2 0 2094

Падает - продавай. Проза: Рассказы

глава первая
ГОУ ХОУМ ФРОМ РАША, КОЗЫ ДРАНЫЕ

      Ровно в 10.00 экран монитора весело высветился приветственной надписью "На падении продавай, на подъеме покупай", а индикаторы почтовых ящиков сообщили о десятках непрочитанных писем. Справа на столе, как обычно, стояла чашка с дымящимся кофе, слева - пепельница с дымящейся сигаретой. Он не торопился читать почту, и через пять минут программа сохранения погасила экран. К этому времени перед монитором уже дымилась вторая чашка с кофе, а в пепельнице тлела очередная сигарета, - за день эта картина сменится не один десяток раз, лишь изредка пепельница будет опустошаться в стоящее под столом ведро, на коврике для мышки появятся новые пятна, а во рту сгустится вяжущая горечь, в груди - резкая боль, да еще звонок сыну (а тот опять телефон забудет зарядить) и четверостишье на тему оглушающего одиночества...
     Девушкам стихи нравятся: восторгаются, шлют виртуальные цветочки... Вот и сейчас уже, наверное, с дюжину открыток пришло. Он щелкнул мышкой и, когда экран вновь вспыхнул привычным приветствием, откинулся в кресле и, закинув руки за голову, сцепив ладони на затылке, улыбнулся очередному скучному дню. 
     Если вам не случалось торговать на бирже, то обязательно сделайте это - хотя бы для того, чтобы понаблюдать за тем, как акции, которые вы купили минуту назад, стремительно падают в цене, - и вы поймете тогда, что нет в мире более завораживающего и возбуждающего зрелища. И если, при виде такого своего позора, желание подзаработать у вас не пропадет, и, потеряв 70-80 процентов своих денег, вы через год сумеете по достоинству оценивать простую истину "на падении продавай", то очень легко вернете свои потери, - но учтите, что более неинтересного занятия вам уже не найти. Впрочем, есть много способов разбавить уныние в ожидании, пока быки с медведями борются за уровни поддержки и сопротивления: побегайте по сайтам, завяжите полезные знакомства, пообщайтесь с интересными девушками, - которые, правда, скорее всего, окажутся не такими уж и интересными, а то и вообще мужчинами, что тоже, впрочем, само по себе, занятно. 
   Какой дурак заложил в искусственный интеллект этот дурацкий алгоритм: он ведь ничего не знает, кроме вычитания... И если ему нужно отнять, он думает "один минус один", а если нужно сложить, то "один минус (минус) один", - ни умножать, ни прибавлять -  только отнимать и умеет, - все уже у всех отнял, одни пользователи остались :(((  Им 26-27 лет (а меньше и не дашь), они молоды и обаятельны, и их миллионы: для одних это просто прибежище от одиночества, для других - попытка самореализоваться, для третьих - шанс найти что-то новое, - а для всех вместе - это одно сплошное разочарование...
   Они сидят в каком-нибудь Топфейсе и ставят вашим фотографиям самые высокие оценки, - потому что у них есть иллюзия, что они счастливы и беспечны, и они хотят, чтобы все вокруг были так же счастливы и беспечны,- но одни из них уже не надеются, наконец-то, выйти замуж, а другие уже везде, где только можно, побывали и ищут новых ощущений, пытаясь скрыть разочарование, потому что забыли уже, как звучат нежные, ласковые слова, или же просто мужчину давно в глаза не видели, потому что он тоже прячется на каком-нибудь социальном сайте, жалуясь виртуальным подругам на окружающие его равнодушие и черствость. Но компьютер не обманешь: и какие бы высокие оценки вам ни ставили ваши поклонницы, он все равно округлит средний балл в меньшую сторону, - ибо знает, падонак ((, что люди несовершенны...
   Попискивание скайпа, сообщившего об очередном письме, вывело его из задумчивости. Он затушил очередную сигарету, разбудил щелчком мышки снова заснувший дисплей и открыл скайп.

- Шалом...
- Привет)), - сразу откликнулась она, и было понятно, что она поджидала его, сидя у своего компьютера на другом конце земли. 
- Как ты? - осведомился он.
- А ты?
- Ты эти свои еврейские штучки брось...
- Ладно...  а у тебя?
- Через 5 минут биржа открывается...
- Желаю удачи))
- На падении продаю
- Поняла... 
- Какая у нас разница во времени?..

     Ее карандашик что-то чирикал, но он, не дожидаясь ответа, перешел на сервер биржи. Они познакомились два дня назад, и он знал только, что она живет в Израиле, и что ее соседи тоже торгуют акциями. Почему-то вчера она больше рассказывала о своих соседях, чем о себе, - как будто ему есть какое-то дело до ее соседей. Сначала, правда, он рассказал ей о том, что много лет он работал адвокатом, занимался налогами, а теперь спекулирует на бирже. Ей сделалось так интересно: 
- Расскажи
- Это не интересно... 
- Очень интересно
  про налоги расскажи
- Да ничего интересного
  все люди уводят бабки от налогов
- Укрыватели налогов были у тебя?
- Отмывают бабло
- Так...
- Серый, черный нал...
- Понимаю...
- Оптимизация налогообложения... - Да что она там может понимать, подумалось ему тогда: - нелегальный бизнес... коррупция... не интересно
- Ты вел судебные процессы?
- Естественно, вел...
  не интересно
  надоело
  на бирже интересней
- Но риск ведь есть(((
- На бирже?
  нет
  откуда риск...
- Да, на бирже
  как? нет риска?
- Нет риска
  есть правила игры
  нельзя играть против рынка
  падает - продавай
- Вот смотри...
- Растет - покупай...
- У меня соседка есть...
- У меня тоже))
- Там пара
  не то что ты думаешь
  муж и жена
- Я ничего не думаю
- В принципе они совсем не бедные по идее
  муж больной человек
  Ханита его бывшая домработница, а теперь жена
  такое случается
  она хорошая тетка
  но больше двух минут я ее не выдерживаю
  Ханита сказала, что много и тяжело работает
  я спросила, где же?
  ты тут?
- Подожди
- ок
- Ходил кофе варить... рассказывай... прочитал
- Так вот...
- ок
- Она ответила, что на бирже...
- Кем?
- Я была удивлена и спросила, - неужели она каждый день ездит в Тель-Авив?
  на что она мне сказала, что она играет на бирже из дома
  и муж ее тоже
  они могли бы лучше жить,
  но что-то там у них не идет
- На какой бирже, смотря
- Не знаю
  или нет
  знаю
- Зависит от ликвидности
- Они через банк покупают всякие акции
- Они лузеры
- Это да
  а ты как покупаешь?
  через банк?
- На бирже
  не дружи с ними
   дружи со мной
- Хорошо
  ты мой лучший друг)))
  ты работник биржи?
- Нет
  сижу на сервере
  через терминал, короче, работаю
- Это как?
- Не вникай...
  тебе это ни к чему
  просто дружи со мной
- Хорошо
  я это уже поняла))...
   
   Что она может понимать, снова подумалось ему, но в этот момент он отвлекся, а потом и вовсе забыл про нее, и вспомнил только вечером, когда просматривал непрочитанные письма, и нашел  множество присланных ею смайликов, - наверное, долго его ждала, периодически отправляя услужливо предложенные оператором связи забавные рожицы. Ему стало неловко, - обычно он бывал деликатен со всеми, с кем вступал в переписку, - и он живо представил себе ее: маленькую хрупкую евреечку, сидящую перед компьютером, подогнув ноги и склонив лицо над столом, так что челка спадала на клавиатуру. Он знал, правда, про нее лишь то, что ее зовут Маша, и что до двадцати лет она жила в России...
   И стоило ехать в землю обетованную, чтобы нарожать там троих детей, похоронить двух мужей и теперь покорно ждать, когда мама найдет ей третьего мужа, - почему-то он представлял ее себе именно так, но таково уж свойство Интернета. Он со скоростью в несколько Кбит в секунду сближает и связывает неоправданным влечением совершенно разных, чужих и невероятно далеких друг от друга пользователей, будоража их воображение ложными, надуманными представлениями и вселяя в них ни на чем не основанное чувство личной сопричастности. Живет себе теперь в каком-нибудь Офакиме или Беэр-шеве, вздрагивает от любого шума и прячется под лестницей от ракет, которые хамасовские придурки периодически запускают из своего сектора. А с другой стороны, сегодня перед заходом солнца мама зажжет субботние свечи и прочитает благословение, а завтра папа (если не помер, конечно) совершит кидуш над бокалом вина, и кто-нибудь, - может, даже она сама, - сделает из бокала несколько глотков.
   Представив себе эту трогательную картину, он, как обычно, поймал себя на мысли, что дальше думать уже неинтересно, потому что он никак не мог взять в толк, как это можно трижды попеременно ополоснуть правую и левую руку. Он откинулся в кресле, глубоко затягиваясь очередной сигаретой, и закрыл глаза. И пусть евреи делают, что хотят, - им виднее, - лишь бы мессия не замедлил прийти.

То ли дело – американки: всем по 22 года, холеные, сисястые, и пишут одну и ту же фразу: «С вашей улыбкой солнечный свет не нужен». Гоу хоум фром раша, козы драные. Лимит доверия у вас там исчерпан, а не лимит ликвидности.
- Правильно, - это Ольга, 32 года, Архангельск, разведена, сыну 8 лет: - Нам самим мужиков не хватает))) А меня вот турки достали уже…
Так мужиков не в Интернете надо искать, Оленька, тут мужиков нет: одни пользователи. Оленька две недели с ним переписывалась, а потом пропала: не дождалась от него решительных действий… Не будешь же каждой объяснять, что ему вообще от них ничего не нужно, - просто рынки залегли в боковик, и все ждут от Бернанке третьего этапа количественного смягчения. Фантазии нужно реализовывать, Оленька (Машенька, Настенька), или хотя бы постоянно чем-то подпитывать, иначе они быстро становятся скучными, ввергая человека в уныние, если только им на смену не приходят другие фантазии. Только не надо думать, что наши влечения являются игрой воображения, - на самом деле, они – призраки, питающиеся человеческими фантазиями. Вот почему отношения в сети непостоянны и быстротечны, а увлечения столь же стремительны, сколь и легковесны.
Имитация влечения по безлимитному тарифу. Top face рулит, Фрейд отдыхает: только успевайте щелкать мышкой, давая заготовленные ответы на заготовленные вопросы. Считает ли Оксана, что женщины должны брить ноги? А Вы сами как считаете? Настя думает, что Вы чистите зубы не мерее одного раза в день, а Вы разве так не думаете? Ваша уверенность в себе все еще выше среднего? И вы по-прежнему уверены, что в Интернете можно влюбиться?
Наденька интересуется, может ли он заняться виртуальным сексом. Наденька, если ты так ставишь вопрос, то, конечно, да. Для него нет ничего невозможного: он умен, образован, стильно выглядит, абсолютно уверен в себе, всегда улыбается, часто шутит, иногда просматривает эротические журналы, хочет создать семью в течение трех ближайших лет, но считает, что предварительно надо переспать; измену никогда не простит, потому что сам не способен на предательство; не интересуется чужой национальностью и вероисповеданием, и сам в бога не верит, считая, что куда важнее, чтобы бог верил в него; не выпивает с друзьями или в одиночестве, перед тем, как к кому-нибудь приставать, - потому что в принципе не выпивает и не пристает; уверен, что женщины должны брить ноги, и что от них всегда должно хорошо пахнуть, сам принимает душ два раза в день, понимая, что всем глубоко безразлично, сколько раз он это делает, равно как и все остальное. Приоритетами для него являются шестилетний сын и собственное здоровье, поэтому занятия спортом занимают в его жизни большое место.
- Ну, ты, коза драная, раскорячься в 46 лет так же, тогда и оценивай…
- Сам ты петух драный. – Светочка (39 лет, Архангельск, хочет влюбиться, килограммов сорок лишнего веса) поставила низкую оценку его фотографии, на которой он запечатлен сидящим на шпагате. В 46 лет он впервые в жизни сел на шпагат, - после того как стали отниматься ноги, а томограф обнаружил на его позвоночнике семь грыж, - и теперь он не пытался поставить себя на место таких людей, как эта жирная Светочка, а тем более – угадать ход их мыслей. Да и стоит ли додумывать чужие мысли, если не знаешь, чем они заканчиваются: мало ли какой сумасшедший думал их до тебя?

глава вторая
ОБЛАКО ИШИМОКУ

Скайп все чирикал и чирикал, - она все отправляла и отправляла ему смайлики, - вот ведь настырная.
- Я тут…
- А куда пропал?
  мне скучно…
- Котировки изучал.
- Как дела на бирже?
- Замечательно. Каддафи совсем сошел с ума. – Написал и тут же пожалел: там, в Израиле, на происходящее у них под боком, наверняка, смотрят иначе.
Но она никак на это не отреагировала.
- А я Ханиту сегодня встретила.
  представляешь…
  она, оказывается, давно уже не торгует акциями
- А чем занимается?
  в банк работать устроилась?
- Нет))) она, оказывается, наш управдом теперь…
Он начал было писать в ответ, что теперь им ни ХАМАс, ни Каддафи не страшны, но вовремя остановился. Удалил написанное: кто знает, поймет ли она шутку? Да и шутка какая-то двусмысленная, - он и сам уже забыл, какой именно смысл в нее вкладывал, - а что он знает, собственно говоря, об этой Маше? Ее карандашик, между тем, ни на секунду не останавливался.
- Это хорошо?
  для твоих акций…
  ты много заработал денег?
- Что хорошо?
- Что Каддафи сошел с ума…
- Да он всегда был сумасшедшим
  нефть подорожала на 30 процентов
- Это хорошо?
- Если бы в Израиле была нефть
   то Ханита сейчас кусала бы локти
-  Не представляю
   Ханита полная женщина
   она в общем-то очень добродушная
   просто жизнь у них тяжелая
   ты думаешь, она зря переквалифицировалась в управдома?
-  Я ничего не думаю
    у нее своя голова на плечах
    а Каддафи завтра голову вылечат
    и нефть опять упадет
-   А как же твои акции?
-   У меня нет акций
-   Как нет?
    ты же говорил…
-   У меня есть деньги
-  … что торгуешь акциями
-   Я ими торгую
-   Объясни
-   Но у меня их нет
    покупаю и продаю
-   Ааа, поняла
-   Купил дешево
    продал дорого
    все внутри дня
-   А если не продал?
-   Все равно продаю
-   Как?
-   Дешево
    нельзя сидеть в бумагах
    вдруг завтра еще кто-нибудь сойдет с ума
-   А если никто не сойдет с ума?
-   Что ты в этом понимаешь?
    кто-то все время должен сходить с ума
-   Согласна
-   С чем?
-   Многие сходят с ума
-   А ты?
-   Бывает )))
    иногда так грустно становится, что просто с ума можно сойти (((

          Он опять представил ее: сидящую в кресле, подогнув ноги и свесив челку на клавиатуру, -трогательная картина, заставляющая учащенно биться сердца случайных людей, связанных между собой иллюзией близости. Захотелось привлечь ее к себе, убрать с лица эту чертову челку и поцеловать, но скайп не переставая чирикал, напоминая, что они не одни в эфире, что и другие пользователи находятся в сети и пишут им, пишут, пишут... У него накопилось уже более четырехсот непрочитанных сообщений: в чате спекулянты с утра торжествовали в предвкушении большого куша. Но общаться с коллегами, - среди которых, кстати говоря, не менее половины - девушки, -  ему было не интересно, да и о чем можно говорить с девушками, которые интересуются только тем, пробьет ли мамба 200-дневную скользящую, а на предложение пробить что-нибудь другое стыдливо отмалчиваются. 
---------------
(прим. мамба - ММВБ - Московская межбанковская валютная биржа, 200-дневная скользящая является одним из индикаторов индекса ММВБ)
---------------
- А ты попробуй развлечься. - Не хотелось лезть малознакомому человеку в душу: бог знает, что ей пришлось пережить.
- Как?..
а ты сам как развлекаешься?
- Надеюсь, ты не ортодоксальная иудейка?
- )))  Нет
я же почти всю жизнь в России прожила
- А где именно?
- В Ленинграде
Он попытался прикинуть, сколько ей может быть лет: двадцать пять – тридцать? Уже то хорошо, что замужем за каким-нибудь хасидом не была, - те ведь, гады, и сами не живут, и другим не дают, - да и детей, наверное, не так много.
- Можно поблудодействовать
- Это как?
- Виртуальный секс
слышала о таком?
типа я вхожу в тебя, ты входишь в меня… - Ну вот, обидел девушку, - пойди пойми, что у них на уме. Пошутить нельзя.
- Маня, ты где?
я же пошутил…

Он подождал немного и перешел на биржевой терминал – осматривать двухсотдневную скользящую. Технический анализ – это, конечно, хорошо, но только для слабонервных, и лишь при низкой волатильности. Особенно новичкам нравится с умным видом разглядывать всевозможные индикаторы и определять с их помощью, что покупать, а что продавать. Девушки потому и любят так двухсотдневную скользящую, что им сигналы нужны, - в силу физиологии, наверное, - чтобы в тренд встать. Они, видите ли, убеждены, что при помощи индикаторов можно получить четкие сигналы для входа в рынок и для выхода, - большинство, правда, при этом, вылетают с рынка со свистом, и у них на всю жизнь пропадает желание возвращаться назад, но разве это кого-нибудь остановило? И поделом: не вставай в короткие позиции, когда вокруг столько сумасшедших.  Растет – покупай, падает – продавай и снова покупай, но дешевле и не сразу, а только когда рынок нащупает дно и оттолкнется. Можно, конечно, и в бумагах падение пересидеть, - понятно же, что рано или поздно быки вынесут рынок обратно, потому что на каждого сумасшедшего есть врачи на бомбардировщиках, а еще есть китайцы, которые всегда могут в своей статистике лишний нолик пририсовать (им-то какая разница, девять процентов рост ВВП, или девяноста, - их же там полтора миллиарда), - но сколько времени уйдет впустую…
Чириканье скайпа отвлекало, он решил совсем выключить его и обнаружил новые сообщения от нее:
- Продолжай
эй))
ты куда пропал?
- Что продолжать?
- На чем остановился…
- Я же пошутил
- А куда пропал?
  я тебя потеряла
- Никуда не пропал
  котировки читал
  индикаторы смотрел
- Расскажи
- О чем?
- Как индикаторы смотрел…
  я тоже люблю все разглядывать
  интересно же…
   Какая любопытная. Она ему все больше начинала нравиться. Он закурил очередную
сигарету.
- Слышала про облако Ишимоку?
- А что это?
- Индикатор Ишимоку
- Я поняла
  что это?
- Помогает определить зарождающийся тренд
  в нем пять линий
- Почему пять?
  ладно, продолжай
- При пересечении они образуют облако
- Зачем это?
- Как зачем?
  а зачем спрашиваешь?
- Интересно ведь…
- Тренд – это когда растет или падает
- Пусть лучше растет
- А если горизонтально - рынок вошел в канал
- Когда падает, мне не очень нравится
  ой, нет
  пусть лучше горизонтально
 
 Он рассмеялся. А она забавная.

- Если цена в облаке – флэт
- А тебе как больше нравится, милый?
- Флэт – это отстой
- А что такое флэт?
- Флэт – боковик. 
  значит, рынок топчется на месте
- Делай, как ты хочешь, милый
  можешь потоптаться
- Боковик – это отстой
  на нем не заработать
- Что же делать?
- Сидим ровно, ждем пробоя
  выход из облака вверх – занимаем длинную позицию
- А мы в облаке?
- Мы в кэше
  выходим вниз – занимаем короткую позицию
- Я уже в облаках
  продолжай
  только хорошо все сделай
  лучше в короткую позицию
- Если пробиваем линию сенку, но тенкан остается во флэте
  это ложный сигнал
- Что же делать? 
- Ждем сильного сигнала
  сильный сигнал, если пересечение происходит по тренду.
- Я уже, кажется, дождалась
  продолжай
- Чем больше угол пробоя, тем сильнее сигнал 
  облако должно быть достаточно широким
- Шире некуда
  давай дальше
- Ишимоку – очень гибкий индикатор
  по нему хорошо определять ложные сигналы
- Гибкий – это хорошо
  ты уже в канале?
  эй…
  опять ушел?..
- Да я в шорт встал

     Он успел перескочить со страницы на страницу и открыл короткие позиции по акциям Татнефти.

- А тебе так удобно?
- Да что ты понимаешь
  я в Татнефть вошел
- Мне хорошо  
  продолжай
- Из-за этого Каддафи в бумаге шестипроцентный рост с утра
  вверх админы уже отключили
  теперь будет фиксация
  только ленивые шорт по Татнефти не нарезают
- Про облако продолжай
- Чем шире облако, тем слабее сигнал
- Это я знаю
- Откуда?
- Да это все знают
- С ума сойти
  умные все какие
- А тебе удобно так?
- Как?
- Продолжай, милый
  фиксируйся
  мне-то как встать?
- Ты вообще лежи
  может, и не будет пробоя...
- Как это не будет?
  зачем тогда рассказываешь?
  не мучай меня...

глава третья
ПАРИ

- Ладно, кончай прикалываться… - Он посмотрел на часы.
я побежал
- Куда? (((
- В спортзал опаздываю.
- Поняяяяяяяяяяяяяяяяятно…
а как же я??
- Тоже займись чем-нибудь.
ты прелесть
с тобой не соскучишься
- С тобой тоже ))
целую

Давно ему не было так весело. По пути в спортзал он думал о ней, представляя, как она смеется – с этой ее челкой, закрывающей лицо, тыча маленьким пальчиком в клавиатуру, - но постепенно на смену этой картине приходила другая, куда более яркая и живая (хоть и прошло почти 25 лет): как они с Танькой Зайонц сидели на верхней палубе «Кронверка», за тем же столиком, за которым сидел Олег Даль в фильме «Золотая мина», и, перегнувшись через ограждение, смотрели, как пивная бутылка ритмично, в такт приливной волне, бьется о борт их корабля. 
Они сами только что бросили ее в Неву и сначала поспорили о том, прибьет ли ее к борту, а потом (когда все же прибило, но они не могли вспомнить, кто из них о чем спорил) – захлебнется она, или и дальше будет действовать им на нервы. Танька не сводила с этой бутылки глаз, - словно от этого зависела ее дальнейшая судьба, - прикусив, от напряжения, язычок и то и дело откидывая ладонью падающую на лицо челку. Он брал ее пальцы в свои руки, грел их в ладонях (было довольно холодно) и нетпеливо подталкивал ее под столом коленкой, - в общем, всячески пытался ее приободрить: проигравший (всего-то) должен был перейти под мостом этот узенький проливчик, отделяющий Заячий остров от Петроградской стороны. Впрочем, это сейчас пацаны не вылезают из-под моста, подбирая монеты, которые бросают в воду туристы, а в те годы – он и не помнил, чтобы кто-то купался в этом месте, тем более в начале апреля. Так они сидели уже, наверное, полчаса, и он уже начал злиться, потому что бутылка никак не хотела захлебываться, а Танька никак не хотела лезть в воду, - но он-то знал, что рано или поздно начнется отлив, и тогда бутылку унесет течением, и она опять выкрутится. Бутылка все не тонула, а он уже пересказал ей почти весь фильм – с Олегом Далем в главной роли – и стал рассказывать историю баркентины «Сириус», служившей до семидесятых на Балтийском море и ставшей рестораном «Кронверк», в котором они, собственно говоря, и познакомились полгода назад. 
          Ресторан находился в трюме и был одним из самых дорогих в городе, а на палубе были небольшой бар и танцплощадка, где тусовались мажоры, фарцовщики и валютные проститутки, да еще они – студенты-юристы, филологи, географы и биологи, - в общем, некоторые из обитателей двух университетских общежитий, стоявших через дорогу, по проспекту Добролюбова 6/2 (теперь уж и дома этого нет, да и кораблика нет). А на верхней палубе стояли несколько столиков, за которыми можно было просто посидеть и выпить, заказав выпивку в баре. Или просто так зайти и посидеть, если тебя здесь знали, - а их тут еще как знали, потому что едва ли не каждую ночь они бегали сюда прямо в тапочках за добавкой. Бутылка водки у халдея стоила ночью пятнадцать рублей. В ту ночь – полгода назад -  идти за бутылкой выпало ему, - слишком уж часто он вистовал, - и тогда же, привычно сбежав по ступенькам в трюм «Кронверка», он увидел ее, и тут же забыл о том, зачем сюда пришел. Он был в трико и рваных домашних тапочках, а она – в вечернем платье, и она подошла к нему и попросила закурить. Он сказал, что оставил сигареты в общежитии, и тогда она прошла мимо него и стала подниматься на палубу, а он еще долго смотрел, разинув рот, на ее остывший след, пока не вспомнил, зачем пришел. Тогда он отдал гардеробщику деньги в обмен на бутылку водки и вышел на улицу. Она уже стояла на тротуаре и смотрела на звезды, высоко запрокинув голову, а он вдруг почувствовал робость, какой у него никогда не было раньше, и удивлялся тому, как вдруг предательски стали подгибаться ноги, когда он проходил мимо нее, и из последних сил старался не оглянуться, шаркая по асфальту своими стоптанными тапочками, а когда все же, подойдя к подъезду и взойдя на крыльцо, оглянулся, она стояла рядом и выжидательно смотрела на него снизу вверх, запрокинув голову. Помнится, открывая перед ней дверь, успел взглянуть на небо и подумать о том, что ничего этого не было бы, если бы он не стал вистовать на последнем мизере, а она, проходя мимо него в открытую дверь, напомнила, что он обещал угостить ее сигаретой, а сама еще успела подумать, что ничего этого не было бы, если бы у нее не закончились сигареты. В этом она призналась ему через неделю, когда вымазала ему своей кровью джинсы, уколов палец о шип розы, а он чуть не откусил ей за это всю руку.   
 Они встречались редко, только когда она сама приезжала к нему в общежитие, а он не знал ни ее адреса, ни номера телефона, и даже не был уверен, что это ее настоящее имя: настолько она боялась своего мужа, который был старше ее на двадцать лет. Он и не пытался у нее ничего выяснять, потому что с Танькой лучше не спорить: она и спорила-то только потому, что любила проигрывать, а потом попробуй с нее что-нибудь взять, - ей это нравилось. А ему нравилось завести ей руки за спину, крепко прижать к себе и искать губами ее рот, перебирая упавшие на лицо волосы, всегда пахнувшие лавандой.     
Он видел, что Танька пребывает в нерешительности, и поднажал, сказал, что замерз уже, и что так они могут до ледохода прождать, а она покачала головой и спросила, что будет, если она под лед провалится? Он сказал, что об этом как-то не подумал, но что-нибудь придумает обязательно, но ее, похоже, не убедил. А под деревянным мостиком, соединяющим Петропавловку с большой землей, действительно, пролив еще был скован льдом, но кое-где уже наметились полыньи, и местами вода даже проступала на поверхность, - да и большая Нева только вдоль берегов еще не полностью освободилась ото льда, но от Таньки всего можно было ожидать: она запросто могла сигануть под лед – просто ради интереса, даже если бутылку, в конце концов, унесет течением. Нужно было просто поднажать, и он сходил в бар за коктейлем для нее и еще двумя бутылками пива для себя. Она спросила, с кем это он там внизу разговаривал, и он сказал, что это знакомые проститутки. Она очень заинтересовалась и спросила, сколько они берут, и он ответил, что со своих – сотню. У нее глаза на лоб полезли, и она свесилась за борт и стала рассматривать стоявших внизу девиц, а те ей, видимо, что-то сказали, - потому что она быстро вернулась обратно, посмотрела на него несколько озадаченно и спросила, с кем из них он переспал. Он сказал, что не дурак платить сотню ни за что, ни про что, а даром ему не надо. Танька долго обдумывала его слова, а потом сказала, что сотня – слишком мало. Он засмеялся и спросил, сколько это, по ее мнению, стоит, и она заявила, что (со своих) не меньше двух сотен. Ты чего (возмутился он), совсем сдурела, тебе чего не хватает? Тогда она посмотрела ему в глаза долгим тоскливым еврейским взглядом и сказала, что пошла купаться. Он обрадовался, и они перешли через мостик на остров, и тут он, глядя на ее отчаянную решимость, вдруг пожалел, что на самом деле не все предусмотрел, и не устелил ей дорогу цветами, и стал срывать с себя на ходу одежду, зная, что сейчас первым полезет в эту студеную воду и будет крушить лед, и резать руки и ноги, разгребая его перед ней, или просто растопит его и разогреет, к чертовой матери, всю Неву вместе с Финским заливом, и пусть потом старожилы удивляются, как рано в этом году зацвела сирень. 
Вдруг отяжелевшие от выпитого пива ноги разъезжались на льду, и он в кровь разбил колени, пока она раздевалась и крутилась перед иностранцами с фотокамерами, - а потом она вдруг заявила, что замерзла. Жопой крутить перед иностранцами, видите ли, не холодно, а принципиально подойти к делу – холодно. Даже милиционер в своей будочке удивился и замер с открытым ртом, наблюдая за Танькиными манипуляциями. А посмотреть там, действительно, было на что: Танька всю жизнь занималась легкой атлетикой, - да что том говорить, если она без разбегу через него перепрыгивала,- и такой задницы он сам больше ни у кого не видел. Но вот потом они вернулись в общежитие и пошли греться в мужской душ – и там, в темноте, опустившись на грязный, скользкий пол, она принялась зализывать его раны, начав с коленей и поднимаясь все выше и выше, - а он, подставив лицо под теплые струи воды и прислушиваясь к ее прикосновениям, думал о том, что иногда все-таки имеет смысл поспорить с Танькой Зайонц.
Потом она стала приезжать все чаще, едва ли не каждый день, а он ни о чем не спрашивал, хоть и удивлялся, - понимая, что такой девушке тяжело часто блюсти супружескую верность, - а потом она сказала, что должна уехать с мужем за границу, только не сказала, что навсегда. А он и не ждал, и не пытался найти, и как-то быстро забыл, и только теперь, сидя в раздевалке и бессмысленно, вот уже около получаса, разглядывая стоящие перед ним обшарпанные кроссовки, понял, что ждал ее, оказывается, всю жизнь. Он так и не переоделся: побросал вещи в сумку и поспешил домой, зная наверняка, что будет делать дальше.
Скайп – по технический причинам – не работал, и он просто сидел и курил перед периодически гаснущим монитором,- и, когда по черному полю начинала скакать надпись «На падении продавай, на подъеме покупай», щелкал мышкой, активизируя экран, а сам все вспоминал и вспоминал, прикуривая сигарету от сигареты…

Когда скайп все же заработал, он открыл их переписку и нашел несколько веселых рожиц, адресованных ему, - сама же она находилась вне сети. Он курил и ждал, - но она так и не появилась, - и заснул, а программа сохранения сама погасила экран, и по полю пробежала надпись «На падении продавай…». В это время уже все мировые информагентства транслировали репортаж из израильского Офакима, по которому боевики «Комитетов народного сопротивления» выпустили пять российских ракет «Град». Одна из ракет попала в детский сад, еще одна – в жилой дом. Оператор, снимавший ведущиеся на развалинах дома спасательные работы, взял крупным планом залитую кровью, раздавленную инвалидную коляску.

А если б даже он и смотрел телевизор, то вряд ли связал бы этот репортаж со своей новой знакомой: он ведь не знал, что муж Ханиты – инвалид и уже много лет прикован к постели… Знал только, что они тяжело жили.


Комментарии

Ваш комментарий


Дальватор Сали Автор произведения 10.09.2011

Спасибо за внимание. Буду стараться))

Laus Deo 10.09.2011

Рады приветствовать вас на сайте "Черная лошадь"!

 Работа очень понравилась: цельная, хорошо подана, прекрасное исполнение. Спасибо,
 Автор! ждем продолжение.