портьеры в спальне. Он и сам понимал, что место никудышное, но времени на раздумья не было. Женька боялся дышать, а из прихожей уже доносились мужские голоса. Его интуиция не подвела.

***

-Тише ты, - услышал Женька. – Мальчишка проснется.

Женька видел Серого и Клетку возле фирмы «Каллиандра», но сейчас он не мог различать их голоса. Зато был на сто процентов уверен, что в три часа ночи квартиру Ильиных могли посетить только они.

«Значит, дубликат ключей у них точно есть», - подумал мальчик.

-Чудится мне, его здесь не было после нашего прихода, - сказал другой, более низкий голос.

Женька услышал шаги. Из-за портьеры его не было видно, зато он прекрасно мог видеть происходящее.

«Специально для воришек придумано, - вспомнил Женька шутливо сказанные слова Андрея Владиславовича. – Или для того, чтобы прятаться от них».

Кто бы знал, что они окажутся пророческими.

Грабители находились сейчас в коридоре, из которого едва успел вылететь Женька, услышав поворот ключа в двери.

-Черт! – выругался один из типов. – Парня нет. Смотри, Серый, кровать пустая. Куда он мог подеваться?

-Тем лучше, - кашлянул Серый. У него был более высокий голос. – Еще раз ищем книженцию и валим отсюда.

Женька похолодел. Оставалось только надеется, что дергать шторы они не станут.

Бандиты мельком осмотрели все комнаты. Женька поежился, когда жуткое лицо Клетки смотрело прямо в его сторону.

-В спальне порядок, - сказал Клетки, выходя из комнаты. Женька тихонько выдохнул.

Бандиты решили начать обыск с гостиной. Из спальни Женька не мог слышать их разговоры, но ему было до того интересно, что он вышел из-за портьер и встал возле открытой двери. Антонов чувствовал себя так, будто попал в волчье логово.

-Надо позвонить Максу, - сказал Клетка, шурша какими-то бумагами.

-Он должен был позвонить первым. Значит, малявки там еще не появлялись, - отозвался Серый. 

Клетка шумно выдохнул.

-А вдруг этот придурочный мальчишка прячется где-нибудь здесь? – спросил он.

-Иди в… - неприлично отозвался Серый.  – Храпит у кого-нибудь из друзей и даже не подозревает, что мы задумали.

-Знаешь, у меня все равно кошки на душе скребут, - вдруг снова отозвался Клетка. – Кажется мне…

-Слушай, ты меня достал! – рявкнул Серый, не давая ему договорить. – Все нормально. Положись на Макса, уж он своего не упустит. Как он этих фирмачей, аллигаторов, выследил в том году, а? Да мы, блин, ни одним ментам не попались! А эти дебилы сейчас на том свете крылышками машут! Ха-ха! Нечего было сопротивляться! Не зря мы Макса тогда к себе позвали! Да даже Рыгалов яйца выеденного не стоит! Что скажешь, Клетка?

От этих слов у Женьки в животе все перевернулось.

Клетка засопел.

- Как у девчонки, башки деревянной, сознание вырубили? Как ее придурка мужа, алкаша несчастного, круто подставили? Где ее муженек сейчас? Вот так-то вот, в Бутырке сидит. А мы где? На воле благодатной. А со складом что получилось? – продолжал на повышенных тонах Серый. – Помнишь, как оружие брали? И что? Нам хоть кто-нибудь слово сказал?

-Мне с участковым драться пришлось, - обиженно пробурчал Клетка.

-Драться, ха! Скажи, спасибо, что не на зоне сейчас песни поешь! А то бы твоя Манечка тебе передачки таскала, в очередях бы стояла с пакетами сушеных сухарей! – Серый заржал.

-Заткнись! – прошипел Клетка.

-Прости, - заохал вдруг Серый. – Я ведь забыл, что невестушка твоя не знает ничего про темные делишки любимого!  Ну, тогда, она бы ночки уже с другим красавчиком коротала! - Серый расхохотался, но довольно быстро успокоился. – Ладно, не злись. Пошутил я. Только знай, Клетка, - серьезно произнес Серый. – Волноваться здесь незачем. Нам все с рук сходит, понял? У Макса голова светлая, я бы за его жизнь Родину продал. И тебя в том числе, ясно? – по всей видимости, Серый грубо схватил Клетку. – Нечего каркать, понял? 

Клетка захрипел.

-Понял, - еле слышно ответил тот.

Серый отпустил его.

-Ежели кто с Максом чего сотворит, я ему башку отрублю, - в никуда сказал Серый. – Все, нечего выпендриваться, работать давай.

Бандиты обыскали всю гостиную и двинулись в кухню.

Женька тем временем быстро рванул за портьеры. Его мысли летали со скоростью света. Он понял, что с этими типами шутки плохи, это действительно настоящие бандиты, способные, недолго думая, достать пистолет и выстрелить. И в скором времени они зайдут в спальню, где примутся искать антикварную книжку. Очень не хотелось Женьке встречаться с ними нос к носу. Но Антонов не успел ничего предпринять: они прошли мимо спальни, направляясь в комнату Стаса. Женьке было очень страшно, но Серый с Клеткой вновь затеяли разговор, и светловолосый мальчик весь обратился в слух.

-Дети знают о нас, - сказал Серый. – Я даже не сомневаюсь в этом.

-Почему? – боязливо переспросил Клетка.

-Потеря книги – их работа, и про Таежный они откуда-то узнали… - Серый вздохнул. – Вот только понять бы нам – откуда…

-А сколько всего детей? – тихо спросил Клетка.

-Если бы я знал, - мрачно ответил другой. – Все, дорогой, вопросы задашь Максу. А пока уходим отсюда, нет здесь книжки.

-Эй, мы еще спальню не осмотрели, - напомнил Клетка.

-Не такой уж дурак этот мальчишка, чтобы книженцию дома оставлять. Не надо светиться лишний раз, уходим, - твердо повторил Серый. – Свет не забудь погасить.

Только через три минуты после того, как хлопнула входная дверь, Женька осторожно вышел из-за портьеры. Эх, жаль, что сейчас три часа ночи, ему так хотелось рассказать все ребятам!

В полном безлюдье мальчик бежал по темным улицам города, но здесь он чувствовал себя гораздо уютнее.

 

Глава двадцать девятая.

Несчастный Тишка.

 

В девять утра Женьку растолкал Стас.

-Ты че, дурак? – поморщившись, Антонов лениво дотянулся рукой до карманных часов, лежавших на столе.

-Твоя мама позвала всех завтракать, я тебя решил разбудить, - пожал плечами Стас, возвышаясь, как гора, над другом.

Женька простонал.

-Ну, шел бы, сам ел. Рань такая… - он широко зевнул и потянулся на матраце.

-Мы вчера в десять спать легли! – возмутился Стасик. – Нам скоро дежурить, забыл?

-Черт! Так бы сразу и сказал! – Женька взвинтился и в одну секунду натянул на себя футболку и джинсы. Схватив расческу, он попробовал причесаться, что было совершенно необязательно. Бурная Женькина шевелюра была очень непослушной: волосы то и дело торчали в разные стороны.

Завтрак необычайно понравился Стасу. Впрочем, сам Ильин по душе пришелся тете Гале, недавно приехавшей из Оренбурга. Она увидела Стаса в первый раз и сказала, как хорошо, что у «Женечки такие замечательные друзья».

-Ты очень похож на наших Оренбургских пацанов, - во все тридцать два зуба улыбнулась тетка. – Такой же красавчик, - и расхохоталась. От этого смеха у Женьки звенело в голове.

-Женечка, ешь блинчики! Сама пекла, – прощебетала тетя Галя и дружески похлопала племянника по плечу. Женька закашлялся – он подавился чаем.

Маленькая  Аленка – Женькина пятилетняя сестричка – аккуратно намазывала на блин абрикосовый джем. Сколько раз Стас ее видел, столько раз и поражался, насколько она хорошенькая. Белокурые кудрявые волосы обрамляли ее нежное, персикового цвета лицо, голубые глазки ясно сияли.

Женькин папа – Игорь Сергеевич - неотрывно читал газету. Так опять написали про повышение цен на недвижимость, что его очень расстроило. Недавно жена уговорила его купить загородный домик.

Мама Женьки собрала со стола тарелки и поставила их в раковину.

-Пойду, принесу клюкву с балкона, морс сварю, - сказала она и вышла из кухни.

-Так чем ты, Стасик, говоришь, увлекаешься? – наклонилась к мальчику тетя Галя.

Стас открыл было рот, чтобы ответить, но вдруг раздался истошный крик. С балкона орала Женькина мама.

  -Инесса! – только и смог выкрикнуть Игорь Сергеевич. Он уже мчался через всю квартиру на лоджию.

Следом выскочили из-за стола остальные.

Инесса Григорьевна стояла на балконе, крепко прижав к губам ладонь левой руки, а правой указывала на шкаф, стоявший в углу.

Первым заглянул в него Женькин папа, и его брови поползли вверх. Затем заглянула тетка, после – Женька и Стас. Аленка пролезла между Женькиными ногами, встала на ножки и зажала рот то ли от смеха, то ли от страха. Вдруг взор Игоря Сергеевича упал на тазы с краской (Инесса Григорьевна была художницей), стоявшие на полу. Они всегда были плотно прикрыты крышкой, но сейчас одна из крышек лежала рядом. Возле тазика растеклась уже порядком подмерзшая синяя лужица, и весь балкон был уляпан ярко-синими следами кошачьих лап. Женькин папа мигом все понял, обнял хлопавшую глазами жену и неожиданно громко рассмеялся.

На третьей полке шкафа лежал, дрожа от холода, кот Тишка. Цвет его шкурки напоминал сейчас гладь Средиземного моря, на котором отдыхала прошлым летом семья Антоновых.  Более того, кот жутко замерз. По всей видимости, пролежал здесь не один час.

-Хорошо, хоть морозы спали, - только и смогла промолвить тетка.

-Что ты смеешься? – воскликнула Инесса Григорьевна, обращаясь к Женькиному папе. – Что с котом произошло? Боже, моя краска! Я половину пятницы потратила на палитру, только чтобы найти этот дурацкий цвет!

-Ну, не волнуйся дорогая, - произнес Игорь Сергеевич. – Там ее осталось достаточно.

 Кот еле поднялся. Все-таки он очень замерз. Женька протянул руки и вытащил животное из шкафа. Мальчик прижал дрожащее тельце к себе. Кажется, он начинал понимать, кто виноват в этой истории.

-Надо срочно отмыть Тишку, - Инесса Григорьевна взяла его из рук Женьки. – Если краска успела застыть, сколько же времени бедняжка провел на балконе? – она внимательно посмотрела на сына.

Женька пожал плечами. «Попался», - пронеслось в его голове.

Конечно, это крышка с таза слетела ночью, когда Женька искал на балконе шапку. А Тишка, следовавший за ним по пятам, поплатился за свою любопытность: Женька нечаянно закрыл его на балконе… В три часа ночи! И он до утра куковал на морозе один! Недаром кот забрался в шкаф, как-никак, там теплее.

-Несите его в горячую воду, чтобы он не заболел, - сказала тетя Галя. – А я ему теплого молока дам. Уж положитесь на меня, я котов лечить умею.

Здесь тетка была права. За всю сорокавосьмилетнюю жизнь у нее жил седьмой по счету кот.

-Мне тоже интересно, - почесал в затылке папа. – Как кот отодвинул крышку с таза? А главное, зачем?

-А как кот вообще очутился на балконе, тебе неинтересно? – спросила жена, неся кота в ванную комнату.

-Ясное дело, кто-то вчера или сегодня заходил на балкон. То есть ты, - невозмутимо ответил Игорь Сергеевич, садясь на диван в гостиной и включая телевизор.

-Я? – возмутилась Инесса Григорьевна. – К твоему сведению, я там не была со вчерашнего вечера!

-Вот, пожалуйста! – ухмыльнулся Игорь Сергеевич.

-Но со мной кота не было! – Женькина мама сердито встала в дверях. В ванной включили воду – тетка замачивала Тишку. Тот не издал ни единого визга: то ли физически не мог, то ли морально не хотел. Зато кричала Аленка, ласково успокаивая кота.

-Тогда кто его утащил на балкон? – поднял брови вверх ее муж. – Может быть, я?

-А почему бы и нет? – уперла руки в бока Инесса Григорьевна. – Ты вчера заходил туда, чтобы…

-…взять плоскогубцы и починить твой ненаглядный кухонный шкафчик, - договорил за нее Игорь Сергеевич. – Шкаф был сделан, но котяра в то время лежал на табуретке и смотрел, как я его ремонтирую. Остаешься только ты!

-Тогда может, твой сын запихнул на балкон Тишку? – Женькина мама уставилась на папу. – Женька, признавайся! – прикрикнула она на сына, даже не повернув головы в его сторону.

-Нечего во всем подозревать ребенка! – не дал раскрыть мальчику рта отец. – Между прочим, он и твой сын тоже! У нас еще есть Аленка и Галя.

-Дочери всего пять, а твоя Галя прожила с котами всю свою сознательную и несознательную жизнь! – вскричала Инесса Григорьевна. – А то, что это мой сын тоже, я прекрасно знаю! А еще лучше я знаю, как он с детства творит чудеса, только его и можно подозревать! Вспомни, как он вырвал розетку в пятом классе и чуть не сжег кабинет химии в восьмом! Когда машину стиральную сломал, потому что вместо порошка машинное масло вылил! А когда они летом в деревне с близнецами Харламовыми корову потеряли! Чужую корову! Помнишь?

-Прекрасно! – вскочил с дивана глава семейства. – Корову надо было обязательно вспомнить! Да она принадлежала этим придуркам-соседям! Я бы ее не только потерял, но и специально, куда подальше отвел!

-Как ты смеешь так говорить при сыне! – всплеснула руками Инесса Григорьевна.

Женька со Стасом как вкопанные стояли в коридоре.

-Пошли в мою комнату, - шепнул другу Антонов. Стас был рад – ему было очень неудобно становиться свидетелем семейной ссоры.

-Подожди, сын, - услышал его папа. – Надо до конца разобраться в этой истории.

-Знаешь что, дорогой… - вновь вскипела Женькина мама.

-Мам-пап, да это я случайно впустил кота ночью, - встрял Женька. Он не хотел признаваться, но семейные баталии нравились ему меньше.

 -Ты совершенно перестал заботиться о семье, тебя интересует только все, что касается работы и…

-Да! Я зарабатываю деньги! – кричал Игорь Сергеевич. – Работаю как вол, а ты не ценишь этого! Зато тратить вы все готовы!

-Пап, это я…

-… не желаешь обращать внимание на ребенка, тебе все равно, чем он занимается после школы!

-Я всего лишь хочу понять, что в этом доме от меня требуют!

-У нас двое детей, ты не понимаешь, как мне тяжело с ними! Вспомни, когда ты последний раз отводил Алену в детсад?

- Твой сын прекрасно справляется с этим!

-Пап, я...

-Подожди, Жень...  Знаю, что у тебя прекрасно получается быть нянькой, но я не хочу больше слушать от воспитательницы вопли, что ты не одеваешь на сестру зимой шапку!

-Это было всего один раз, моя дорогая! Твоя воспитательница – просто дура!

-Пап, я открыл сегодня ночью балконную дверь, и кот вошел туда! – выкрикнул Женька.

Родители замолчали.

-Так… - растерялся отец.

-Зачем ты это сделал? – в бессилье опустилась на диван мама.

-Проснулся ночью, попил воды и решил посмотреть, холодно ли на улице. Вот и открыл лоджию,- лихо врал Женька. – Тишка следом вошел,  я его не заметил и закрыл дверь. Зато шапку с веревки снял. – Это он так, на всякий случай, чтобы потом проблем не было.

-Какую шапку? – вздохнул папа.

-Мама вчера постирала ее.

-А, - только и смогла произнести Инесса Григорьевна.

-Собственно, где ты  успел запачкать свою шапку? – протер усталые глаза Игорь Сергеевич.

-Гулял, - пожал плечами Женька. – Упал в самую грязь. Кстати, - он посмотрел на часы. – Нам пора бежать.

Родители даже не спросили, куда.

Уже на улице, когда ребята шли в заброшенный двор, Стас поинтересовался у Женьки.

-На фига ты кота на балкон утащил? Я ведь понял, что ты врешь предкам.

Женька вытянул из кармана сигарету и, закурив, ответил:

-С Тишкой, на самом деле, все так произошло. А вот насчет шапки…, - он вздохнул, словно готовился к важному разговору. -  Я ночью в твою квартиру, Стасик, бегал, - нехотя ответил Женька. Он был неплохим актером.

Стас даже остановился. У него задергалась челюсть.

-К-как?

Женька вытер рукавом нос и пнул носком ботинка кусок снега.

-Туда бандиты приперлись…

Ильин глубоко вдохнул воздух.

-Женька, тебе чего, кошмар снился? – Стас никак не мог поверить.

Друг досадно махнул рукой.

- Что с тебя взять! Арсюшке потом расскажу.

-Подожди! – взмолился Стас. – Я тоже хочу услышать! Просто сгораю от нетерпения.

Женька посмотрел на часы: было уже пять минут одиннадцатого.

-Мы опаздываем, потом расскажу,- Антонов нахмурился, не глядя на Стаса. Но он прям-таки видел удрученное, вытянувшееся лицо мальчика перед собой.

-В заброшенном дворе? Не боишься, что кто-то услышит? – схитрил Стасик.

-Арсюшке тоже надо знать, - улыбнулся Женька. – Собственно мы уже и пришли. Стоп, Стас, сейчас надо очень аккуратно, особенно тебе. Слышал бы ты… - Женька резко умолк. Зачем пугать и так встревоженного не на шутку друга?

-Что-что? – запрыгал в нетерпении Ильин.

Женька прижал палец к губам.

-Нас никто не должен слышать. Где Арсюха?

-Мне-то откуда знать?

Арсюшка пришел через две минуты. Ребята дежурили в заброшенном дворе довольно долго, несколько раз по очереди заходили в дом, но никто до обеда во дворе не появился.

 

Глава тридцатая.

Таня приходит на помощь.

 

Эдгар топтался возле Таниного подъезда уже минут десять. Но девочки все не было. Впрочем, чего он хотел: они договорились встретиться без пятнадцати десять, а мальчик пришел на целых двадцать минут раньше.

Но пунктуальная Таня подошла вовремя. В легкой белоснежной шубке, красной шапочке, шарфике и пушистых перчатках. Ее кудрявые волосы обрамляли красивое личико, и Эдгару было нелегко подавить в себе желание поцеловать девушку.

Он думал принести ей цветы. Но как-то странно было находить бандитские жучки с букетом роз.

Всю дорогу до квартиры Таня объясняла Эдгару о разных типах аудиопрослушивающих средств и скрытых видеокамер. Он слушал ее вполуха: Разумовский видел перед глазами пышную свадьбу, на которой главными действующими лицами являлись, вне сомнения, Таня и Эдгар. Вокруг горы цветов, красивая музыка, родители, друзья, родственники…
«Дорогие Татьяна и Эдгар! В этот торжественный день…».

Вообще-то Эдгару никогда не хотелось жениться, с чего тогда он…

-Эй, мечтатель! Ты меня слушаешь? – прервал его звонкий девичий голос. Таня почти смеялась. – Дом номер 8, вот он. Так какой подъезд говоришь?

Эдгар действительно отвлекся. «А я думал, о свадьбах размышляют только девчонки», - подумалось Эдгару, и он даже немножко покраснел.

Ребята аккуратно поднялись на седьмой этаж.

-У них всегда так тихо в подъезде? – спросила Таня.

Эдгар кивнул.

-Звукоизоляция.

-Ты имеешь в виду, снижение уровня шума, проникающего в помещения извне? Интересно, сколько же здесь децибел?

-Думаю, достаточно для того, чтобы изо всех сил напрягать слух.

Ребята улыбнулись друг другу.

-Как твой опыт? – спросил Эдгар Таню.

-Ничего, - пожала плечами девочка. Не говорить же Эдгару, что с момента его появления в классе, Танина голова даже думать не хочет о физике.

Долго прислушиваясь, ребята, наконец, открыли квартиру.

Заглянув в каждую щель, Эдгар дал себе право заговорить:

-Вещи не на своих местах лежат.

-Эта я уже поняла, - хмыкнула Татьяна.

-Я имею в виду, не так, как они лежали. По всей видимости, здесь кто-то был после нас с Лю… После нас, - твердо повторил Эдгар. Про Любу Тане знать необязательно. Хотя, вполне возможно, скоро она с ней познакомится.

Таня подняла брови:

-Прошла всего лишь ночь. Ладно, в конце концов, меня позвали сюда искать… - девочка причмокнула. – Не будем распространяться.

Эдгар уже понял, что зря они затеяли этот разговор. Если в квартире бандитов не нашлось, то, вполне возможно, они сидят дома и прослушивают их. А это мальчику никак не улыбалось.

Внезапно зазвонил телефон. Женька.

-Выходи на лестничную клетку, а лучше на улицу, - сказала Таня, стоя на табуретке с какими-то чудными приборами.

 Эдгар подивился, откуда только у Тани нашлись «антижучки» и обнаружители видеокамер, но молча закрыл за собой дверь и постучался в соседнюю квартиру. Девочка открыла тут же. Она уже давно не спала и радушно пригласила Эдгара в квартиру.

-Алло, - усаживаясь на стул, Разумовский ответил на Женькин вызов.

-Ты ведь еще самого важного не знаешь! – приглушенно воскликнул  Женькин голос. – Чего скидываешь? Занят? - Антонов говорил как будто из-под земли. Эдгар плотно прижал трубку к уху.

-Все хорошо, - успокоил его Разумовский. – Таня с жучками копается, я к Любе зашел.

Женька поведал обо всех ночных приключениях.

-Ого, да ты герой! – сказал Эдгар. – Люба, стоя рядом с Эдгаром, тоже вполовину услышала рассказ, но она обеспокоилась.

-Вот дурак! – в сердцах сказала девочка. – А если бы он попался?

Женька, услышав Любины слова, рассмеялся.

-Они прошли мимо твоей квартиры, а ты спала, как убитая.

Люба покачала головой.

-Зато теперь я понял, почему вещи лежат не на своих местах, - улыбнулся своей красивой улыбкой Эдгар. – А на портьеры мы когда-нибудь повесим памятный знак: здесь был Женька.

-Хоть бы раз эти бандюги рассказали свой план! – топнул ногой Стасик, стоявший рядом с Женькой и Арсением. Арсюшка прыгал: он не очень тепло оделся и теперь замерз. Ребята немного отошли от заброшенного двора: мало ли их услышат. Теперь, после того, как бандиты их вычислили, приходилось конспирироваться.

-Мне почему-то кажется, там нет жучков, иначе, зачем бы им бегать взад-вперед? – проговорил Женька. – Кстати, они ни слова про них не упоминали.

-Они и про план ни разу не сказали, - проворчал Стас.

-Да ну тебя! – отмахнулся Антонов. – Скоро мы их сами раскусим.

Ребята рассмеялись. От Женькиных слов стало легче.

-Ой, - в телефоне вновь раздался голос Эдгара. – У меня там Таня одна. Побегу.

Арсюшка еще долго издевался над словами Разумовского: «у меня Таня» и «побегу».

Ну что делать, даже нерадивая Лерка поняла: Эдгар влюблен.

 

Глава тридцать первая

Эдгар-именинник.

Нет, жучков Таня не нашла. Она тщательно проверила всю квартиру, мобильный телефон Стаса и даже ребят, но никаких прослушек не оказалось. Выследить бандитов также никто не смог. Они не появились за день ни разу. Но, как справедливо заметил Женька, воришкам тоже необходим отдых.

Все воскресенье мальчишки простояли в заброшенном дворе (Арсюшка-таки сбегал домой и надел теплый свитер), а Люба то и дело смотрела в глазок, с той минуты как разочарованные Таня и Эдгар вышли из квартиры.

Надо признать, что бандиты опять пропали: ни в понедельник, ни во вторник ребята их не видели.

-Наверное, узнали, что случилось с Максом. Серебряным, в смысле, - предположил Женька, когда они сидели в школьной столовой на большой перемене.

Было двадцать девятое января, понедельник. Последний учебный день.

-Как там Стас с Любой? – поинтересовался Арсений, отпив глоток чая из стакана.

Женька хихикнул:

-Стасик, по-моему, забыл обо всех несчастьях: у него долгов в школе выше крыши. Пока живет у меня. Только из школы бежит быстрее ветра. Чтобы бандюганы не успели словить, - Женька рассмеялся. - С  Любой вроде все в порядке.

Таня молча водила пальцем по ободку стакана. Арсюшка откинулся на спинку стула. Женька скользнул взглядом по учительнице русского языка, покупавшей в это время обед. Инелия Борисовна всегда была довольно странной женщиной, одевалась, не пойми как, и по школе давно ходили слухи, что живет она в квартире, обклеенной газетами вместо обоев, с кучей хомяков и мужем-инопланетянином.

Сегодня на учительнице красовались брючный костюм ядовито-зеленого цвета, коричневые, очень смахивающие на мужские, ботинки, а на голове была, как всегда, шабутная химия.

-Какая же она страшная! – вырвалось у Женьки. Он прикусил язык.

-Кто? – одновременно спросили Таня и Арсюша.

-Да так… - Женька решил не говорить правду.

-Инелия? – кашлянула в кулачок Таня. – Ну, как обычно…

- Какая-то она злая сегодня, - заволновался Арсюшка. – Сейчас на русском нелегко придется. – У него всегда не очень выходило с языками.

-Да ну! - отмахнулся Антонов. – Последний день! Мы, считай, в школу пришли штаны протирать.

-Ты, Женечка, в школу вот уже десять лет ходишь штаны протирать, - подстегнула его Таня.

-Зато всегда есть повод купить новые джинсы! Так-с, кто еще булочек хочет?

-Ты уже шесть съел! – ужаснулась Таня. 

-Мужчине в самом расцвете сил требуется здоровое питание, - радостно потер живот Женька.

-Это ты про булочки с джемом? – поднял одну бровь Арсюшка.

-И про пирожки с капустой, - улыбнулся Женька, пересчитывая деньги. – Я месяц назад на лекции в университете был, там сказали, что джем полезен, так как в нем содержится пектин, а он незаменим при лечебном питании. А капуста, та вообще! Это же овощ!

-Что такое пектин, поясни? – спросил Арсюшка.

-Хрень такая, которая используется для того, чтобы получилось желе. Он входит в состав...эээ...желирующего сахара. Не важно, главное – польза! Они сказали, что людям, живущим в среде, загрязненной радионуклидами, пектин просто необходим!

-В количестве пятнадцати грамм в сутки, - отчеканила Таня. – И то, если совсем запущенная твоя среда. Оптимальная доза – четыре грамма.

-Неправда! – с жаром воскликнул Женька.

-Правда, - даже не повела бровью Таня.

-Ого, мне кажется, Женька гораздо больше четырех граммов съел! – усмехнулся Арсюшка.

-И мне хо-ро-шо! – презрительно посмотрев на Таню и схватив кошелек, мальчик устремился к кассе.

-Обиделся? – проследил его путь Эдгар.

-Да ну, это он так... – махнул рукой Арсюшка и открыл рот, увидев как буфетчица кладет в Женькину тарелку булочки одну за другой.

-Пять, шесть, семь... – Эдгар пересчитал пирожки, когда Женька, жутко довольный, подошел к столу. – Нда...

-Я же на всех взял, - добродушно предложил Антонов, подвинув тарелку на середину. – Арсюха, твои любимые, с мясом, а ты, Эдгар, смотрю, только кулебяки признаешь, держи... Кстати, Таня, я тебе специально без начинки взял – ведь твои четыре грамма пектина сегодня уже перерабатываются в твоем желудке. Ты же ела булочки с повидлом. Или ты в радионуклидной среде живешь?

Ребята засмеялись.

-Ой! - передразнила мальчика Таня. – Расскажешь нам завтра, как ты, после килограмма батона с пектином ночью спал.

 -У меня уфе фсе перефарилось! – пробурчал с набитым ртом Женька.

-Ребят, - вдруг тихо сказал Эдгар. – У меня того… - он неловко улыбнулся и покраснел. – День рождения завтра…

Ребята зашумели. Арсюшка улыбнулся во весь рот.

-Класс! – прожевав, вскочил Женька и похлопал Эдгара по плечу.

Таня повела бровями. Даже ей он сказал об этом в последний момент.

-Сколько лет? – полюбопытствовал Рубинцов.

-Семнадцать. Я вас всех приглашаю. Надо бы еще Стаса с Любой позвать.

Приглашение Любы не очень-то понравилось Тане. Она была довольно ревнивой девушкой, но скрывать свои чувства Таня тоже умела.

- В пять у меня дома, - откинулся на спинку стула Эдгар. – Знаете, как добраться?

-Найдем, - с уверенностью кивнул Женька. – Пожелания в подарках будут?

-На ваш вкус, - засмеялся Разумовский. – Мне от вас любую вещь приятно получить, - и он ласково посмотрел на Таню.

Тут зазвенел звонок.

-О-па! – первым вскочил Женька, глядя как Инелия Борисовна грузно поднимается из-за стола. – Бежим, надо успеть раньше нее.

И ребята рванули на урок.

***

Эдгар долго раздумывал, что же надеть на себя. Свитер или белую рубашку? А может быть, лучше синюю? Или красную футболку?

Он готовился к дню рождению с самого утра. В голове вертелись мысли о том, чтобы ей понравится. Чтобы она ахнула при одном взгляде на красавца Эдгара. Чтобы все прошло замечательно.

Вообще Таня Маркова нравилась Разумовскому с каждым днем все больше и больше. Он давно представлял себе как они будут вместе гулять, встречать рассветы и провожать закаты вдвоем, как он повезет ее в далекий Владивосток, показывать свою малую Родину, познакомит ее с родителями… Уж им-то она точно понравится.

Эдгар пытался сломать придуманные им самим воздушные замки. Но чувства переполняли его, да и сам он понимал, что Таня к нему тоже неравнодушна. Или ему показалось?

Эдгар тяжело вздохнул и опустился на диван с джинсами в руке. На память пришел прошлый год – первая любовь и первые серьезные отношения с девушкой по имени Маша. Она была старше его на три года и именно поэтому использовала Эдгара как хотела. Он знал, что природа не обделила его красотой, и девчонки (что греха таить) не раз кидали в его сторону влюбленные взгляды, вот и Машка решила, что в качестве молодого человека лучше Эдгара ей не найти. Она появлялась с ним  на самых крутых тусовках города. Окрутила, охмурила…  А сама вечерами под предлогом «учебы» и «ой, может, завтра» зажигала с ребятами постарше.

Но все оставалось в прошлом. Эти отношения преподнесли хороший урок Эдгару, теперь он по-другому смотрел на многие вещи. И к девушкам он тоже долго присматривался, пытаясь хорошенько разобраться в каждой из тех, кто более или менее нравился ему.

Но Таня… Как-то очень быстро, внезапно зажегся огонек внутри Эдгара, с каждым разом разгораясь все сильнее и сильнее. Он понимал, что при виде девочки теряет голову, мысли разом куда-то уплывают, а сердце начинает бешено биться…

Что это?

Он влюбился?

Рано пока об этом думать. Эдгар помотал головой. Надо разобраться с историей Стаса, да и времени еще мало прошло. Он знает девочку всего пару недель.

С кухни раздавался вкусный запах жареной курицы. Дымилась на сковороде картошка. До прихода гостей оставалось сорок минут.

-Эдгар! - крикнула мама мальчика. – Поставь на стол салаты!

 Мальчик натянул футболку и выскользнул на кухню.

-Зачем ты надел это старье? – всплеснула руками Александра Борисовна при взгляде на красную кофточку сына. – Неужели нет нормальной одежды?

-Мам, не начинай, - поморщился Эдгар, запихивая в рот кусочек банана с тарелки.

-Нет, сними сию же секунду! – мама была непреклонна. В семье Разумовских строго следили за опрятностью. – Надень рубашку в клеточку, которую тебе подарила тетя Роза на прошлый Новый год.

-Ни за что, - пробурчал Эдгар с набитым ртом. – Ненавижу клетку.

Он усмехнулся, вспомнив бандита с таким же дурацким прозвищем.

-Она очень модная в этом сезоне, - напомнила Александра Борисовна, выключая плиту. – Тогда голубую футболку, ту, в полосочку. Этот цвет тебе очень идет.

-Лучше я натяну белый свитер, - улыбнулся Эдгар и умчался в комнату.

-И не вздумай надеть свои обожаемые джинсы пятилетней давности! – крикнула мама вдогонку. – Не забудь отнести салаты!

***

Первыми пришли Стас, Люба и Женька. 

-Ну, дружище, получай подарок! – воскликнул Женька с порога. – Надеюсь, мы угадали.

-Я всему рад, - рассмеялся Эдгар, пожимая мальчишкам руки и целуя Любу в щечку.  – А что это? Оооо, вот класс!

Руль для компьютерных игр был как нельзя кстати. Только утром отец подарил ему набор дисков с новейшими «гонками», в которые Эдгар уже успел влюбиться. А тут – руль! «Хорошо, что впереди каникулы - уроков нет», - подумал Разумовский.

-А вот и наши гости! – улыбнулась Александра Борисовна, входя в прихожую. – Очень рада Вас видеть, молодое поколение! Эдгар, познакомь меня со своими товарищами.

-Это Женя, мой одноклассник, а это Люба и Стас… Моя мама - Александра Борисовна, - принялся растолковывать Эдгар.

-Можете называть просто тетя Саша, - улыбнулась мама.

Люба чуть не ахнула от восхищения при взгляде на маму Эдгара. Это была очень красивая, статная, довольно молодая женщина. Длинные черные волосы обрамляли ее чистое, совсем не умудренное морщинами лицо, на котором сияли глаза и слегка улыбались губы. Ее голос был хорошо поставлен (консерватория за спиной говорила о себе), а речь была четкой и плавной. Александре Борисовне было около сорока лет, но возраст не давал о себе знать. Она сохранила прямую осанку, стройные ноги и осиную талию. На лице был легкий, отлично наложенный макияж, а ее фигуру украшала длинная юбка и бледно-красная маечка с брошкой. Все в ней было идеально: отутюженная одежда, гладко причесанные волосы, замечательная фигура, правильная речь… Более того, в квартире царил изумительный порядок – им тоже ведала она.

Эдгару в наследство достались ее глаза – карие, с оттенком зеленого, черные, как смоль волосы, высокий рост, чистота и аккуратность во всем. А еще – великолепная красота, сочетавшаяся с аристократизмом.

«Интересно посмотреть на папу», - подумалось Любе.

Словно услышав ее слова, из гостиной вышел широкоплечий, высокий мужчина в очках, с темными волосами и, на удивление, ярко-голубыми глазами.

-Здравствуйте, - приятным баритоном поздоровался он. – Меня зовут Виталий Анатольевич, а вас? - Люба смотрела, как он пожимает руки ребятам и отметила про себя, что приятный голос, отличная фигура и мимика лица Эдгара должны благодарить гены его отца.

«До чего же красивая у них семья», - с восторгом подумала Люба, слегка улыбнувшись.

– Проходите в гостиную, ребята, стол уже накрыт. Я так понимаю, мы еще кого-то ждем? – обратилась Александра Борисовна  к сыну.

-Да… - почесал затылок мальчик. – Арсений и Таня скоро придут, - на последнем имени  Эдгар немножко покраснел.

-А, та самая, - иронично прошептала Александра Борисовна, пока ребята разговаривали с Виталием Анатольевичем. – Посади ее рядом с собой. И еще… Курица в духовке, картошка в кастрюле, сок и кока-кола в холодильнике.  Мы с папой сейчас уйдем, будь умницей, Эдгар!

-Да знаю я, мам…

Александра Борисовна внимательно посмотрела на сына.

-Какой ты уже взрослый стал, мой мальчик…  Вот помню совсем недавно…

-Мам, не начинай! – встрепенулся Эдгар.

-Не буду, - она ласково потрепала сына за щеку. – А друзья у тебя хорошие, это я сразу заметила. Ты держись за них, ладно?

-Ага, - Эдгар переминался с ноги на ногу, в нетерпении, когда же она уйдет на кухню. – Мам, я того… К гостям пойду, хорошо?

Александра Борисовна поцеловала сына и отпустила его в комнату.

Немного позже в квартире появился Арсюшка с огромным букетом роз для Александры Борисовны (все-таки, воспитание деда принесло плоды) и большой всемирной энциклопедией для Эдгара. Последней пришла Таня, опоздавшая на пятнадцать минут, за что искренне извинилась. «Пробки», - пробурчала девочка, хотя только ей было известно, что с раннего утра она бегала по магазинам в поисках подарка. Хотелось удивить, порадовать…

В конце концов, девочка, истратив практически все деньги, купила дорогущую мужскую косметичку для банных принадлежностей. Эдгар посещал тренажерный зал, а после него обязательно заходил в душ, вот где бы косметичка пригодилась…

Эдгар ликовал в душе. И хоть у него было уже две таких сумочки, эта была самая лучшая, потому что от души… От Тани… А искреннее вопрошение «Ну? Понравилось? Ой, хоть бы, хоть бы!» он видел в ее больших, полных надежды глазах, и от того еще больше ликовал.

Стол ломился от обилия различных вкусностей. Чего здесь только не было: мясной, овощной и крабовый салаты, запеченная в соусе рыба,  холодец, жаренная курица, картошка в сметане с луком, бутерброды с красной рыбой и икрой, соленые огурцы, ветчина, салями, сыр и оливки… В вазе томились бананы, апельсины, яблоки, груши и виноград, на столе стояли бутылки шампанского и пепси-колы, пачки ананасового и персикового сока,  а посередине этого «праздника живота» гордо возвышался кувшин с морсом.

-Я сейчас просто умру от радости, - простонал Женька, откинувшись на спинку стула, после того, как умял три тарелки еды.

-Или от обжорства, - не преминула добавить Таня.

-Ну, просто ужасно вкусно, - облизнулся Женька. - Эдгар, твоя мама - волшебница. Салаты – прелесть, курочка – восторг, я уж не говорю про морс… Наверное, ночью мне будет не заснуть – я выпил пять стаканов.

-Морс сварен по особому рецепту, - улыбнулся Эдгар своей несравненной улыбкой, передавая Арсюшке миску с «Оливье». – Маме во Владике соседка рассказала. Она в кулинарном училище преподает.

Таня в это время внимательно рассматривала гостиную Эдгара. Мебель была подобрана со вкусом и вычищена до блеска. У окна стоял горшок с цветком, слева – диван бежевого цвета, на котором они сидели, и на который Таня боялась уронить хотя бы кусочек еды. Запачкается… Справа – телевизор в углу, следом стенка. Напротив окна - музыкальный центр с кучей дисков и стеллажи с книгами.

Ни пылинки, ни соринки вокруг. Таня принялась разглядывать шкафы. На светлых полках виднелись книги: Бальзак, Дюма, Платонов, Шевченко, Блок, Карамзин… Стройными рядами стояли компакт-диски: Чайковский, Шопен, Мусоргский, Биттлз, Стинг. На полочках статуэтка длинноволосой девушки, фигурки кошек и ослят,  фотографии в рамочках. Портрет толстощекого, серьезного Эдгара в рубашечке и галстуке, вот мальчик на велосипеде, с рядом стоявшим отцом. Снимок всей семьи, сделанный на море, чуть выше - родители в ресторане, Эдгар лет тринадцати с каким-то лопоухим мальчишкой…  Таня подивилась столь явной разнице: красавец Разумовский со столь уродливым сверстником.

И вправду, мальчик был ужасно нехорош собой. Даже издалека Маркова разглядела курносый нос, близко посаженные глаза, узкое лицо, худощавую фигуру, небольшой рост. Все бы еще ничего, если бы не злость и ненависть, читавшиеся в глазах паренька, несмотря на то, что рот застыл в улыбке.  

-Эдгар, а что за парень рядом с тобой на снимке? – не удержалась Таня.

-Где? – вскинул брови Эдгар и, проследив за ее указательным пальцем, ухмыльнулся, -  братишка двоюродный, он, кстати, в Архангельске живет.

Женька хмыкнул:

-Вы не очень-то с ним похожи.

Эдгар нахмурился:

-Знаешь, я этому рад.

-Да? Почему? – тихо спросила Люба.

-Почему? – даже привстал Женька. - Такой урод... Извини, конечно, Эдгар...

-Дело не во внешности, Жень. Странный малый, мой братец, - вздохнул Эдгар, подойдя ближе к фотографии. – Старше меня на два года, но умишко у него…

-Дурной, да? – слишком радостно воскликнул неуемный Женька.

-Ну, я бы так не сказал, - уклончиво ответил Эдгар. – Скорее наоборот, хитрющий и изворотливый. Хотя, может, таким и надо быть в нашем мире… Понимаете, я считаю, надо стремится приносить окружающим пользу, так скажем, пытаться вершить историю не только для себя… Но это моя точка зрения, собственно. А Артем  всю жизнь живет для себя. Сколько пакостей наделал, жуть… С другой стороны… Видели бы вы его мамочку, - Эдгар усмехнулся. – Ей абсолютно плевать на сына. – Мой дядя  - папин брат Даниил – умер – спился, проще говоря. И тетя Марина вышла замуж за крутого бизнесменчика. Живут в самом центре, квартира у них ого-го…

С тех пор Темка совсем разбаловался. Он почти все время жил один в коммуналке – мать проводила время с новым женихом в его хоромах… Потом, правда, они Артема к себе забрали.

- Ты с ним часто видишься? – спросил Женька.

Эдгар пожал плечами:

-Однажды зашел. Отец настоял, чтобы я с родней повидался. Ничего хорошего я не нашел в той встрече. Мы посмотрели фильм, поужинали, и я отправился домой. Перебросились двумя-тремя словами.

Люба покачала головой.

-Что поделаешь... Как говорит Владимир Вольфович Жириновский: «Люблю ли я родственников? Покажите мне человека, который любит их!»

Все рассмеялись.

Когда все наелись, Женька сказал:

-Я предлагаю поиграть.

-Как всегда в «бутылочку»? – хихикнул Арсюшка. – Любимая Женькина игра?

-Ага! - подхватила Таня. – Для тех, кто не знает – он только ее и признает. Помнишь, Арсений, как мы прошлой зимой на турбазу двумя классами ездили? Учителя в столовую ужинать ушли, а Женька к нам в номер прилетел и орет: «Идем в десятую комнату, у нас куча  пустых бутылок, нельзя такой шанс упустить!»

-Точно! Еще Вика развопилась, когда Женька схитрил и сказал, будто бы она целует Кичинова, а не Катю Демидову, как планировалось! – хлопнул рукой по коленям Арсюшка.

-И в лагере то же самое было! – встрял Стас. – В первый день приезда вожатая отбой объявила, только она за порог – Женька с кровати вскочил и всех тут же в кружок собрал. Мы еще и познакомиться-то толком друг с другом не успели, а он и девчонок из соседней палаты позвал.

-Из-за этой истории мы потом неделю пол на этаже мыли, - расстроенно вздохнул Арсюшка.

-Да! Когда вожатка нас застукала, Женьке еще хватило наглости спросить: «Вы не хотите  с нами поиграть?» – добавил Стас.

Эдгар, Таня и Люба засмеялись.

Женька сидел, развалившись на стуле, и довольно улыбался.

-Вообще-то я много других игр знаю. Например, КБВСС.

-Что это? – нахмуренно спросила Таня.

-Что за аббревиатура? – поддался вперед Стас.

-На КПСС смахивает, - улыбнулась Люба.

Женька обвел всех загадочным взглядом.

-Кхм... Интереснее этой игры я больше ничего не знаю.

-Говори уже? - нетерпеливо вздохнула Люба. – Твои интриги сводят меня с ума.

-Кажется, я знаю эту игру, - подал голос Эдгар. – Кто Быстрее Выпьет Свой Стакан, что ли?

С Женькиного лица мигом сползла загадочная улыбка, обернувшись разочарованием.

-Ахаха, - засмеялся Арсюшка. – Ты сам придумал это, Женька?

-Хотел развести, да не получилось! – крикнул Стас. – Что мы бы делали без тебя, Эдгар?

-Как ты догадался? – немного обиженно спросил именинника Женька и взял в рот сразу три виноградины.

-А ты в это время вертел бокал с шампанским, вот я и подумал, - веселился Эдгар.

Девочки тоже смеялись.

-Ребята, я знаю действительно классную игру, - сказала Люба, когда смех немножко поутих. – Если вы о ней все знаете, тогда смысла играть не имеет. Называется «МПС».

-Опять аббревиатура! – взъерошил волосы Стасик.

-Ах да! Это прикольная вещь! – хлопнул по коленям Эдгар.

- У вас во Владике все такие? – исподлобья спросил Женька. – Что ни игра, то знакомая!

-Объясни правила, тогда я скажу, играла в нее или нет… - задумалась Таня.

-Если не помнишь названия, тогда не играла. Значит, правила помним только мы с Эдгаром. Отлично. Женька, выходи, ты будешь ведущим.

-Что? Почему я? – подпрыгнул от неожиданности на стуле мальчик.

-Люба решила отомстить! – засмеялся Стасик.

Люба улыбнулась:

-Не отрицаю. Но это должно быть весело. Женька, выходи за дверь и не смей подслушивать, а я пока объясню правила ребятам.

-Ничего себе! – возмутился Женька и с видом покорного заключенного поплелся за дверь. – А с чего ты взяла, что я стану подслушивать?

Ребята расхохотались.

-Я его проконтролирую, - встал со своего места Эдгар. – А то и впрямь приложит к уху стаканчик.

- МПС означает начальные буквы трех слов, - начала Люба, когда дверь за Эдгаром закрылась. – Мой Правый Сосед. Или по-другому - Моя Правая Сторона. Не важно, главное, что не левая.

Женьке мы скажем: тебе нужно отгадать, что означает слово МПС. Ответ ты сможешь найти, задавая каждому из нас вопросы разного содержания вроде: что мпс носит? Что он любит? и т.п. Тот, у кого он спрашивает, говорит про своего правого соседа. Мы обещаем говорить правду и только правду.

Скорее всего, Женька будет думать, что это человек. И совсем запутается.

-Класс! – хлопнул в ладоши Стас. - Не терпится увидеть лицо Женьки, когда он будет думать, что МПС – это моя первая сарделька!

Ребята захохотали.

-      Можно заходить! - крикнула мальчикам Люба.

-Ну-с, что я должен делать? - с гордым видом спросил Женька, когда Эдгар, улыбаясь, сел за стол.

-Тебе нужно отгадать, что такое или кто такой МПС.

-Да! - помог Любе Стас. - Задавай каждому из нас вопросы, а мы будем отвечать на них!

-Вопросы, которые помогут тебе догадаться, - добавила девочка.  

-Вы загадали одного из нас? - насмешливо спросил Женька.    

-Мммм... Возможно! - не нашлась, что ответить Люба. - Не думай об этом. Твоя задача — что та-ко-е МПС?

-Хорошо, - Женька запрыгнул на спинку кресла. - Поехали! Стасик, что МПС делал сегодня ночью?

Стас поперхнулся шампанским. Справа от него сидела Таня, и он понятия не имел, что она могла делать ночью. Уроки? Говорят, она физику любит. Или спала? Скорее всего.

-Стасик, они тебя загадали? Ты и есть МПС? - расхохотался Женька. - Видел бы ты свою рожу!  С кем ты провел ночь, а? Поделись с нами!

Любе захотелось треснуть Женьку по шее. Стас тоже разозлился.

-Слушай, умник... - начал он, но тут на помощь пришел Эдгар.

 -Люба, ты забыла сказать, что можно задавать только закрытые вопросы. То есть те, на которые следуют ответы «да-нет». Так что, Женька, давай заново.

-Без проблем. Таня, на этом..МПСе джинсы синего цвета?

Таня незаметно покосилась на Эдгара.

-Да, - ответила она.

-Арсюха, хватит лопать, МПС сидит в рубашке?

Жуя бутерброд, Арсюшка покачал головой. На Ильине красовалась ярко-синяя футболка.

-Люба... - Женька задумался. - Эдгаа...ой, вернее, МПС сидит слева от тебя?

Ребята засмеялись.

-Нет, не слева. И, кстати, это не Эдгар.

Женька поднял брови вверх.

-Спокойно! - сказал он сам себе вслух. - Я разрулю эту ситуацию.

-Считай, что уже 1-0 в нашу пользу! Мы, кстати, на деньги играем! - не смог сдержаться от комментария Стасик. Он еще обижался на Женькин вопрос.

Друг наигранно-презрительно посмотрел на него.

-А некоторых я попросил бы помолчать. Мешают справляться с заданием. Скажи мне, Эдгар, - прежде чем Стас открыл рот, быстро сказал Женька. - МПС считает себя самым умным, самым красивым, привлекательным и вообще супер-мега-звездой? Если ты ответишь «да», я пойму, что это точно Станислав Андреевич!

Люба и Арсюшка захохотали. Стас вначале надулся, но потом, понял, в чем дело и тоже засмеялся. Эдгар и Таня, переглянувшись, поддержали их громким смехом. Ведь справа от Разумовского сидел Женька.

-Ну... - протянул Эдгар, вытирая слезы от смеха. - Я отвечу - да.

-И не подумай, что речь идет обо мне! - завертелся на стуле Стас. - Раскрой глаза, Женька!

-Я? - искренне изумился Женька. - Вы загадали меня?

-Нет, - покачала головой Люба. - Спрашивай еще.

-У него есть часы на руке? - обратился к Любе Женька.

Арсюшка был в своих Q&Q, которые, не стесняясь, вылезали из-под рукавов его белой рубашки.

Люба кивнула.

-Арсюха, ты? - мигом отреагировал Женька.

-Слушай, не тупи, а? - взял реванш Стас. - Часы есть и у меня, и у Тани, и у Эдгара! Почему сразу Арсюшка?

-А тебе завидно, что ли? – ехидно улыбнулся Женька. - Люба, у МПСа часы фирмы...- он приподнял Арсюшкину руку, поднеся поближе к глазам часы. - Q&Q?

Люба снова кивнула.

-Так это Арсений? - недоумевая, посмотрел на нее Женька.

-Что такое МПС? - устало спросила Люба.

-Откуда мне знать! - возмутился Женька. - Вы придумали это дурацкое название!

-Ты должен понять принцип, Жень, - тихо сказала Таня. - А ты его пока что не понял. Задай еще вопросы.

-Принцип? Сначала говорили — понять название, теперь принцип.

-И то, и другое, - поддержал его Эдгар. - Спроси у меня тот же самый вопрос, который ты задал Любе.

-У него часы Q&Q? - машинально спросил Женька, с каждой секундой удивляясь все больше.

-Нет, - со спокойной улыбкой ответил Эдгар.

-Да ты врешь! - завопил вдруг Женька. - Обманываешь меня! Люба же сказала, что да! Такие часы носит МПС!

Арсюшка загибался от смеха.

-А спроси теперь то же самое у Любы. Какие часы у МПС? - также спокойно продолжил Эдгар.

Женька недоуменно перевел взгляд на девочку.

-Ну? Ответь на вопрос именинника, Люба?

-Снова? - стараясь сдержаться от раздирающего ее смеха, переспросила она. Я же уже говорила: да. У него часы, Q&Q.. У МПС, в смысле.

Женька почесал голову.

-Ну нельзя же быть таким тупым! - хохотал Стас. - Подумай ты хорошенько!

-А что же  я по-твоему делаю? - обиженно отозвался Женька. - Может, вы на две команды поделились, и у каждой свой МПС! Так?

-Нет! - воскликнула Люба. - Ты задавай вопросы и сам все поймешь!

Через десять минут взмокший Женька в бессилье опустился в кресло и простонал:

-Что же получается? Ваш МПС в рубашке и в футболке, в брюках, но в юбке. Он любит физику больше всего на свете, но имеет по ней твердую три, мама у него работает психологом-инженером, а еще иногда подрабатывает репетитором по финскому языку, потому что ее папа родом из Латвии! Любимое блюдо МПС — мандарины, винегрет, рыба под соусом а, кстати, рыбу он терпеть не может, что очень важно! А еще он женского и мужского пола одновременно, не говоря уж о том, что учится в трех классах сразу!

-Я умираю от смеха, - скатился со стула Стасик. - Женька, ты сумасшедший!

-Сумасшедшие вы, так как подписали меня на эту игру!- не остался в долгу Антонов.

-Сдаешься? - прищурила глаза Люба, взяв Женьку на «слабо».

-Нет, конечно! - он поднялся и пересел на стул. - Мы продолжаем наш баттл! - и развел руки так широко, что Эдгар едва успел удержать мамины статуэтки на тумбочке.

-Ладно, сделаем так, - предложила Люба. - Мы с Арсюхой поменяемся местами, а ты спроси у него, во что одет МПС: в юбку или брюки.

-В юбку, - честно признался Арсюшка, пряча глаза от настойчивого Женькиного взгляда.

-Отлично, а теперь мы пересядем обратно, - предложила Люба.

Теперь оказалось, что МПС носит брюки и совсем не может носить юбки.

-Потому что он мальчик?- спросил ведущий.

-Потому что он мальчик, - устало кивнула Люба.

-Вдумайся, Женька, - начал подсказывать Арсюшка. - М-П-С... Что это может быть?

-Миша — Паша — Сережа... - высказал предположение Женька. - Маша — Пелагея- С...Света?

-Отвлекись от имен! - скрестила на груди руки Таня. - Это начальные буквы слов.

-М...маятник, медведь, мишура, мойдодыр..ах, не имен. Тогда продолжим: мама, мох, мой, мелодия...

-Стоп! - закричали одновременно Люба и Стасик. - Повтори последнее слово!

-Мелодия? - растерянно произнес Женька.

-До этого!

-Мой...

-Правильно! - захлопала в ладоши Люба. - Дальше думай. ПС? Что это?

-П...

-Подумай, Женька, - заныл Арсюшка. - Ну, осталось-то! Сообрази, если все вокруг тебе говорили разное, что это может быть?

-П...поганки? Обожрались вы...

Арсюшка хихикнул.

-Ну, это возможно. - Нет, еще.

-Может, вначале догадаешься с буквой с? - предложил Эдгар. - Что это может быть?

Наверху кто-то с силой захлопнул дверь. Девочки испуганно вздрогнули.

-Не пугайтесь, там соседи, ремонт делают, не закончили еще.

-С... - тем временем думал Женька. - О, сосед подходит!

Все засмеялись.

-В тему они шумиху затеяли! -  Эдгар указал пальцем наверх. - Женьке помогли слово отгадать. Правильно, сосед! И еще одно осталось!

-Понял я, - внезапно грохнулся на стул Женька. - И с юбками, и с брюками. Вы все говорили про человека, который сидит справа от вас! Мой правый сосед?

-Ура! - захлопала в ладоши Люба. - Браво!

-Не говори! Женька выглядел последним идиотом!! - поддержал девочку Стас.

Ребята засмеялись.

-А вот теперь я имею полное право начистить этому гаврику уши! - крикнул Женька и в шутку набросился на Стаса.

-Предлагаю отметить Женькин подвиг шампанским! - поднял бокал Эдгар.

-Ой, а у меня ничего нет! - заволновалась Таня. - Налейте мне еще!

-Какая прекрасная фраза! - крикнул растрепанный и взлохмаченный после Женькиных нападок Стас. - Кто тебя до дома поведет, девочка? Ради тебя пятую бутылку открываем!

Таня шутку не поняла и замерла с открытым ртом.

-Кому ты веришь? - рассмеялась Люба. - Если кого и придется вести до дома, так это товарища Ильина. Мы ему такси вызовем.

-Ничего себе! - возмутился Стасик. - Между прочим, я совсем трезвый. Всего два глотка сделал, так что...

Дружно подняв бокалы за удачную игру, ребята еще долго смеялись, обменивались шутками, Женька показывал пародии на школьных учителей. Сидя в такой чудесной компании, на удобном стуле и чувствуя, как в животе уютно находят место и салаты, и сок, и горячее, Стас Ильин почти забыл обо всех бедах и несчастьях. Родители на курорте, бабушка в Иркутске, домашних животных у них нет, поэтому волноваться ему не за кого. Сам он как-нибудь справиться, сейчас он в это верил как никогда.

И лишь изредка, поглядывая в окно, за которым в темноте мелкими снежинками кружил снег, ему вспоминались прошлые ночи, жуткие сны, которые видел он теперь чуть ли не каждый день, получасовые ожидания в школьном вестибюле — Женька решил, что Стасу нельзя одному выходить на улицу, поэтому забегал за ним после своих уроков...

Иногда Стасу казалось: может, они все это придумали? Или ему все приснилось? Ведь даже смешно: за ним охотятся бандиты...

Бандиты?

Стас на секундочку прикрыл глаза и увидел себя на берегу моря. Того самого, Средиземного, на котором они с родителями отдыхали в прошлом году.

Они жили в небольшом отельчике с двумя бассейнами, теннисным кортом (в теннис он-таки выиграл папу в самый последний день их пребывания) и несколькими барами. Вечерами, когда взрослые слушали живую музыку и пили кампари в одном из ресторанчиков в глубине отеля, Стас брел на набережную. Место встречи изменить нельзя — здесь они ровно в десять виделись с девчонкой. Коренная москвичка, темноволосая, с чуть раскосыми зелеными глазами, узкой талией и тонкими пальцами — девчонка, как выяснилось, была старше Стаса на два года, и ей уже исполнилось семнадцать.

Она ему нравилась. Тихая, скромная, молчаливая, лишь стеснялась немного, когда они, примчавшись на дикий пляж, где их никто не мог видеть, начинали целоваться, жадно покусывая губы, и сдирая друг с друга одежду.

Стас рано начал встречаться с девочками. В свои пятнадцать у него был достаточный опыт, и чем дальше — тем больше девчонок ему хотелось. Он влюблялся с головой, втюривался до потери памяти, и уже не мог сдержать себя — цветы, конфеты, кафешки, поцелуи... И на второй день пассия оказывалась рядом с ним в постели. От природы не очень высокого роста, довольно щуплый, Стас покорял лица женского пола своим хорошеньким, еще детским личиком, но уже достаточно мужественными плечами, красивой фигурой, своим обаянием и юношеским задором. Он не был мужчиной — мальчишка, всего лишь мальчишка — маленький, задорный, с детскими повадками, иногда чересчур эмоциональный — Стасу никто не верил, что он уже давно живет «взрослой жизнью», рано лишившись невинности.

Вряд ли кто-то подозревал об этом из родных или школьных учителей. Впрочем, мальчику это было только на руку. Однажды их водили в клинику, где врач долго рассказывал молодым людям об отношениях между мальчиками и девочками. Стас скучал. Ему давно были известны все картинки, слова и комментарии врача. Он практиковался, в отличие от своих одноклассников, которые слушали с открытым ртом.

Наверное, он поступал неправильно. Говорят, рано «взрослеть» плохо. Но мальчик не понимал, как быть, когда душа и весь организм требуют сладких губ, запаха молодого девичьего тела, ласк и объятий.

Но в последнее время что-то странное происходило со Стасом Ильиным. Обычно его влюбленность длилась не дольше недели. Девчонки надоедали ему очень быстро, одна сменялась другой...

Они только кажутся разными. Внешне. А на деле все одинаковые — глупые пустышки, не умеющие думать. Но Люба... Стас приоткрыл глаза и посмотрел на компанию. Ребята веселились, громко хохотали. Женька, раскрасневшийся, взъерошенный, в мокрой футболке, прыгал с бутылкой шампанского в руке. Эдгар сидел, практически незаметно прислонившись плечом к Тане. Тааак, а там, похоже, любовь намечается.

Смеялся Арсюшка. Он уже расстегнул ворот белой рубашки, откинулся на спинку стула. Хохотала Люба, потряхивая кудряшками — спасибо старым верным бигудям. Стас залюбовался девочкой. Почему он раньше не замечал ее красоты, грациозности, проницательного ума? Ведь они дружат с самого детства...

Арсюшка опрокинул стакан морса, и Женька трагическим голосом начал читать прощальную речь разбитому стеклу.

Эдгар вскочил, чтобы сбегать за тряпкой, но его опередили девочки.

-Мы сами все уберем, - деловито распорядилась Татьяна. - А ты сиди, кто у нас именинник?

-Ребят, - вдруг подал голос Стас, когда стол был вытерт, и все немного успокоились. – А завтра же Новый год!

-Гениально, мой друг! – воскликнул Женька. – Кто-нибудь еще слышал об этом?

Вновь послышался громкий хохот.

-Да ну тебя! - отмахнулся Стасик. – Я чего сказать-то хотел… Давайте у меня отпразднуем! Предки в отъезде, квартира пустая…

-А что? Я - за! – первым воскликнул Женька.

-Ты всегда за, Женечка, - не преминула съязвить Таня. – Хотя… Пожалуй, я тоже соглашусь, - и она посмотрела на Разумовского.

-И я! - быстро добавил Эдгар.

- Не знаю… - сомневалась Люба. – Отпустят ли меня родители…

-Отпустят! – кивнул Стас. – Ты же в соседней квартире будешь. Если что, я с ними поговорю.

-С другой стороны, опасно у тебя отмечать, Стас.

Мальчик нахмурился.

-Вдруг бандиты придут к тебе в квартиру в Новогоднюю ночь? – внезапно сообразил Женька.

-В Новогоднюю ночь? – рассмеялся Стасик. – Да ну…

-Как же я могла забыть! – хлопнула себя по лбу Люба. – Мои родители празднуют на даче у друзей, значит…

-Значит, мы отмечаем Новый год у тебя в квартире! – хлопнул в ладоши Женька.

-Именно! – поддержала Люба. – Если что, мы будем близко и сможем понаблюдать за квартирой Ильиных.

Все разулыбались, кроме Арсюшки.

-А что ты молчишь, Арсений? – посмотрел на мальчика Разумовский.

Арсюшка не знал, что ответить. Он был уверен, что мама пойдет праздновать к подруге, поэтому уже готовился отмечать Новый год с Юлей…

Вдвоем. Только он и Юля.

При мысли о девочке, Арсюшку опять охватила приятная и в то же время мучительная боль, разлившаяся по всему телу. Он вспомнил дурманящий запах ее тела, и от восторга закружилась голова.

-Эй… - тихонько позвал Эдгар, глядя, как медленно закрылись глаза Арсюши. – Ты хорошо себя чувствуешь?

-Просто отлично, - мигом все понял Женька. – Давай, Арсений, спустись на землю: да или нет?

-Я… - смутился мальчик. А вдруг понадобится ребятам его помощь? – Можно я с девушкой приду? – робко спросил он, чувствуя, как пылают уши.

-Приходи, - кивнула Люба.

-Класс! - потер руки Женька. – Праздник пройдет на славу!

Люба все это время неотрывно следила за Стасом, и никак не решалась задать так сильно волнующий ее вопрос. Но на помощь, как всегда, пришел неутомимый Женька:

-Ну, а ты-то, Стасик, - мальчик прищурился.  – Один будешь или с гаремом? – он хохотнул.

-Один, - Стас зло посмотрел на него.

Девочка ощутила, как бешено колотится ее маленькое сердце. Она и не знала, что в него влезает столько чувств, сколько она испытывала сейчас.

Глава тридцать вторая.

Новогодний утренник.

 

Они нежно вальсировали, слегка сбиваясь, то и дело наступая друг другу на ноги, но, обнявшись, тут же расставались, и уже поодиночке или с другим партнером проносились дальше. Они непринужденно крутились в волнующем ритме – казалось бы, сам танец, преисполненный силой воли, заставил себя нести их в своих объятиях.  Той легкости и нежности, с которой они выступали, мог бы позавидовать любой чемпион танцевального спорта, а они даже не стремились к наградам… Кружась в темпе невиданного доселе вальса, они слишком скоро исчезали, но ни грусти, ни тоски по несостоявшимся спортсменам никто не испытывал. Скорее наоборот, эти божественные танцы и исчезавшие партнеры приносили только радость окружающим…   

Снежинки… На город плавно опускались снежинки, застилая свежим белым  полотном дороги, тротуары, дворы; падая на крыши домов, балконы, шапки и куртки людей, капоты и крыши автомобилей, фонари, столбы, деревья в аллеях,  скамейки в парках и скверах… Снежинки были очень красивы: белые, с изящными, причудливыми формами – они, словно модели на конкурсе «Мисс Вселенная», ослепляли собой все окружающее пространство.

Было одиннадцать утра. Арсюшка стоял у окна и видел, как открывается дверь магазина напротив его подъезда, и толпа народа, поджидавшая около дверей, вваливается внутрь. Мимо с грохотом проносились машины, сверкали всюду новогодние гирлянды, счастливые прохожие с огромными пакетами бежали, кто, куда… Мальчик почувствовал, как слегка от волнения скрутило желудок: Новый год уже совсем близко!

-Арсюша!  - мальчик обернулся. На пороге комнаты стояла мама. – С чего это ты вырядился? – удивилась она.

-Новогодний утренник в школе, - усмехнулся Арсюшка, поправляя пиджак. – Хорошо сидит? Традиция в школе, или ты забыла?

-Ну да, - хлопнула себя по лбу Лариса Викторовна. – Одного не пойму: почему обязательно тридцать первого декабря? Раньше нельзя устроить?

-Так традиция, мам… - пробурчал Арсюша, крутясь перед зеркалом. – Ой! Духами не брызнул!

В одно мгновение мальчик открыл шкаф и вытащил оттуда флакончик парфюма. Выплеснув чуть ли не половину бутылки, Арсений достал с полки мужской гель для волос и обильно смазал им волосы.

-Ну как? – испуганно, словно боясь, что она не оценит, посмотрел он на маму.

-Отлично!

Арсюша облегченно улыбнулся.

-Как окончание четверти? – спросила Лариса Викторовна, ощущая глубокое чувство стыда за то, что интересуется этим два дня спустя завершения учебы. – По биологии поставили пять?

-У меня всегда по ней твердое «отлично»! – удивился Арсюшка, перевязывая галстук.

-Да? – неуверенно переспросила мама. – А… Наверное, я имела в виду…эээ… химию!

-Может русский? – нахмурился сын. – Нет, я диктант не очень написал. Пятерки как своих ушей не видать. Кстати, дневник подпишешь потом? – он кивнул на синюю тетрадку, лежавшую на столе.

-Конечно! – бодро ответила Лариса Викторовна и подошла к шкафу с одеждой. Не терпелось показать сыну свою заботу.

-А соревнования? – попробовала еще одну попытку Лариса Викторовна. – Я знаю, что ты теперь мастер спорта, - спохватилась она. – Звание мы еще в понедельник отметили!

Арсений улыбнулся, вспомнив порядком напившегося дядю Семена – брата Ларисы Викторовны - пришедшего с женой и двумя детьми, горланивших до утра песни за кухонным столом.

-Что ты планируешь на следующий год? – не унималась мать. – Продолжишь занятия?

Арсюшка поежился. Ему надоели беспрестанные споры по поводу поступления в университет – мама хотела видеть его финансистом, а мальчик мечтал о карьере спортсмена и тренера.

-Не знаю, - тихо произнес он, выбирая наручные часы. Обе пары были очень красивы и стоили безумных денег: одну ему подарил на четырнадцатилетие дед, и эти часы имели особую ценность для мальчика – это был последний подарок любимого дедушки до его кончины.

А вторые «ходики» он купил в прошлом году сам, на честно заработанные деньги в Киеве, куда ездил на соревнования по тяжелой атлетике.

-Какие часы лучше, как ты думаешь? – спросил мальчик Ларису Викторовну, видя, что та не собирается ругаться.

-Что-то, Арсений, с тобой происходит! – улыбнувшись уголками губ, покачала головой Лариса Викторовна, перебирая в шкафу сына светлые рубашки. – Духи, гель для волос, часы… Вчера джинсы новые просил… Явно что-то не так… - будто бы разговаривая сама с собой, протянула она.

-Все прекрасно, мам, - сглотнул слюну мальчик.

-Ну, почему ты все время что-то скрываешь от меня? – внезапно резко выпрямилась Лариса Викторовна.

Арсюшка даже открыл рот от такого заявления.

-Эээ… Да я…

-Да знаю я все про твою Юлю! – в глазах матери заблестели слезы. – И про то, что вы уже чуть ли не два месяца встречаетесь, тоже знаю! Вот только рассказывают мне об этом сотрудники по работе, а не собственный сын!

-Сотрудники? – изумился Арсюшка, забыв про свою растерянность. – Им-то откуда известно?

Лариса Викторовна присела на спинку дивана.

-Дорогой мой, Вячеслав Сергеевич Соболев, отец Юлечки, - известный в городе и не только, профессор, доктор биологических наук. Он вхож во многие круги, а я, как ты знаешь, нахожусь не на последнем месте в департаменте образования, и о ваших связях только дурак не судачит.

Арсюшка почувствовал, как его обуревает гневом.

-Не слушай ты никого, мама, - старался как можно спокойнее произносить он. – Я тебе не хотел говорить, потому что знал, что ты будешь волноваться. В наших отношениях ничего плохого нет. Если хочешь знать, я люблю Юлю. Очень. И она меня тоже любит.

-Правда?

-Правда.

-Как же ты мне дорог, Арсюшка, - Лариса Викторовна изо всех сил прижала сына к себе. – И как же ты не понимаешь, глупенький, что мне важно знать о тебе все… Все, понимаешь? Но только ты молчишь, и никогда не откровенничаешь...

Арсюшка подавил тяжелый вздох, подумав, почему мама расчувствовалось именно тогда, когда ему надо бежать. До Юли идти минут десять, и еще не куплены цветы, а концерт начинается через полчаса.

-Мамочка, - как можно мягче сказал Арсюша. – Мне пора…

Укутанный в курточку заботливой рукой мамы, Арсюшка, наконец, выбежал из дома и с радостью глотнул холодный, леденящий горло воздух.

***

В школе творилось нечто невероятное: тут и там бегали дети, чей-то папа, стоя на шатающейся стремянке, весил на люстру гирлянду; держась за голову, промчался через холл Сергей Васильевич. Его пиджак напоминал полотенце, которым только что изрядно вытерлись, а волосы вымокли, словно после дождя.

Первоклашки затеяли игру: они с визгом катались по скользкому линолеуму, воображая себя великими фигуристами. Неподалеку посмеивались восьмиклассницы с размалеванными лицами – они уже были слишком взрослыми и смотрели на всех свысока.

Арсюшка очень волновался. Ведь рядом с ним шла самая прекрасная девушка на свете. Юля Соболева сегодня облачилась в белую курточку, из-под полы которой виднелось легкое платье, а на ее ногах красовались черные лаковые сапожки на высоченном каблуке.

«Хорошо, что я не коротышкой родился, - подумал Арсюшка. – А то бы у меня точно развился комплекс неполноценности».

Он то и дело одергивал куртку и расправлял стрелки на брюках. Открывая дверь и пропуская вперед Юлю, Арсюшка на секунду зажмурился от шума и гама, потрогал для верности часы на запястье и шагнул вперед.

-Мне надо туфли переодеть, - улыбнулась Юля, когда они вошли в гардероб, и присела на скамейку.

Арсюшка терпеливо ждал. Он помог девочке снять верхнюю одежду и ахнул от восхищения. Платье было еще краше, чем казалось: светло-голубое, шелковое,  с небольшим декольте, оно переливалось при свете, а на худенькой Юле смотрелось сногшибательно.

-Ты такая… такая…, - произнес Арсюшка, не в силах отвести глаза от девочки.

«Верно говорят, лучшее платье на женщине то, которое мужчине хочется поскорее снять», - усмехнулась Юля про себя.

Их губы приблизились друг к другу и слились в сладком поцелуе.

-Эй, - заорал вдруг кто-то, отчего ребята вздрогнули и отшатнулись.

-Хватит целоваться, красавцы, - улыбнулся во все тридцать два зуба Валька Кичинов. – Пора уже концерт для первоклашек начинать, а ты, Арсюха, даже костюм не надел. Слова-то помнишь?

Арсюшка кивнул. Юля улыбнулась:

-Он их изо дня в день повторял.

Ребята направились в сторону актового зала.

-Видели бы вы Антонова, чистой воды цирк, - вещал тем временем Валька. – Он зайца играет, костюм – класс! Новенький – тот вообще! Борода до полу, колпак немного порвался, Танька зашивает в гримерке. А наши Смешарики…Ха-ха!

Глядя на согнувшегося пополам от смеха Вальку, ребята тоже невольно засмеялись.

-Они… - задыхался Валька. – Они… просто что-то! Толще оригинальных смешариков раз в пятнадцать! Им Роза Васильевна, училка по музыке, костюмы из детского кружка притащила, увидите, закачаетесь!

Ребята вошли в зал.

Первым, кто попался им на глаза, был Женька. Одетый в белую рубашку и тщательно отутюженные брюки, он бегал по сцене из стороны в сторону, бесконечно повторяя одни и те же слова.  На прилизанных гелем волосах висели серо-белые заячьи уши. Сзади виднелся аккуратный пушистый хвостик. Как-то непривычно было видеть неряшливого Женьку столь опрятным и чистым.

Неподалеку от Антонова сидел на троне Кощей Бессмертный. Арсюшка подивился мастерству школьного гримера - низкорослого десятиклассника Симы Косинова.

-Одевайся скорее, - кто-то накинул на Арсюшкино плечо костюм человека-паука. Мальчик обернулся и секунду соображал, что за чудо перед ним стоит.

Артем был похож на надувной шарик. Нет, на толстый, сильно раздутый мяч для прыжков в фитнес-клубе. Вот-вот лопнет.

Это нечто круглое, во что обтянули Тему, было покрашено в серый цвет и по всему объему шара виднелись странного вида колечки.

-Ужас какой! – выдохнула Юля. – Где ты взял костюм, Артем?

-Почему ужас? – обиделся мальчик. – Я Бараша играю, Смешарика. Роза Васильевна его не нашла, так мне Симка рабочий костюм из какого-то цеха притащил и перекрасил немножко, правда, классный?

Арсюшка ничего не ответил. Он только сейчас понял, что колечки – это, оказывается, шерсть овцы.

-Интересно посмотреть на других клоунов, - пробормотала Юля и потащила Арсюшу в гримерку.

Здесь тоже было полно народу. Валька Кичинов уже успел переодеться и в образе Лосяша выглядел смешнее некуда.

-Настоящий Смешарик! – крикнул Женька. – Очень ржать хочется! – и он разразился громким хохотом.

Возле зеркала вертелся Дед Мороз. Борода из ваты, сине-белый колпак, голубая мантия, посох – все, как и должно быть. Эдгар Разумовский хорошо подготовился к выступлению. Вокруг него прыгала Таня, тщательно малюя румянами его щеки.

Арсюшка скептически посмотрел на сине-красную велюровую ткань – костюм Человека-Паука и, огородив себя ширмой, начал расстегивать рубашку.

До начала спектакля оставались считанные минуты. Неподалеку слегка раскрасневшаяся от жары Татьяна Николаевна обговаривала что-то с Розой Васильевной. Бегал с листком в руке Алик Белов, то и дело повторяя текст. Ему, как ведущему, приходилось открывать концерт.

Шумели в зале первоклашки – их уже запустили внутрь, и теперь они с любопытством поглядывали на сцену, в нетерпении ерзая на стульях.

-Где этот шут гороховый? – внезапно раздался в гримерке чей-то звучный голос.

Арсюшка выглянул из-за ширмы и обомлел. В комнату, покачиваясь на высоченных шпильках, медленно входила толстая баба, обтянутая в длинное бело-розовое одеяние с рюшечками. На ее голове переливался кокошник, из-под которого свисали две пепельно-белые косы.

-Демина? – поползли вверх брови у Татьяны Николаевны. Она даже отвлеклась от своего разговора.

-Шпильки-то зачем? – брякнула невпопад Настя, расчесывая Лерины волосы.

-Каблуки украшают женщину, - важно ответила Ирина.  А внучку Деда Мороза тем более, - цокнула языком она.

-Вот так Снегурочка, - прошептала Юля Арсюшке на ухо. – Центнер веса.

Арсений хихикнул.

 -Я повешу вашего гримера, - пробурчал огромный парень в черной куртке, входя следом за Ириной и тяжело отдуваясь. – Платья у него, блин, большего размера не нашлось. Ирка моя и так худющая, пятьдесят четвертый размер всего носит…

Арсению пришлось закашляться, чтобы не рассмеяться в полный голос.

-Ну! - гаркнула Демина. – Я, между прочим, на диете вторую неделю нахожусь. Ваще ниче не жру. Где ты, монстяра? – заорала она.

Открылась соседняя дверь, ведущая в костюмерную, и в щелку просунулся худенький мальчуган лет пятнадцати.

 -Я-я здесь, - прозаикался он.

-Этот шмокодявка и есть гример? – хрипло спросил парень у Деминой.

-Да, зая, - ласково ответила Ира.

Остальные молча наблюдали за происходящим.

Сима с испугом воззрился на Ириного путника.

-Ч-что? – спросил он.

-Платье большего размера есть? – приблизился к нему парень.

-Н-нет.

-А хде оно?

-Н-нету. Сорок восьмой самый большой был.

-Че, издеваешься? – крикнул «зая».

-Так, Снегурочка ведь… - затрясся Сима. – Она худенькая…

-Ну? – на удивление спокойно спросил парень. – Тык моя Иринка не толстая, вроде.

Сима перестал трястись. Он задумался, что бы ответить.

-Не толстая, - только и смог промолвить он.

-Тык, может, найдешь больший размер? – снова спросил парень.

-Наверное, просто не завезли еще, - решила встрять в спор Татьяна Николаевна. – Сима не виноват, он только гримирует и костюмы ищет. Реквизит покупает администрация.

Парень кивнул и сделал шаг назад.

-Ясно, - он дружески хлопнул Симу по плечу. Мальчик покачнулся, но смог удержаться на ногах.

Демина надула пузырь из жвачки и громко лопнула его.

-Кстати, это Пикер, мой парень, - заявила она, пихнув в бок парня в черной куртке.

-Очень приятно, - быстро сказала Татьяна Николаевна. – Ребята, пора уже спектакль начинать, Пикер или…эээ…

-Так и называйте, - растянулся рот до ушей у мальчика. – Я привык.

-Хорошо, я предлагаю Вам сесть в зал, следить за начальными классами. Они маленькие, не все учителя способны их унять.

-Эт я умею, - гоготнул Пикер и, поцеловав любимую в щечку, исчез за дверью.

Пикер действительно успокоил школьников. При одном его виде дети не рискнули продолжить общение друг с другом, а когда он открыл рот, перестали ерзать на стульях. В зале установилась полнейшая тишина. Концерт можно было начинать.



Комментарии

Ваш комментарий


NEO Автор произведения 04.09.2011

ну это же повесть)) будет, совсем скоро)

Laus Deo 04.09.2011

Когда же развязка?